«Герой из «Оберега»

 

Приняли огонь боевиков на себя — и победили

 

Это уникальнейший случай: в одном отряде спецназа за один и тот же бой высшей награды Родины - звания Героя России - удостоены сразу двое товарищей по оружию. Правда, один из них - сержант-сибиряк Евгений Эпов - посмертно, а наш земляк прапорщик Артем Катунькин, которому посчастливилось уцелеть, - «вживую». На днях вышел указ президента РФ о награждении Артема Звездой Героя.

 

Напомним, что 27 января этого года сержант челябинского 23-го отряда (недавно он получил название «Оберег») спецназа внутренних войск МВД России Евгений Эпов во время контртеррористической операции в Дагестане, спасая товарищей, накрыл собой брошенную боевиками гранату. Боец погиб, но эта жертва спасла немало жизней (Звезду Героя позже вручили родителям, назвали его именем школу на родине Евгения в забайкальском селе Мильгидун).

 

А когда после взрыва боевики пошли на прорыв, оказалось, что противостоять им может только Катунькин - остальные бойцы поблизости погибли или были ранены... И Артем не растерялся, не спасовал, а продолжил бой и один уничтожил троих боевиков - не прорвался никто. Но о героизме скромного прапорщика до сих пор было известно лишь немногим, он держался как бы в тени подвига своего сослуживца.

И вот, наконец, награда нашла и его.

 

С завода — в спецназ

 

С Артемом Катунькиным мы встретились на полигоне 23-го отряда спецназа в поселке Саргазы. Этот мощный, высокий (более двух метров роста) парень — настоящий уральский богатырь. Но сердце его не камень, на нем немало незаживающих шрамов. До сих пор щемит и отзывается болью, когда боец вспоминает погибших друзей.

 

- Артема и самого на днях, так сказать, похоронили заживо, - возмущается заместитель командира отряда «Оберег» по работе с личным составом Семен Шарапов. - Некоторые столичные сайты, спутав его с Эповым, написали, что он тоже погиб в бою и стал Героем России посмертно.

 

Но он жив! Пройдя через мясорубку Чечни и Дагестана, боец уцелел и продолжает служить всем смертям назло!

 

Родом Артем из Катав-Ивановска, из рабочей семьи потомственных сталеваров. Его прадед, дед и отец варили сталь на здешнем литейно-механическом заводе. Прадедушка Иван Никитович Катунькин в Великую Отечественную работал в горячем цехе на Победу, а прадед по материнской линии геройски воевал и погиб, защищая Родину. До самой пенсии трудились на родном заводе и отец Артема, знатный сталевар, Виктор Владимирович, и мать Галина Евгеньевна, технолог по профессии. По их стопам пошли и дети: дочь Елена сейчас работает технологом на том же заводе, поначалу отдал дань семейной стезе и Артем. Окончил местный индустриальный техникум, потом - армия (служил на Алтае в ракетных войсках стратегического назначения), затем «родовой» завод...

 

Но предприятие переживало не лучшие времена - оказалось на грани банкротства, стали надолго задерживать зарплату. А к тому времени Катунькин-младший обзавелся семьей, которую нужно кормить... Вот и перешел в милицию, в патрульно-постовую службу. Но милицейская карьера не привлекала парня, и уже через год он завербовался по контракту во внутренние войска. Охранял стратегически важный завод в соседнем Трехгорном и вскоре от стрелка дослужился до начальника караула. Но хотелось чего-то большего - испытать себя в горячем деле, понюхать пороха. И Артем сделал свой выбор - спецназ! С января 2006 года он в 23-м отряде. Старшего инструктора по боевой подготовке здесь ценят, уважают, ставят новичкам в пример.

 

И образ твой...

 

Полный порядок у бравого спецназовца и на личном фронте — с красавицей Татьяной, будущей женой, познакомился еще в Катав-Ивановске. После армии создали семью, а там и дочурка родилась, назвали Ксюшей. Теперь ей уже 10 лет, окончила четвертый класс. Папа Артем в дочке души не чает, всячески балует ее.

 

- Переехав из Катав-Ивановска в Челябинск, все эти годы мыкались по съемным квартирам, - вспоминает Артем Катунькин. - Зарплата была невысокой - и больше половины уходило на аренду жилья. Но недавно все изменилось - государство подняло зарплату военнослужащих до достойного уровня, позаботилось и об обеспечении жильем. Два месяца назад нам предоставили служебную двухкомнатную квартиру в новом доме, построенном в поселке Чурилово для отряда спецназа. Кроме того, оформил военную ипотеку и надеюсь уже в будущем году справить новоселье в собственной «трешке». При условии, что буду служить до 45 лет, средства за нее выплатит государство.

 

- Я человек верующий, - говорит Артем. - Еще в раннем детстве был тайком крещен в старой катав-ивановской церквушке (другая, более просторная, в советские годы была «перепрофилирована» под кинотеатр и лишь сравнительно недавно возвращена церкви).

 

Моя бабушка, как великую святыню, даже в годы борьбы с религией хранила доставшуюся от прадедов старинную икону Казанской Божией Матери. Она всегда, как и мама, молится за меня, когда уезжаю на войну. Ставит свечку за здравие и Татьяна. Видно, Богородица слышит их молитвы: у меня за шесть лет пять служебных командировок на Кавказ - и ни одной царапины!

 

Боевое братство

 

Серьезным испытанием мужества стала для Артема первая командировка в Чечню в 2006 году. При выполнении боевого задания геройски погиб командир группы из 23-го отряда спецназа капитан Юрий Кузнецов. Во время очередной спецоперации по ликвидации группировки боевиков он наступил на мину, но успел оттолкнуть ребят, спас их ценой своей жизни. Капитан награжден орденом Мужества посмертно, а в воинской части и сегодня висит его портрет, перед которым всегда живые цветы...

 

Почти каждодневные рейды, разведоперации, стычки со стрельбой... Им прапорщик уже потерял счет. Но всегда больно, когда уходят из жизни боевые товарищи. Уже в одном из первых боев, 23 мая 2006 года, нарвавшись в разведрейде близ селения Элистанжи Веденского района Чечни на засаду боевиков, погибли прапорщик Рустам Нафиков, ефрейторы Мурад Рагимов, Андрей Кошелев и рядовой Роберт Хайруллин.

 

- Нас тогда среди ночи подняли по тревоге, - вспоминает Артем Катунькин. - Мы поспешили на помощь разведчикам, но, когда прибыли на место, было уже поздно... Бойцы сражались до последнего и погибли, как герои. А 22 сентября того же года мы потеряли Азата Анварова и Сергея Дорофеева... Все они посмертно награждены орденами Мужества, но ребят уже не вернешь...

 

Сам Катунькин уже отмечен целым рядом ведомственных наград МВД: медалями «За ратную доблесть», «За службу на Кавказе»... А теперь к ним добавилась и Звезда Героя. Но превыше всех наград спецназовец ценит боевое братство, верность долгу и готовность отдать жизнь за друга, за Родину.

 

А рисковать на Кавказе приходилось едва ли не ежечасно. Как-то во время одного из рейдов в марте 2009-го бойцы заметили нору в скале. И вдруг шквал огня... Зачистив горы от боевиков, спецназовцы нашли в бандитском тайнике-схроне документы, патроны, съестные припасы. В другой раз, когда после преследования боевиков обустраивали ночлег в скалах Урус-Мартановского района, саперы обнаружили на месте бивуака скрытую мину. А если бы проглядели...

 

Его последняя служебная командировка в Чечню затянулась: по просьбе командования он остался на второй трехмесячный срок. И чуть не расстался с жизнью... Во время рейда с разведчиками Шатойской комендатуры шли по лесной тропе - и вдруг полыхнуло... Радисту оторвало обе ноги, а Артем снова чудом остался невредим.

 

Не ради славы и наград

 

О самом тяжелом бое, унесшем жизни четверых его товарищей, напомнили Артему 11 мая этого года съемки документального фильма для Первого канала. По просьбе столичных телевизионщиков, для передачи «Служу Отчизне!» челябинские спецназовцы стали актерами - реконструировали трагические события в Дагестане, участниками которых они были в январе 2012 года. Но не ради славы и наград эти парни шли под пули боевиков...

 

- Тогда в Кизлярском районе Дагестана была обнаружена брошенная база боевиков с взрывными устройствами для терактов, видеозаписями, - рассказывает подполковник Семен Шарапов. - Параллельно спецназовцы из соседнего отряда накрыли двух бандитов, и, по информации ФСБ, где-то неподалеку должен был быть еще один схрон. Для его ликвидации 27 января привлекли отряд челябинского спецназа. Подняли по тревоге ночью с базы в Ханкале - и вперед!

 

- Прочесывая местность, мы разделились на несколько групп: я командовал головным дозором, а Евгений Эпов - боковым, - вспоминает Артем Катунькин. - В густом кустарнике близ села Чернявки наткнулись на блиндаж боевиков. Его замаскированную крышку обнаружил ефрейтор Андрей Терехин. Он успел подать знак, что засек цель, и тут же упал, подкошенный очередью из пулемета.

 

Пули прошили грудь, но боец чудом выжил. Потом боевики взялись за кинолога, но его ценой своей жизни спасла овчарка Забава, принявшая град пуль на себя.

 

В первые же минуты боя был убит сержант Денис Козлов, стрелявший по боевикам, спрятавшимся в кустах. А их подручные побежали из блиндажа в сторону подгрупп Эпова и Катунькина. Вскоре контузило бойца Равиля Фахретдинова из дозора Артема (от смерти его спасла каска), ранило Юру Журавлева.

 

- Самый плотный огонь сосредоточился на подгруппе Эпова. Погиб Женя Малов, получил ранения сапер из моей подгруппы, убили пулеметчика Артема Садчикова - и тут боевики пошли на прорыв, - вспоминает Катунькин. - Бросили две ручные гранаты. Одна, взорвавшись, по счастью, не причинила вреда. Вторая упала рядом с ребятами Эпова. Женька крикнул: «Граната!» - и... закрыл ее собственным телом. Взрывом его подбросило и перевернуло на спину. Дома моего друга Женю ждала невеста...

 

Боевики рассчитывали прорваться: после обстрела и взрывов гранат из бокового дозора в живых оставались только два бойца, один из них - контуженный. В головном дозоре встретить врага был готов только сам прапорщик - пулеметчик погиб, сапер ранен, последнего своего бойца Артем направил прикрывать тыл. В итоге три боевика, подавив сопротивление эповского дозора, выбежали на прапорщика. И Катунькин разрядил по ним полный магазин, оставив в стволе один патрон. Все трое были убиты на месте. А последнего убегавшего бандита достал пулей снайпер.

 

...Уже потом Артем узнал, что спецназовцам пришлось воевать с элитой боевиков - ядром так называемой кизлярской группировки. В свое время против них даже бросали бойцов знаменитой «Альфы», но тогда бандитам удалось уйти. А встреча со спецназом, причем на заранее подготовленном пятачке, стала для них последней. Против мужества таких героев, как сибиряк Эпов и уралец Катунькин, они устоять не смогли.

 

Евгений Аникиенко