Генетика разведчика

Кто из сотрудников спецподразделений внутренних войск МВД России не знает полковника Сергея Ченчика? Пожалуй, нет такого спецназовца, кто не слышал бы эту фамилию. Первая чеченская кампания, Дагестан, вторая чеченская... Именно он стоял у истоков создания знаменитого 20-го отряда специального назначения внутренних войск МВД России. И он же, возглавляя отряд, провёл на передовой всю самую горячую пору. Интересно, что прадед его пятнадцатилетним пацаном воевал у легендарного Щорса в «гражданку», во время финской кампании получил медаль «За отвагу» и прошёл и всю Великую Отечественную, став полным кавалером орденов Славы. Героически воевал в Великой Отечественной и дед. Так не в этом ли истоки подвигов Ченчика ?

Первое его боевое столкновение произошло в самом начале командировки в Чечню, в июле 1996 года. В Бамуте бронегруппа, в которой находился Сергей Ченчик, тогда - командир войсковой оперативной группы Приволжского округа внутренних войск в ТГ-1, попала в засаду. Но не боевое крещение запомнилось офицеру в ту командировку. А то, что произошло чуть позже в августе, когда боевики праздновали «победу», а все солдаты и офицеры, мужественно выполнявшие свой долг в мятежной республике, в одночасье превратились в заложников политической ситуации.

- По служебным делам необходимо было ехать под Самашки, где стоял тогда Ульяновский оперативный полк, - вспоминает офицер. - В силу обстоятельств все ездили через Серноводск... Вот только водитель по ошибке завёз нас в сами Самашки. Мы оказались на центральной площади, где не счесть вооружённых боевиков. Ещё и рынок к тому же тут. Они на нас смотрят круглыми глазами - мы на них. Никто ещё из «федералов» в Самашках после подписания «мира» не появлялся. А тут - целый БТР. На броне нас восемь человек...

Боевики опомнились довольно быстро. Подошёл бородач, представился полевым командиром и выдал свои требования: «Слезайте и сдавайте оружие!» В это же время «волки Ичкерии», обступившие бронемашину, с улюлюканьем начали хватать наших за сапоги, пытаясь стащить людей на землю. Ченчик оставил автомат на броне и спрыгнул к «камандыру».

- Во-первых, подписано мирное соглашение, - начал он. - А во-вторых, мы же не просто так здесь оказались.

Офицер обернулся и показал рукой на одного из бойцов, который сидел в скрюченной позе, и тут же добавил более громко:

- Видите, у нас молодой солдат загибается от аппендицита. Ему необходима срочная помощь.

Боец тут же притворился больным, стараясь не переигрывать, а сидящий рядом с ним медик вскочил и стал трясти санитарной сумкой с красным крестом. Однако боевиков это ничуть не убедило, и они продолжали настаивать на «разоружении и сдаче в плен незаконно находящихся на территории суверенной республики вооруженных людей». Обстановка накалялась с каждой секундой. Тогда офицер извлекает из «разгрузки» гранату Ф-1, выдергивает чеку и мертвой хваткой берёт главного «нохчи» за рукав: «Или мы едем, или я отпускаю гранату! Оружие сдавать не будем!» Рынок, кишащий боевиками, замирает. И тут подходит пожилой чеченец в гражданском, что-то бормочет озадаченному главарю. И после говорит офицеру, держащему над головой гранату: «Командир, езжай за мной. Никто тебя здесь не тронет».

- Отпустить, думаю, главного - результат будет плачевный: все отбегут и тут же откроют огонь, - вспоминает Ченчик. - Довериться старцу?.. Но другого выхода не было. Тем более этот гражданский так убедительно говорил, да и сами боевики, по ним видно было, с большим уважением к нему отнеслись. Он не представился, а просто встал впереди БТРа и пошел. Оттолкнув боевика, я залез обратно на броню, продолжая сжимать в руке гранату. Так он нас тогда и вывел из села.

Гранату офицер выкинул в железобетонную трубу под дорогой, на полном ходу, когда уже вышли на трассу. Из соседнего подразделения наблюдали в бинокль следующую картину: несётся бронетранспортёр на всех парах, вдруг позади взрыв, а БТР как ни в чём ни бывало продолжает путь...

В конце 1998 года поступил приказ о формировании 20-го отряда специального назначения внутренних войск МВД России. И занялся этим именно Ченчик. А уже в августе отряд отправился в Дагестан под командованием своего отца-командира.

В Карамахи они выдвигались из Махачкалы колонной по горным серпантинам. Застали камнепад, оползни и сель. Земля уходила из под колёс, пытаясь забрать с собой в пропасть технику... Но отряд дошёл без единой потери, даже сломанный БТР притащили на сцепке.

1 сентября «двадцатка» была уже в точке назначения. И тут же вступила в бой. Перед штурмом Ченчик, построив спецов, дал напутствие: «Драка будет страшная. В бой идут одни старики!»

Сказал - и сразу поймал себя на мысли о киношном плагиате. Но как точно эта фраза отражала момент!

Молодёжь заартачилась и даже обиделась за такое к себе отношение. Но слово командира - закон. И поначалу в бой пошли действительно только самые опытные спецы. А в Карамахи, как известно, было очень жарко...

- Первые дни боёв показали, на что способен русский солдат, - говорит родоначальник 20-го отряда спецназначения Сергей Ченчик. - У раненого невозможно было отобрать автомат. Многие всеми правдами и неправдами скрывали ранения. Один из наших спецов-контрактников, раненный в первые же дни и отправленный в Махачкалинский госпиталь, не долечившись, сбежал с больничной койки на передовую, к сослуживцам...

Карамахи тяжело дались отряду. Подразделение потеряло тогда двоих человек и более 20 оказалось ранеными. Во время зачистки села бойцы натолкнулись на хорошо укреплённый дом, в котором засели четверо боевиков. Они заблокировались в здании, захватив восемь женщин и двенадцать детей.

Сопротивление было с их стороны ожесточённым. Во время боя погиб сержант Иванов, прикрывая отход командира группы. Его тело осталось лежать во дворе этого дома. Подобраться к нему было невозможно из-за плотного огня. Только когда боевики поняли, что сопротивление уже бессмысленно, решили сдаться: выпустили гражданских, а сами, взяв тело сержанта и открыв ворота, стали выходить. Тело бойца спецназа они несли на руках поверх голов - вместо белого флага...

За успешные операции в Дагестане Сергей Ченчик получил орден Мужества.

Потом был Грозный... Во вторую кампанию его подразделение стало для бандитов как кость в горле. Боевики - проклинали, смежники - благодарили...

Вот только один пример. 29 сентября 2000 года «двадцатка» совместно с бойцами «Альфы» и снайперской группой «Вымпел» колонной выдвинулась к месту проведения спецоперации. В Октябрьском районе Грозного недалеко от комендатуры боевики устроили засаду. Но не на тех нарвались.

Прогремел мощный взрыв - подорвалась головная машина. Один человек погиб, шестеро - ранены. Бойцы тут же заняли круговую оборону и приняли бой. Ожесточённое боестолкновение продолжалось более 5 часов. За всё время боя ранение получил лишь ещё один спецназовец. Бандиты же, столкнувшись с мощным отпором, еле унесли ноги, потеряв убитыми 32 боевика. Как выяснилось позже, полевой командир, организовавший засаду, за провал данной операции был приговорён шариатским судом к расстрелу.

Потом в отряд приезжал один из руководителей «Альфы» вместе с командиром группы, непосредственной участницей тех событий.

Благодарил. Перед строем снял головной убор и сказал: «Мы видели всё, но такого боевого мастерства, честно говоря, не ожидали». «Альфовцы» пригласили к себе в гости «двадцатку», и бойцы этих подразделений стали в каком-то смысле побратимами.

Вообще, 2000 год стал для 20-го отряда боевой летописью особого рода. Подразделение практически не выходило из спецопераций. Но одна из них бойцам и командиру запомнится надолго. 6 сентября под прикрытием ночи две «вертушки» высадили в горы спецназ «двадцатки». Две группы - по 15 человек в каждой. Им необходимо было провести спецоперацию по ликвидации одного из главарей бандформирований.

Но проводник-чеченец ночью заплутал и вывел спецов на место только к рассвету. Они вошли в селение тихо и незаметно. Так же тихо и незаметно «отработали» объект. Но уже при выходе из села оказались заблокированы бандформированиями численностью более 250 (!) человек. Спецы готовы были принять неравный бой, но опасались за безопасность жителей, которые закрылись в своих домах и не хотели покидать их. А «нохчи» не решались атаковать село, боясь навлечь на себя кровную месть со стороны селян. И начались долгие переговоры.

- Казус тогда случился небольшой, - улыбаясь, вспоминает Сергей Михайлович. - На все подобные спецоперации я выезжаю, естественно, без знаков различия...

А тут непосредственно перед заданием меня вызвал к себе командующий, от него - сразу по «вертушкам». Ну, я в суматохе и забыл про свои полковничьи звёзды. Когда вышел к главарю, они предательски вылезли из-под «разгрузки». Смотрю, а полевой командир так и опешил: глаз оторвать от плеч моих не может. Ещё бы, они же нас уже пересчитали: получается, взводом командует целый полковник. Одним словом, приняли нас за некий суперсекретнейший и элитарнейший отряд спецназа. Естественно, такую «добычу» они никогда не упустят... Я сразу заявил, что сдаваться мы не намерены и будем принимать бой. Главарь бесился: точно как в басне про лисицу и сыр... Доходило даже до того, что трясли друг дружку за грудки. Один выстрел с чьей-нибудь стороны, и всё. И тут - везенье: в моей рации «зашипели» доклады командиров неких артподразделений о готовности нанести удар по какому-то там квадрату. Я смекнул и говорю: «Слышишь? Мы передали координаты «на себя», и, если что, село накроют так, что мало не покажется».

А тут еще что-то там у канониров не срослось, и снаряд разорвался неподалеку. Видишь, говорю, это первое предупреждение. Чеченец совсем растерялся. Кстати, увидев мои погоны, он представился майором Советской Армии и ко мне обращался исключительно «товарищ полковник». Однако все сходилось к тому, что вот-вот наступит развязка, и она будет не в нашу пользу.Сергей Ченчик понимал, что тянуть время бесполезно. Здесь же, у села, спецов ждали для эвакуации два наших КамАЗа. И тогда командир принимает решение: «Хорошо. Давай так: выезжаем за село и дерёмся на ножах - тридцать на тридцать. Кто остается в живых, того отпускаешь». У командира уже был план - единственная попытка сохранить бойцов... «Майор» тут же соглашается. Бандиты ставят два наших КамАЗа со спецами посреди своей огромной колонны, состоявшей из «уазиков», джипов, «Уралов» и КамАЗов, увешенных зелёными флагами с волками. Как и рассчитывал Ченчик, они не догадались разъединить наши машины своими. А посему улучил момент быстренько передать заму, чтобы тот на втором грузовике делал всё, как он. С дикими криками «Аллах Акбар!», колонна тронулась в путь. Впереди и позади наших КамАЗов - машины с духами, державшими спецов на мушке.

Но тут поднялась неимоверная пыль. Первый поворот - и командирский грузовик делает резкий вираж вправо. За ним успевает и второй. Из огромного облака пыли выныривают два «тентовика» и на всех парах - вниз уже по склону. А кричаще-стреляющее облако поехало дальше. Маневр удался. Вскоре все уже сидели в эвакуационных «вертушках». Каково было удивление духов, когда они обнаружили пропажу целых двух грузовиков со спецами, остаётся только догадываться...

В том, что бойцы «двадцатки» вмиг перерезали бы в той схватке 30 «волчат», никто не сомневался. Как и в том, что победителей «кинжального рандеву» никто бы не отпустил.

В лучшем случае - пришлось бы сходиться в рукопашной со всеми двумя сотнями боевиков...

Когда командир уходил на другую должность, бравые бойцы с трудом сдерживали слезы. Для них он - всегда Отец, Батя.

Однажды, когда Ченчик вернулся с очередной тяжёлой спецоперации, подошёл к нему на костылях раненый спецназовец, обнял и... заплакал. От счастья, что командир живым выбрался из той передряги, где он сам получил ранение.

- Ради таких мгновений стоит жить, - тихо произносит Сергей Михайлович.

Совсем недавно полковник Сергей Ченчик назначен на должность заместителя начальника разведуправления Главкомата ВВ МВД России. Братишки его не забывают.

Вот и во время нашей беседы в кабинет вошел старлей из «двадцатки». Непривычно ему видеть своего командира за столом в тихом кабинете. Да он в нём, надо сказать, и не засиживается.

...Сергей Михайлович уже раскладывал свой нехитрый военный скарб в плацкарте поезда Москва - Грозный, когда за ним пришли представители главка. Уж неизвестно, какая по счёту, но эта поездка в Чечню сорвалась.

- Придётся эту командировку отложить, - сказали они. - Вы приглашены на торжественный прием сотрудников спецподразделений в Кремль, для награждения...

Сколько уничтожил спецназовец боевиков, сколько ликвидировал схронов и главарей бандформирований, одному Богу известно. Такую статистику офицер не вёл. Да и не было на то времени. А в очередном наградном листе значится: «За личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества и государственных интересов Российской Федерации, полковник Ченчик Сергей Михайлович представляется к награждению орденом «За военные заслуги». Может быть, в начале прошлого тысячелетия похожими словами характеризовали служение Родине и заслуги его прадеда Прокопия...

 

Сергей БАШКАТОВ