Солдаты внутренних войск УрФО совершают подвиги на Кавказе, берут медали на Чемпионате Европы и получают новые квартиры

 

О том, как   сегодня живется нашим военнослужащим, "РГ" рассказал командующий войсками Уральского регионального командования   Внутренних войск МВД России    генерал-лейтенант Александр Порядин.

 

Российская газета: Александр Сергеевич, на прошедшем недавно в Челябинске чемпионате Европы по дзюдо одна из золотых медалей сборной России - медаль внутренних войск...

Александр Порядин: Совершенно справедливо. Сегодня в сборной России по дзюдо - четыре представителя спортивной команды Уральского регионального командования внутренних войск. Беслан Мудранов завоевал на прошедшем чемпионате золотую медаль в весе до 60 килограммов , Зафар Махмадов - бронзовую в весе до 100 килограммов . Серебряная медаль в командном зачете также у нашего спортсмена Арсена Пшмахова. И это, конечно, не первые наши медали подобного уровня. Наши ребята неоднократно становились призерами мировых, европейских и российских состязаний. Самбо, гребля на байдарках, конькобежный спорт, лыжные гонки, дзюдо - это как раз те виды спорта, в которых уральские военнослужащие внутренних войск достаточно успешны.

РГ: Вы тоже поддерживаете хорошую физическую форму. У генералов есть на это время?

Порядин: Многие почему-то думают, что генералы у нас все упитанные и не могут ни на перекладине подтянуться, ни отжаться. Я как-то был в командировке в США, в учебном центре Хаммер (штат Вашингтон). Американский генерал предложил мне: "Хотите пострелять из нашего оружия, посостязаться?" Пришлось с ним бегать, стрелять, преодолевать препятствия... И я оказался быстрее! Кажется, он даже немного обиделся - не ожидал такого поворота!

РГ: Достаточно ли, на ваш взгляд, государство заботится о военных?

Порядин: Все меняется к лучшему. Возьмем, к примеру, денежное довольствие. Заместитель командира взвода еще недавно получал 14 тысяч рублей, сегодня - 37. Командир взвода получил прибавку с 20 тысяч до 57. Командир роты - с 24,5 тысячи до 64. Желающих служить по контракту все больше.

В прошлом году мы построили 1031 квартиру. Такого не было никогда. В 2012-м построим еще 911 квартир. По президентской программе нам осталось обеспечить жильем 245 офицеров и прапорщиков и 1626 контрактников. Сделаем это в ближайшие два года. Что остается солдату? Только невесту найти!

РГ: Что   входит в обязанности внутренних войск на Урале?

Порядин: Уральское региональное командование выполняет самый большой объем задач по охране важных государственных объектов и закрытых административно-территориальных образований - большинство их сосредоточено здесь, на Урале. В составе уральских внутренних войск есть и авиация, и части по охране важных государственных объектов, морские части, милицейские и, конечно, спецназ. На сегодня у нас есть все необходимое: боеприпасы, снаряжение, питание, новая техника.

Отряды специального назначения выполняют задачи на Кавказе. Оттуда пока мы уйти не можем.

РГ: Думаете, когда-нибудь удастся преодолеть противоречия, которые мешают народам Кавказа жить мирно? Без необходимости контролировать порядок нашими военными силами?

Порядин: Кавказ - часть нашей страны, наш рубеж. Оставить его без присмотра нельзя, иначе туда придут другие. Основное население Кавказа мечтает жить мирно. Например, Чечня сегодня неузнаваемо преобразилась. Поднимается уровень экономики, сельского хозяйства, налаживается добыча и транспортировка нефти. Власти озаботились проблемой разминирования населенных пунктов, лесных угодий и пашен. Республика строится огромными темпами. Развивается спорт, почти во всех сельских школах есть секции. Жесткое отношение к спиртному.

РГ: Часто приходится слышать, что Россия зря вкладывает деньги в Чечню. Выходит, не зря?

Порядин: Не зря. Обострение ситуации, по сути, закладывалось лет 20 назад, когда противники России решили "расшатать" нашу страну через Кавказ. Тогда высшее руководство страны закрывало глаза на многие вещи. Например, на то, что родня с Кавказа ставила перед многими нашими офицерами ультиматум: или ты возвращаешься на родину и становишься во главе батальона, полка, или мы от тебя отрекаемся. Сейчас сознание тихонько меняется к лучшему. Экономические вливания окупаются.

РГ:   Во время боя у солдата исчезает чувство страха?

Порядин: Когда вокруг стреляют пулеметы, взрываются гранаты - это страшно. Страшнее нет ничего. Бесстрашных людей нет, но кому-то удается преодолеть свой страх. Вспомним недавний подвиг 23-летнего челябинца Евгения Эпова, который накрыл собой гранату и спас жизнь товарищам, но сам погиб.

В нашей системе жесточайший спрос с каждого командира за все боевые и небоевые потери личного состава. В 2011-м мы не потеряли ни одного бойца. Но в 2012-м, три месяца назад, во время спецоперации в Дагестане погибли четыре бойца челябинского спецназа. Ребята помогли уничтожить главарей кизлярской диверсионно-террористической группы, которая держала в страхе всю равнинную часть Дагестана. Наш отряд отбыл на спецоперацию вместе с ФСБ 27 января и попал под шквальный огонь. Сержант Евгений Эпов накрыл собой брошенную боевиками гранату. Теоретически успеть быстро отбросить гранату возможно. Но если боевик задержал бросок? У Евгения и этих секунд не было.

Следом бандиты открыли огонь с шести метров. Среди погибших ребята двадцати с небольшим лет, контрактники: Евгений Эпов - уроженец Забайкальского края, 20-летний ефрейтор Артем Садчиков из Оренбурга и 22-летние южноуральцы - сержанты Денис Козлов из поселка Заозерный Брединского района и Евгений Малов из Каслей.

Уйти не удалось ни одному бандиту. Направление отхода прикрывал старший головного дозора, прапорщик. Его-то группа и уничтожила пытавшихся уйти бандитов. В подземных тайниках был командный пункт, оружие, средства связи, а главное - база данных боевиков. Группировку обезглавили. Среди убитых главарей оказались два ваххабита, остальные наемники – аварцы, лезгины, арабы. Они разжигали национальную вражду, деньгами привлекая на свою сторону часть местных жителей. В основном молодежь, но в банде состояли и зрелые люди, движимые мотивами кровной мести. Степень подготовки боевиков была очень высокой.

Евгению Эпову, закрывшему собой гранату, 28 апреля 2012 года указом президента РФ посмертно присвоено звание Героя России. На остальных ребят - погибших и раненых - мы отправили представления о награждении орденом Мужества.

РГ: Не впервые в бою на Кавказе погибают парни внутренних войск Урала...

Порядин: За все время нашего участия в контртеррористических операциях на Кавказе - 50 человек. Есть два героя России. Каждый год мы собираем родителей и вдов военнослужащих, чтобы почтить память погибших. Все родственники получают необходимые денежные выплаты. Многим помогаем решать проблемы со здоровьем - лечим их в нашем военном госпитале - второму по размерам в стране.

РГ: Церковь не остается равнодушной к армии?

Порядин: Мы тесно сотрудничаем со священнослужителями, батюшки сопровождают наши отряды на Северный Кавказ. Встречаются уникальные священники. Например, отец Павел из Трехгорного. Он ходил с нами на спецоперации, нашел общий язык с мирными мусульманами и до сих пор поддерживает диалог с северокавказским религиозным сообществом. Кстати, на мой вопрос, какая религия наиболее близка православным, он ответил: мусульманство.

РГ: Ваша супруга не жалуется на тяготы военной службы?

Порядин: Со своей будущей женой я познакомился еще в детском саду, потом мы вместе учились в школе, а поженились после института. Супруга переезжает со мной уже в 12-й субъект Федерации, города я даже не считаю. Она экономист, домохозяйкой никогда не была. Дочка родилась в Литве, сейчас работает в Екатеринбурге помощником прокурора. Сын учится в юридическом институте - перевелся из московского вуза на Урал. Вот такая у нас семья - легкая на подъем и перемещение. Дачи у нас нет - некогда ей заниматься, да и незачем: каждые два-три года командируют на новое место. Жена меня даже немножко упрекает: мол, когда остепенимся? Ничего не поделаешь - такая служба! И другой не надо.

Дарья Кезина