«И нет этой битве конца»

 

Люди, которые внутренне готовы многое изменить в окружающем мире, как правило, не говорят лишних слов. Внутри них – сжатая пружина, которая распрямляется только в самый ответственный момент. Эта пружина – дело, ставшее судьбой. Она не допускает расхлябанности и многоречия в повседневной жизни. Поэтому суметь их разговорить, рассказать о себе, своих планах, заслугах и достижениях достаточно сложно. Подполковник медслужбы Рашид Таибов, начальник медицинской части  славного во внутренних войсках МВД России 357-го отдельного медико-санитарного батальона 46-й отдельной ордена Жукова бригады оперативного назначения, – классический образец военного врача, который не умеет и не любит рассказывать об оставшейся за его плечами веренице бессонных ночей в сражениях с самым главным врагом человека – смертью.

 

Он скупо рассказал об основных вехах своей биографии – родился в 1980 году в Каспийске Дагестанской АССР, по окончании школы отправился по зову души в медико-биологический лицей. Никаких предпосылок и примеров во внешнем окружении не наблюдалось – в семье все физики, математики,  а тут – врач. Выбор семья единогласно одобрила, хотя и была несколько удивлена. Затем Астраханская государственная медицинская академия; на 4-м курсе Рашид внезапно перевёлся в Саратов, предпочтя стандартный удел гражданского врача с почти всегда нормированным графиком непредсказуемой военной медицине. И из всего её обширного спектра, идя на практику в интернатуру, нынешний подполковник Рашид Зиявудинович Таибов, тогда ещё просто Рашид, лейтенант медицинской службы, выбрал самую сложную стезю – хирургию.

 

«Захотелось», – кратко объяснил он.

 

Первым местом службы выпускника стала Чеченская Республика, тот самый 357-й омсб, который принял его спустя 8 лет уже как руководителя всей медчасти. Но это было потом, гораздо, гораздо позже… Между этими двумя этапами пролегли годы медицинской практики и неучтённых в официальных военных хрониках сражений у операционного стола. Сражений, которые необходимо было выиграть во что бы то ни стало.

 

Смерть знает цену труда врачей – пожалуй, единственных достойных соперников, способных нарушить её планы. Те, кого удалось у неё отнять, всегда будут помнить, как был тяжек бой не только за возвращённое право жить, но и за каждое биение ожившего сердца, за спасённую конечность, за возможность дышать, воспитывать детей, продолжать служить Родине.
При просьбе рассказать хотя бы об одном случае, который его потряс, подполковник медицинской службы Рашид Таибов колеблется.  Случаев востребованности его навыков ювелирной экстренной хирургии при любых условиях и обстоятельствах, к сожалению, было немало. Эмоции только вредят в то время, когда за минуты необходимо принять решение, прогнозируя перспективы того или иного хирургического вмешательства с ясной, холодной головой.

 

- Однажды был очень сложный случай… - нехотя начинает он.

 

В 2007 году при обстреле автомобиля с военнослужащими одной из взаимодействующих силовых структур где-то в районе станицы Червлёная (Чеченская Республика) один из офицеров, находившихся в машине, получил пулевое ранение в область челюсти. Пуля попала аккурат под глаз, застряла в кости, которая отделяет гайморову пазуху от мозговых оболочек. В процессе операции глаз провалился внутрь черепной коробки. Казалось, это финал. Тем не менее доктор сумел поднять глазное яблоко и провести тампонаж прилегающих поверхностей. В состоянии комы военнослужащий был отправлен в московский госпиталь той силовой структуры, к которой тот принадлежал. Через 2 месяца офицер вернулся, чтобы сказать одно слово: «спасибо». Зрение его было практически стопроцентным.

 

Зачастую смерть прорывается в окружающую нас плотную, привычную физическую реальность внезапно, как лютый зверь из укромного места, шокируя и приводя в оцепенение. Способностью дать ей моментальный отпор и оценивается уровень профессионализма врача.

 

Подполковнику Таибову вспомнился ещё один случай: совершенно рутинный выезд на плановую диспансеризацию в одну из подчинённых воинских частей на периферии. Отъехать далеко от Грозного не успели. Произошло непредвиденное. Одна из машин с военнослужащими столкнулась с фурой: у капитана – открытая черепно-мозговая травма. Впоследствии было установлено, что при ударе у него были не просто сломаны кости черепа, но и задеты мозговые оболочки, под которыми образовалась гематома. Таибов не растерялся, вызволил офицера из разбитого автомобиля и начал непрямой массаж сердца. Затем усилиями Рашида умирающий был отправлен в 357-й омсб. После оказания первой помощи в стационарных условиях он уже через час был переправлен во Владикавказ.

 

Офицер действительно выжил. Более того, здоровье позволило ему продолжить военную службу. Сейчас он уже подполковник, служит в Северо-Кавказском региональном командовании внутренних войск. Помнит, что, как и многие другие, был, по существу, отбит Таибовым у смерти.

 

Спустя годы после работы в Главном военном клиническом госпитале внутренних войск, будучи уже майором медслужбы, Таибов вернулся в Чечню. На этот раз – на руководящую должность

 

«Почему согласился?» – переспросил он и после минутной паузы продолжил рассказ.

 

- Этот госпиталь – моя alma mater, место, которое сформировало меня как специалиста. Стать равнодушным к нему уже не смогу, наверное, никогда. Поэтому и вернулся, чтобы сделать то, что считал необходимым ещё в первые годы пребывания здесь. Важно бсолютно всё – в том числе и то, как ведётся врачебное дело на бытовом уровне, вплоть до труда младших медицинских работников, до обеспеченности лекарственными средствами, подсобными инструментами. Хочу знать, что и как делается, хочу вникать в работу всех врачей. Каждого пациента, здоровье которого зависит от нашего вмешательства, ведёт не один врач. Нужна сплочённость и понимание, кто и в каких целях принимает то или иное решение. Мне надо одновременно держать руку и на пульсе всего происходящего, и на пульсе больного…

 

Поиск наиболее логически оправданных решений в экстренной ситуации, умение учитывать неявные, абстрактные величины, которые осложняют очевидные обстоятельства (предыстория заболеваний, аллергические реакции и многие иные, способные сыграть роковую роль), – это база восприятия мира, идеальная для складывания единственно правильного рисунка из калейдоскопа медицинских фактов.

 

Рашид Зиявудинович давно семейный человек. Жена – тоже доктор. Во время службы в 46-й оброн в её ведении находился другой, нежели у мужа, контингент пациентов – военнослужащие-женщины и члены семей военных. Сейчас она трудится в Главном клиническом госпитале внутренних войск, расположенном в подмосковной Балашихе, где проводит ультразвуковые исследования внутренних органов.

 

Подрастают две дочери, которые в силу возраста пока ещё не определились, кем хотят стать. Словом, Рашид и Анна Таибовы всегда рядом в бескомпромиссной битве за здоровье человека. И нет этой битве конца, если медицина – истинное призвание.

 

Вероника Иосифова