Игра в солдатики по-взрослому

Мир увлечений, которому многие из нас посвящают часы досуга, очень разнообразен. Кто-то даже может сказать: «Мало ли, у кого какое хобби, подумаешь!» - и будет неправ. Самодеятельное творчество - это же радость, отдушина в серых буднях не только для тех, кто творит, но и для зрителей, для очевидцев созидательного процесса. Вот и корреспондент журнала «Про Ростов», увидев результаты труда Михаила Телякова, офицера-спецназовца, не осталась равнодушной.

«Посеешь поступок – пожнешь привычку, посеешь привычку - пожнешь характер», - предупреждал когда-то классик литературы Уильям Теккерей. Ему, исследователю страстей, привычек и характеров, наверное, было бы любопытно поразмышлять, что стоит за тем или иным увлечением человека. Одни, например, собирают марки. Это филателисты. Другие, фалеристы, коллекционируют значки, жетоны. Майор Теляков - миниатюрист. Но он не собирает, он создает. Вот на самодельном постаменте, установленном в музее боевой славы отряда специального назначения внутренних войск «Вятич», полуметровая фигура Георгия Победоносца. В соседнем зале за стеклом красуется скульптура участника Отечественной войны 1812 года. Настоящий гусар в кивере, с ранцем за спиной и в белых лосинах - все строго в соответствии с требованиями военной моды того времени.

- Нет, - корректно поправляет меня Михаил Валерьевич, - это не гусар, а мушкетер. Были и в русской армии такие стрелки. Они служили в прообразе современных внутренних войск - во «внутренней страже», которую учредил в 1811 году император Александр I. И вон тот персонаж, что со змеем крылатым, не канонический Георгий Победоносец. Во-первых, он не на коне, как принято изображать этого святого в православии. Во-вторых, присмотритесь: он не похож на римлянина, кем, по сути, и был святой Георгий. Я придал герою черты славянина, в руке он держит щит с эмблемой нашего отряда, поэтому всю композицию правильнее называть «Гражданин, поражающий копьем дракона».

Если строго классифицировать работы Михаила Телякова, то, скорее всего, они представляют собой образцы декоративно-прикладного искусства, деревянную скульптуру. Но изюминка их в том, что мастер, создавая своих героев, точен в деталях, скрупулезно воспроизводит элементы военной экипировки. А эта задача требует глубокого знания истории от художника, обратившегося к такому интересному предмету, как военная миниатюра. При создании образов отважных бойцов давно минувших дней или наших современников, с оружием в руках стоящих на страже Отечества, масштаб фигурок не имеет определяющего значения. Поэтому - «миниатюра», хотя работы майора Телякова крошечными не назовешь. Само увлечение солдатиками давным-давно перестало быть прерогативой мальчишек, этих известных любителей игр в «войнушку». Пристрастие к военной миниатюре испытывали и сильные мира сего, и деятели искусства. Например, российский император Павел I с упоением играл в солдатики, причем был столь увлечен этим занятием, что разыгрывал целые баталии между оловянными армиями. Впрочем, Павел был чудаковатый тиран: он так увлекся, как сейчас бы сказали, «милитари-темой», что перед дворцом приказал оборудовать огромную шахматную доску, где фигурами для игры стали живые солдаты одного из придворных полков. Но это уже совсем другая история. А вот последний российский самодержец, царь Николай II, для своего сына, цесаревича Алексея, вырезал из дерева разные игрушки, в том числе солдатиков и кавалеристов. Так что наш современник Михаил Теляков, посвятивший двенадцать лет отряду специального назначения «Вятич», на досуге занят вполне царским делом.

- Древесина у липы особенная, податливая. Ольха, например, капризный для резьбы материал, - делится некоторыми своими секретами мастер в погонах. - Недаром же на Руси именно из липы ложки знатные резали. Ими щи да кашу всей семьей ели, а по праздникам на ложках, как на музыкальных инструментах, такие коленца отбивали, что ноги сами в пляс пускались!

В середине 90-х годов, когда Михаил Теляков служил в кубанском городке Лабинске, подарили ему сослуживцы на день рождения набор инструментов, заприметив, что офицер частенько что-то мастерит. Особенно удачными получались у него нехитрые игрушки для маленького сынишки. Рыбки, птички да козлики, покрытые лаком, были дивно хороши. Но сын взрослел, а с ним развивалось и отцовское увлечение резьбой, крепло мастерство. Один из офицеров части оказался одаренным рисовальщиком. Он-то и разработал для Михаила первые эскизы фигурок бравых военных, определив главный мотив творчества майора Телякова.

- Как пришел служить в отряд, начались сплошные командировки. С 1998 года и по сей день. Особенно тяжко пришлось в Дагестане в 99-м. Новолакский район - это для нашего отряда не просто «горячая» точка на карте Северного Кавказа, это наша боль, горечь потерь, - вспоминает сейчас Михаил Валерьевич. - Когда были свободные минуты во время затишья, я вырезал из липовых чурбачков фигурки спецназовцев. Старался передать динамику движения, точно зафиксировать детали походной амуниции. Особенно понравились мои изделия нашим бойцам-срочникам. Парни даже просили повторить некоторые из фигурок и подарить на память об отряде. Мы вместе многое пережили, так что мои солдатики для них не игрушки, это уж точно. Я уверен, что у бывших «вятичей» и сейчас мои деревянные братцы на видном месте стоят. Знаете, как когда-то у домовитых хозяек, на комоде - обязательно семь слоников, в буфете - хрусталь, так и мои лакированные «спецы» в почете у тех, кто послужил и повоевал.

В марте 2000 года, ко Дню внутренних войск, в отряде открыли музей части. Экспозицию тщательно готовили, отбирали экспонаты, среди которых немало памятных документов, вещей погибших товарищей. Накануне открытия майор Михаил Теляков как раз и закончил своего «Гражданина, побеждающего крылатого змея», посвятив эту деревянную скульптуру боевому пути отряда специального назначения «Вятич». Ровно через одиннадцать лет еще одна его работа, посвященная 200-летию внутренних войск МВД России, стала частью экспозиции отрядного музея.

- «Мушкетера» я мастерил месяц. Акриловыми красками раскрасил. В Интернете и в специальном журнале по военной миниатюре нашел точное описание формы этих стрелков внутренней стражи. Очень интересно: по цвету погон, по киверу, по его опушке можно четко определить, из какого подразделения солдат или офицер. Форма была лучшей визитной карточкой! Оказывается, к январю 1812 года в России было 46 батальонов внутренней стражи, по их штатному составу полагалось каждому батальону по три мушкетерские роты. Вот и мой «Мушкетер» - нижний чин конкретной роты, которая героически обороняла город Смоленск от наполеоновского вторжения. Известный факт: именно солдаты внутренней стражи, павшие в бою, стали первыми жертвами той Отечественной войны. В положении о форме было четко определено, что мушкетерам полагается мундир двубортный серого сукна, на нем - в два ряда белых пуговиц по шесть штук. Цвет погон на мундирах в каждом из восьми округов внутренней стражи был свой. Ранцы у мушкетеров были с меховой крышкой. Но я вычитал, что часто служивые в такие роты попадали из армейских частей, поэтому не возбранялось, если у солдата старый ранец за плечами, с прежнего места службы. Так у меня из, казалось бы, мелочей и сложился образ мушкетера-участника войны 1812 года. Он уже тертый калач: поднаторел в ратном деле, испытав в бою почем фунт лиха, да и не один пуд соли съел на службе царю и Отечеству. Одним словом, заслуженный ветеран получился, и место ему - в музее, - иронично улыбаясь, подытожил свой рассказ Михаил Валерьевич.

Но если судьба этого «Мушкетера» - украшать собой экспозицию отрядного музея, то у грубой заготовки, стоящей на подоконнике кабинета заместителя командира одного из подразделений «Вятича» майора Михаила "Телякова, будущность пока лишь в эскизе. Запланировал боевой офицер в своих работах проследить эволюцию формы внутренних войск. Они же на протяжении истории не раз меняли свою экипировку. Общим оставалось одно - готовность служить интересам своего Отечества. И эту эстафету, по словам майора из «Вятича», необходимо передавать новым поколениям защитников, оберегая уважение к истории, чем мастер Теляков и занят со всей страстью увлеченного человека.

Татьяна МЕЖАНОВА

Фото автора