«У нас нет выходных дней…»

 

27 марта 1811 года указом императора Александра I в губернских городах были сформированы воинские батальоны внутренней стражи. Они стали одной из важнейших частей правоохранительной системы государства. За 203 года войска поменяли немало названий, но их основная задача оставалась неизменной - защита государства. Накануне празднования 203-й годовщины образования внутренних войск первый заместитель министра внутренних дел России главнокомандующий внутренними войсками генерал армии Николай РОГОЖКИН встретился с корреспондентом «Красной звезды».

 

- 27 марта мы отмечаем очередную годовщину образования внутренних войск, начал генерал армии Николай Рогожкин. Нынешний, 2014 год весьма напряжённый для войск. Это работа в Северо-Кавказском регионе, обеспечение безопасности знаковых мероприятий, таких как Олимпиада и Паралимпиада в Сочи. Помимо этого, войска выполняют повседневные задачи. У нас нет выходных дней, поскольку внутренние войска это войска постоянной боевой готовности. Для нас постоянная готовность это ежедневная, ежеминутная, ежесекундная охрана важных государственных объектов, которой мы занимаемся; сопровождение литерных грузов; участие совместно с другими силовыми структурами в поддержании конституционного порядка на территории Северного Кавказа.

 

Также войска обеспечивают правопорядок на территории всей страны, охрану проводимых общественно-массовых мероприятий. Замечу, что их количество постоянно возрастает. Сегодня войска это выполняют весьма достойно и заслуживают самых высоких оценок, как от руководства государства, так и от руководства Министерства внутренних дел.

 

Войска живут насыщенной жизнью, связанной с событиями в России, развиваются и постоянно держат руку на пульсе в свете выполнения задач, которые перед ними стоят.

 

- Николай Евгеньевич, внутренние войска наряду с другими силовыми структурами участвуют в Государственной программе вооружений до 2020 года (ГПВ-2020). Расскажите о том, как проходит перевооружение в войсках.

 

- По перевооружению мы идём согласно графику и плану, нами же разработанными и утверждёнными в соответствии с ГПВ-2020. При полном финансировании тех запросов, что заложены в цифрах, мы с задачами по перевооружению справимся. Сегодня войска имеют современного вооружения более 50 процентов. Специфика наших войск такова, что всё новое и принятое на вооружение немедленно появляется в частях и соединениях. Конечно, мы не столь техноёмки, как Вооружённые Силы, у нас нет подводных лодок, межконтинентальных баллистических ракет, а то, что нам нужно, что используется войсками, с этим проблем нет. Естественно, необходимо соответствующее финансирование, просто так, на пальцах, ничего не получится.

 

Мы используем колёсную гамму машин, в том числе бронированных. Проводим свои разработки. Тесно сотрудничаем через Рособоронзаказ со всеми производителями и научными учреждениями, занимающимися изобретением, изготовлением и производством новых видов стрелкового оружия, боеприпасов к нему, а также индивидуальных средств защиты. Активно применяем у себя самые современные разработки по средствам связи, прицельным приспособлениям дневного, ночного, тепловизионного формата. Всё это используется во внутренних войсках.

 

Основная цель перевооружения и комплектования новыми образцами техники это в первую очередь защитить военнослужащих, принимающих участие в боевых действиях, и во вторую - обеспечить им комфортное с точки зрения боевого применения вооружение для выполнения своих задач. Военнослужащий должен всё видеть, всё слышать, метко и своевременно попадать в цель.

 

- В чём особенности автоматизированной системы управления (АСУ), функционирующей во внутренних войсках?

 

- Что касается внутренних войск, то автоматизированная система управления у нас создана. Она работает в полном объёме. Да, её можно совершенствовать. Где-то уже есть устаревшие образцы, мы их заменяем на новые. Что АСУ даёт? Она даёт прохождение управленческой команды кратно короче, нежели это можно сделать в обычных условиях без её использования.

 

АСУ - это не почта, не телеграф, не видеоконференцсвязь. Это средства связи, командные пункты, которые должны работать синхронно. Солдат на поле боя должен получить от командира задачу за самый минимальный промежуток времени.

 

Под АСУ на обывательском уровне понимается образ экипированного солдата XXI века, обвешанного, как ёлка, различными устройствами, но когда посылаешь военнослужащего на выполнение боевой задачи, ряд моментов приходится корректировать, иногда очень сильно. Поэтому в войсках мы определились с той системой, что нам необходима. Она работает, она позволяет нам быстро, своевременно и контролировать, и отдавать команды, и помогать нашим военнослужащим в выполнении конкретных задач.

 

А задачи внутренних войск порой непредсказуемы. Даже смоделировать ситуацию иногда очень сложно, потому что наш противник до такой степени циничен и весьма подготовлен. Этого не надо скрывать, мы не пацанам необученным противостоим на Северном Кавказе. И на все изыски этого противника мы предпринимаем свои контрмеры. И АСУ нам в этом помогает. В войсках она существует с 2002 года. Со своей системой мы входим в общую систему управления государством.

 

- Какова на сегодняшний день обстановка на Северном Кавказе? Как несут службы подразделения, дислоцированные там?

 

- Обстановка в регионе сложная, но управляемая силовыми структурами. То количество военнослужащих, которое находится там, со своими задачами справляется. Мы выполняем, в том числе и внеплановые задачи.

 

46-я отдельная бригада оперативного назначения, дислоцированная в Чеченской Республике, полностью укомплектована военнослужащими, проходящими службу по контракту. Все они достойно несут службу по планам оперативных штабов.

 

- Не могли бы вы более подробно рассказать о входящем в состав 46-й оброн 141-м специальном моторизованном полке имени Героя Российской Федерации Ахмата-Хаджи Кадырова?

 

- Подразделения 141го полка укомплектованы военнослужащими по призыву выходцами из Чеченской Республики. Изначально мы стояли перед проблемой призыва с «гражданки» тех, кто не проходил военную службу. Естественно, идёт убыль, военнослужащие увольняются, кто-то получает ранения. К сожалению, имеют место и потери. Поэтому я принял решение после согласования с министром внутренних дел о том, чтобы на базе этого полка развернуть подразделения срочной службы, можно сказать, «учебку». Мы призываем их уже в течение года, то есть двух призывов. Вскоре начнётся третий. Те, кто пожелает подписать контракт, пополняют ряды вышедших из строя военнослужащих. Но и уволившись, они впоследствии также могут быть кандидатами на поступление на службу в качестве контрактников. Как они служат? Я считаю, что достойно. Мы видели и поря док, и отношение, и желание. Могу сказать, что у нас нет в России высшего учебного заведения, где бы конкурс был выше, чем в частях 141го полка, куда идут чеченские ребята.

 

- Вы довольны этим экспериментом?

 

- Это не эксперимент. Я бы не стал так говорить. Это жизнь. Это реалии сегодняшнего времени. В целом же я удовлетворён.

 

- А как в целом комплектуются внутренние войска?

 

- С 2004 года внутренние войска начали комплектовать свои части военнослужащими контрактниками. Мы выполнили две программы  по комплектованию контрактниками четырёх отрядов специального назначения и 46й оброн, о которой мы уже говорили, а также по комплектованию сержантского состава. К 2014 году 80 процентов должностей солдат и сержантов были укомплектованы военнослужащими по контракту. Это части по охране важных государственных объектов, подразделения спецназа, оперативные и медицинские части.

 

Комплектование идёт, чего тут таить, непросто. Если первый контракт подписывают многие, то продлевает заметно меньшее количество военнослужащих. Анализ показывает, что повторный контракт заключают только 30 процентов военнослужащих. Лично мне бы хотелось довести этот процент до 60. У контрактников, помимо повышенного денежного довольствия, есть право на получение жилья и других социальных гарантий. Но, как показывает практика, этого недостаточно. Поэтому нам следует прорабатывать иные механизмы, чтобы мотивировать контрактников, и не только материально. Если офицер имеет возможность карьерного и профессионального роста, то с контрактниками эта система не работает, и, не имея в полной мере возможности самореализоваться, им психологически не легко продолжать службу и заключать новые контракты.

 

Помимо этого есть трудности и иного характера. Наши командиры, молодые офицеры не в полной мере готовы к работе с контрактниками. Качественная подготовка офицерских кадров тоже наша первоочередная задача.

 

Ещё мы сталкиваемся с географическим диссонансом. Скажем, если муж и жена служат контрактниками в 46-й оброн, то через три-четыре года они могут сами приобрести квартиру или даже дом, например в Краснодаре или Краснодарском крае. В Московском регионе это, к сожалению, не возможно.

 

- Николай Евгеньевич, перейдём к Олимпиаде и Паралимпиаде. Как вы оцениваете деятельность ваших военнослужащих на Играх в Сочи?

 

- Группировка внутренних войск, обеспечивавшая безопасность во время Олимпиады и Паралимпиады в Сочи, блестяще справилась с возлагавшимися на неё функциями. В течение года до начала Игр создавались планы, проводились рекогносцировки, решались вопросы материально-технического обеспечения.

 

Хочу сказать, что те войска, которые находились в Сочи, жили в комфортных условиях. Они были обеспечены всем необходимым, что называется, снизу доверху, в том числе полноценным питанием и экипировкой. Мы успели провести с военнослужащими ряд экскурсий по спортивным объектам. К ним выезжали концертные команды для поддержания морального духа, хотя он был далеко не слабый.

 

Могу заверить, что личный состав выполнял свои задачи с большим удовольствием, потому что причастность к такому событию, как Олимпийские игры, это универсальный мотиватор. Как-никак, событие такого планетарного масштаба, как Олимпиада, проводилось в России всего лишь во второй раз и, очевидно, пройдёт в следующий нескоро возможно, через годы и десятилетия.

 

- А с каким багажом вернулись из Сочи военнослужащие-спортсмены?

 

- Параллельно с этим наши военнослужащие принимали участие в Играх, где завоевали 10 олимпийских медалей. В составе сборной России было 43 спортсмена внутренних войск. Почти треть наград, завоёванных всей командой страны, это вклад наших атлетов.

 

- Кто же стал олимпийским чемпионом в составе команды внутренних войск?

 

- Это Александр Легков, великолепно проявивший себя в последний день Олимпиады на лыжной дистанции 50 км. «Золото» из Сочи привезли биатлонист Александр Волков и шорт-трекист Владимир Григорьев. Они победили в эстафетах.

 

- Ещё один «спортивный» вопрос. В чём вы видите приоритеты деятельности спортивного общества «Динамо», одним из руководителей которого вы являетесь?

 

- «Динамо» будет строго выполнять свои уставные требования, вернее, положения устава. Я являюсь первым заместителем председателя центрального совета «Динамо» и возглавляю московскую организацию «Динамо». Сегодня мы направляем все усилия именно на развитие массового спорта, детского спорта, прикладных видов спорта. Вы знаете, что «Динамо» сейчас это единственная спортивная общественно-государственная структура. И мы принимаем активное участие в развитии детского спорта.

 

- Сколько именно детей занимаются в «Динамо»?

 

Около 47 тысяч. Мы делаем преференции по призыву во внутренние войска молодёжи, которая готовилась в «Юном динамовце». Если ребята достигали каких-то успехов, высоких спортивных результатов, они получают шанс представлять динамовское спортивное общество в большом спорте - спорте высших достижений.

 

Что касается развития прикладных видов спорта, то это просто обязательно для того, чтобы более-менее подготовленные призывники приходили в войска и уже что-то знали и умели стрелять, бегать, прыгать, выполнять какие-то разведывательные задачи. Есть немало вариантов прикладных видов спорта, существующих параллельно с воинскими специальностями.

 

«Динамо» всегда аккумулировало в своих рядах выдающихся спортсменов от Льва Яшина до наших сегодняшних олимпийцев, блестяще выступивших на домашней Олимпиаде. Многие динамовские атлеты ковали славу отечественного спорта. Так было в советские времена, так происходит и в наше время.

 

В то же время мы не делаем акцента на профессиональные клубы по футболу, хоккею или волейболу, обращая пристальное внимание на массовый, детско-юношеский спорт. Наша деятельность, несомненно, окажет благотворное влияние на нашу молодёжь. Где-то ей не хватает организационного начала, её необходимо объединять, консолидировать в формате спортивных клубов, клубов военно-патриотического воспитания, где и будут проходить тренировки и соревнования по военно-прикладным видам спорта. У нас должно всё получиться!

 

- Вы замечаете, что в стране меняется отношение к спорту, физической культуре?

 

- Безусловно. Я непосредственно принимал участие в мероприятиях, связанных с Универсиадой2013 в Казани, и видел, как восторженно молодёжь отнеслась к этому спортивному событию. Был свидетелем Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи. И везде было заметно, что очень много молодых людей стремятся вести здоровый образ жизни и заниматься физической активностью.

 

Вы видите, что сейчас появляется во дворах. Одно время там были заброшенные и никому не нужные площадки для занятий минифутболом, хоккеем, баскетболом, но в наши дни там немало школьников, немало тех, кто в будущем наверняка захочет связать свою жизнь со служением Родине, в том числе и во внутренних войсках.

 

Раньше было большое количество пионерских лагерей, доступных большей части населения нашей страны. Родители могли за символическую плату отправить ребёнка в пионерский лагерь, и, естественно, там они занимались спортом. Это всё двигало, организовывало нашу молодёжь, систематизировало подход к единству, какой-то управляемости. Я помню отрядные линейки октябрят, пионеров, комсомольцев  люди привыкали к дисциплине. К строю, строевой дисциплине, между прочим, мы привыкали как раз в пионерском лагере, а потом уже подготовленными приходили в армию, в военные вузы. Возрастало чувство коллективизма, возрастало чувство гордости за страну. Мировоззрение молодёжи того времени было несколько отличным от мировоззрения их сегодняшних сверстников. Но думаю, что и здесь намечаются положительные сдвиги.

 

- Николай Евгеньевич, не могу не спросить о том, как осуществляется поддержка семей военнослужащих, погибших при исполнении воинского долга?

 

- 780 семей наших военнослужащих, погибших при выполнении боевых задач, находятся под особым вниманием Главного командования внутренних войск. Мы помогаем и матерям погибших, и отцам, и жёнам, и, конечно, детям. В числе первостепенных мероприятий - летний отдых членов семей военнослужащих, их трудоустройство, материальная помощь, возможность поступления детей в вузы, в том числе и в четыре института внутренних войск. Замечу, что поступают не только юноши, но и девушки. Все семьи получают достойную поддержку от нынешнего руководства как самих войск, так и МВД. Даже те, кто получил серьёзные травмы и увечья, имеют возможность продолжить службу в войсках. Такое решение принято лично мной. Они реально служат, реально стоят в строю, получают денежное довольствие. Слава богу, они находят своё место в жизни!

 

- Товарищ генерал армии, в заключение не могли бы вы поздравить через нашу газету военнослужащих внутренних войск с праздником?

 

- С большим удовольствием хочу поздравить с Днём внутренних войск весь личный состав, членов семей военнослужащих, наших ветеранов и пожелать всем здоровья, счастья, успехов. Спасибо матерям, доверившим нам своих сыновей для прохождения службы во внутренних войсках. Задачи мы выполняем сложные, но сегодня они очень нужны нашей России. С праздником!

 

Леонид ХАЙРЕМДИНОВ,