Герой, который не стрелял

 

В начале октября 1993 года политическое противостояние власти и оппозиции переросло в Москве в вооруженный конфликт, гасить который довелось внутренним войскам МВД России.

В те осенние дни на столичных улицах погибли трое офицеров дивизии внутренних войск МВД России имени Ф.Э. Дзержинского. Самым молодым из них был лейтенант Александр Михайлов...

Сын офицера, внук солдата

Он родился 17 июня 1971 года в семье военнослужащего в Калинине (нынешней Твери). Там же окончил среднюю школу, поступил в суворовское военное училище. То самое, из стен которого вышли два Героя Советского Союза: «афганцы» генерал-полковник Борис Громов и старший лейтенант Владимир Задорожный.

Можно представить, с какой гордостью Александр приезжал в отпуск к своему деду Семену Михайловичу - ветерану Великой Отечественной, удостоенному медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги», потерявшему ногу под Смоленском. О чем говорили они - два солдата, юный и старый? Конечно же, и о войне, о ее суровых законах....

Затем Михайлов учился в знаменитом ВВОКУ имени Верховного Совета РСФСР.

А когда весной 1992 года пришла пора определяться с первым местом офицерской службы, попросился в подмосковную дивизию внутренних войск: на Кавказе уже полыхали межнациональные конфликты, и именно внутренние войска были заняты их примирением. Потому и сделал юный лейтенант свой выбор в пользу «краповых беретов».

За полтора года он успел съездить в две кавказские командировки. В крутые переделки не попадал. Но опыта поднабрался изрядно, узнал сермяжную правду жизни, на себе прочувствовал, каково это - тянуть солдатскую лямку.

Бытовуха заедала не в походах, а на «зимних квартирах». Отсюда и странная на взгляд несведущего человека нестыковка в выводах аттестации на лейтенанта Михайлова: «Профессию офицера любит, дорожит честью военнослужащего. Материальную часть стрелкового оружия, вооружение БМП, БТР знает очень уверенно, хорошо стреляет из него. Тяготы и лишения воинской службы переносит не всегда с пониманием». А он не находил ответа на вопрос, почему многие профессиональные военные, поклявшиеся верой и правдой служить Отечеству, не имеют своего жилья, мыкаются по съемным углам.

Перекресток судьбы

Осенью 1993 года командир взвода лейтенант Михайлов был на заготовке овощей. Утром 4 октября привез в дивизию машину капусты, а в гарнизоне - предбоевая суета: поступил приказ выступить на московские улицы для защиты правительственных зданий.

Дзержинцы спешно комплектовали экипажи бронетранспортеров, по возможности заменяя в них молодых солдат-срочников прапорщиками и младшими офицерами. А лучшего наводчика-оператора, чем Александр, во всем полку не сыскать. Ему предложили занять место в бронетранспортере, и он согласился - с готовностью и, по-видимому, с азартом.

...Колонна бронетехники внутренних войск, имевшая задачу разблокировать район, прилегающий к Дому Советов, уперлась в перекресток улиц Рочдельской и Николаева. Дальше шел бой. Уже стреляли из танковых орудий. Начал гореть на Краснопресненской набережной БТР дзержинцев, которым командовал подполковник Савченко, пытавшийся подъехать к Дому Советов и эвакуировать оттуда людей.

Заместитель комдива приказал двумя «коробочками» подойти вплотную к Дому Советов и прикрыть тех, кто будет выходить из здания, поскольку возможны были провокации, самосуд, устранение свидетелей.

Первой выдвинулась машина, в которой на месте наводчика сидел лейтенант Михайлов. По улице Николаева - к набережной. БТР полз еле-еле: за машиной укрывались омоновцы, и водителю приходилось подстраиваться под их шаг.

Когда поравнялись с переулком Глубоким, из-за перегородившей его баррикады ударила очередь крупнокалиберного пулемета. Машина замерла на месте, принимая в борт одну за другой еще три очереди. Увесистые пули пробили броню, за которой находились солдаты и офицеры…

Оставшиеся в живых десантировались через люк правого борта. Через него же вытащили тела майора Грицюка и рядового Петрова. Достали лейтенанта Михайлова - с пробитой головой и простреленными легкими. И, пригибаясь от свистящих над головами пуль, так и не сделав в ответ ни одного выстрела, - к своим, к замершей на перекрестке колонне, где сдали Александра с рук на руки дивизионным врачам.

Потом был госпиталь, несколько сложнейших операций. И забрезжившая надежда на выздоровление. 7 октября лейтенант Михайлов стал Героем России, на следующий день - старшим лейтенантом.

Оба радостных известия, казалось, вдохнули в него силы, способные удержать на этом свете. Была у парня еще одна причина цепляться за жизнь: когда Александр приходил в сознание, обещал всех врачей пригласить на свадьбу, которая у него уже намечалась …

А через две недели он умер.

Офицер, не сделавший в октябре 1993 года ни одного выстрела, и все равно ставший героем своей страны.

Игорь Софронов