Горячее солнце долины

К 25-летию трагических событий в Ферганской области Узбекистана

 

На место событий в мае-июне 1989 года вылетели военный журналист Геннадий ШАХОВ и фотокорреспондент Алексей ВАСИЛЬЕВ. Сегодня мы публикуем их воспоминания…

 

Авиалайнер ТУ-154 прибыл в ферганский аэропорт в 20.45 по местному времени (разница с Москвой составляет три часа). На БТРе прямо от трапа самолета рванули в город. Трудовой день в областном центре закончился. Люди возвращались домой. На первый взгляд все казалось обычным. Однако о недавней трагедии напоминали разграбленные жилища и запах гари, притихшие улицы и усиленные военные патрули на дорогах. Кто бы мог предположить, что страшное горе обрушится на благодатную землю Узбекистана, испокон веков считавшуюся местом дружелюбия и гостеприимства. Здесь в мире и согласии жили люди многих национальностей. И вдруг такое...

 

После событий, происшедших в Кувасае 23-24 мая 1989 года, искусственное нагнетание напряженности, использование различных нечистоплотных приемов одурманивания людей (к примеру, в подпольных фотолабораториях монтировались «документальные» фотоснимки об «ужасах» в этом населенном пункте) сделали в конце концов свое грязное дело. Прежде чем предложить вниманию читателей материалы, собранные в Ферганской области, необходимо отметить, что оба народа - узбеки и турки-месхетинцы -чисты друг перед другом и ни в чем не повинны. Мудрость гласит: не бывает плохого народа, бывают плохие люди. Никто не хотел трагедии, которая разыгралась в Кувасае и Фергане, затем в Ташлаке и Маргилане, Коканде и Яйпане. Происшедшее - дело рук отщепенцев обоих народов.

 

Да, непривычно выглядели тогда улицы областного центра и ряда других населенных пунктов, где Указом Президиума Верховного Совета Узбекской ССР 4 июня 1989 года был введен комендантский час. Напряженность обстановки ощущалась везде: на дорогах - военные патрули, на главных магистралях и перекрестках - контрольно-пропускные пункты. В местных газетах опубликован приказ коменданта области о сдаче огнестрельного

оружия.

 

Именно 4 июня 1989-го, в солнечный воскресный день, личный состав Софринской бригады, которой командовал тогда полковник Владимир Мальцев, вылетел в Фергану для обеспечения общественного порядка. Мы, журналисты, смогли встретиться с военнослужащими только через неделю в поселке Горском, где буквально накануне нашего прибытия произошли погромы семей турок-месхетинцев и крымских татар. К тому времени за плечами «софринцев» остались кровавые события Ферганы, Коканда и

Яйпана.

 

Путь из Ферганы до очередной горячей точки - поселка Горского - лежал через Риштан, Багдад и Коканд. Автобусы с военнослужащими выехали из города в 7.30 утра.

 

«Ока-98, я - Ока-77», - раздался голос в эфире, и старший офицер передал по радиостанции приказ о необходимости выключить фары автомобилей, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимания.

 

Слева по ходу движения военной колонны красовались заснеженные вершины гор Тянь-Шаньского хребта. Справа раскинулись плодороднейшие земли знаменитой Ферганской долины, на которых ровными рядками зеленели молодые хлопковые побеги. Вот они, ростки «белого золота» Узбекистана, славящегося на всю страну! И как полная противоположность мирному полю - сожженные дотла дома, перегороженные железобетонными плитами дороги, солдаты с автоматами.

 

От Ферганы до Горского - около 120 километров. После получаса пути помечаю в блокноте: «Настроение бойцов взвода, где командиром лейтенант Олег Панарин, бодрое...» Выбитые камнями окна автобуса плотно закрыты металлическими щитами. Рядовой Юрий Агеев, который призывался из Новосибирской области, с печальной усмешкой рассказывает:

 

- Ровно год, с июня 1988-го «воюем». Сначала несли службу по охране общественного порядка в Ереване, затем в Баку и Тбилиси. Теперь вот - Узбекистан.

 

Да, не позавидуешь бойцу. Тем временем над Кокандом завис вертолет. При въезде в райцентр - КПП, охраняемый курсантами военного училища внутренних войск.

 

- Оперативно сработано, - отмечает лейтенант Панарин, - еще вчера КПП здесь не было.

 

Не доезжая километра два до Горского, остро почувствовали запах гари. Стало немного не по себе в ожидании того, что предстояло увидеть...

 

Автобусы еще не успели остановиться, когда к ним подбежали наши старые друзья - капитаны Игорь Башкирцев, Андрей Быков, Вячеслав Федоров. Я представил им коллег по перу: корреспондента ТАСС Льва Левина, спецкора «Правды» по Узбекской ССР Адилбека Каипбергенова и сотрудника областной газеты «Ферганская правда» Макса Лурье. Сразу же завязалась оживленная беседа журналистов с военнослужащими.

 

Командир подразделения старший лейтенант С. Вислогубов, к примеру, рассказал, как его подчиненные только за прошедшую ночь изъяли несколько десятков единиц холодного оружия, два обреза и патроны. Отличились при этом сержант А. Дьяков, рядовые А. Евсевлеев, С. Журавихин, Н. Сазанов, С. Тюкалев и другие.К тому времени мы уже знали о мужестве и отваге подполковников Виктора Еловского и Владимира Васильева, старшего лейтенанта Валерия Чернышова, рядовых А. Дорошенко и А. Петровского. Офицеры и солдаты отличились при освобождении председателя Узбекистанского райисполкома, которого распоясавшиеся хулиганы взяли в заложники. Подполковник Владимир Енягин поведал нам о том, как заложником едва не оказался он сам, когда вышел без оружия на трибуну выступать перед местными жителями на центральной площади Яйпана. Средства массовой информации уже сообщали об этом. Однако, вспоминая минувшие события, не хотелось упускать ни единого нюанса, ибо за каждым из них стоял человек, его судьба, его жизнь.

 

В тот день первые награды - знаки «За отличие в службе» II степени - военнослужащим вручил представитель оперативного отдела Центрального управления внутренних войск МВД России полковник Борис Максин. Он выразил им искреннюю благодарность за доблесть при исполнении долга. Среди тех, кто получил знак, был и сержант А. Макаров, который через несколько минут после торжественного построения улетел в составе учебной роты спецназа в Фергану для выполнения внезапно возникшей задачи. Глядя вслед винтокрылым машинам пятнисто-зеленого цвета, Макс Лурье сказал:

 

- Позавчера мы пытались вместе с военными приземлиться на футбольное поле в Коканде, но нас атаковали экстремисты. Около двухсот человек их было. Все обкуренные, пьяные, с палками, ножами, секирами, булыжниками и бутылками с зажигательной смесью...

 

- Выходит, что во втором вертолете вместе с другими журналистами летели и вы, Макс? - поинтересовался капитан Вячеслав Федоров.

 

- Да. Потому что в первом находились врачи. А что?

 

- Так мы же и отбивали вашу «вертушку» от этих «духов».

 

- Ну, молодцы, ребята. Спасибо вам!

 

После этих слов Лурье крепко пожал руку Федорову. Остается добавить, что тогда, защищая вертолеты, доставившие в Коканд журналистов и врачей, отличились младшие сержанты А. Лазовский и С. Ноздрин, рядовые С. Акулов, Д. Егоров, А. Котов, И. Крайнов, Л. Середов.

 

- Пришлось даже немного пострелять в воздух, - заканчивал рассказ капитан Федоров, - чтобы разогнать одурманенных водкой и наркотиками молодчиков.

 

Вторая половина дня была посвящена встрече с коренными жителями. Люди открыто выражали недовольство в адрес отдельных представителей местных партийных и советских органов. Один седой узбек сказал мне:

 

- Сынок, можно я тебя буду так называть? Ты прости меня, старого. Мне 62 года. 50 из них я живу здесь. И никогда подобного у нас не случалось. Даже во время войны, когда нечего было кушать, мы делились между собой последним куском хлеба. Азербайджанец помогал узбеку, узбек - месхетинцу, турок - татарину.

 

- Дело в том, - продолжал другой аксакал, - что беспорядки копились годами, десятилетиями. Теперь это выплеснулось наружу. Всему наступает предел. Милиция навести порядок не смогла, партийные и советские руководители района от народа оторвались и не проводят никакой работы с населением. Вот отсюда и все беды на наши седые головы. Вы посмотрите, бесчинствует-то одна молодежь до 30 лет!

 

- А как местные жители относятся к действиям внутренних войск? - задаю резонный вопрос собеседникам.

 

- Исключительно доброжелательно, с пониманием, - слышу в ответ. - Только вот пораньше на несколько дней надо было вам прилететь сюда. А то вон горя-то сколько у людей!

 

За день взгляд уже привык к фигурам солдат на перекрестках. Дети, особенно мальчишки, изучали названия и предназначение предметов экипировки воинов. Сердобольные женщины, как водится исстари, угощали солдат лепешками и чаем. А те, хоть и не были голодны, не отказывались, дабы не обидеть местных жителей.

 

Военнослужащие Софринской бригады контролировали передвижение транспорта на автомагистралях, препятствовали провозу огнестрельного и холодного оружия, преграждали путь воинствующим молодчикам. По данным оперативной сводки, к тому времени было изъято 465 единиц холодного и 19 - огнестрельного оружия...