МЕТКО БИЛИ ВРАГА НАВСТРЕЧУ 200-ЛЕТИЮ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ

До 200-летнего юбилея войск остаётся меньше трех месяцев. В преддверии этой большой даты пресс-служба Северо-Западного регионального командования Внутренних войск МВД России продолжает цикл публикаций, рассказывающих об истории Внутренних войск МВД России и этапах их развития.

Умение метко стрелять – важнейшее качество воина. Во Внутренних войсках всегда уделялось должное внимание огневой подготовке личного состава. Сборные стрелковые команды частей нередко выходили победителями в состязаниях по стрельбе на первенство городов и областей. Динамовские стрелки были лидерами зональных и всесоюзных соревнований.

Накануне Великой Отечественной войны в штаты подразделений по охране железнодорожных сооружений, особо важных предприятий промышленности и конвойных войск были введены снайперские отделения.

Документы свидетельствуют, что снайперы Внутренних войск вступили в борьбу с захватчиками в первые дни войны. Известно, что они своим метким огнем сбивали самолеты врага. «...22 июня 1941 года в 10.20 снайперы лагерного сбора 66-го полка войск НКВД по самолетам противника вели огонь…», – так значится в одном из журналов боевых действий. А через три дня старший сержант 76-го полка войск НКВД А. Колотыгин из ручного пулемета сбил вражеский бомбардировщик Ю-88. На следующий день он сбил еще один фашистский самолет, а 1 июля от его меткой очереди из РП нашел свой конец еще один немецкий летчик.

За свои боевые дела А. Колотыгин награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. После войны капитан А. Колотыгин продолжал служить во Внутренних войсках.

В частях Красной Армии снайперы также начали действовать с первых дней Великой Отечественной войны. Но подлинно массовым снайперское движение в Красной Армии и Внутренних войсках стало на Ленинградском фронте. Наступавшие на Ленинград фашистские войска были остановлены частями Красной Армии на подступах к городу в начале сентября 1941 года. Несмотря на отчаянные усилия, немцам не удалось прорвать оборону советских войск. Фронт стабилизировался.

Военный совет Ленинградского фронта обратился к бойцам и командирам с призывом развернуть в частях фронта соревнование по истреблению оккупантов. Активно откликнулись на этот призыв мастера меткого огня 1-й, 21-й, 23-й дивизий и других частей Внутренних войск.

«...С каждым днем растут ряды истребителей фашистов. Снайперы превратились в настоящую грозу для фашистов. Это только начало. Надо повседневно растить истребителей немецких оккупантов, увеличивать количество уничтоженных фашистов», – так писали в своем обращении снайперы 1-й стрелковой дивизии войск НКВД 4 января 1942 года. А вскоре по всему фронту прошла радостная весть: снайперам Ивану Вежливцеву и Петру Голиченкову присвоено звание «Герой Советского Союза». К тому времени счет мести И. Вежливцева был – 134 уничтоженных солдата и офицера, а его ученика П. Голиченкова – 140.

В 21-й стрелковой дивизии Внутренних войск 22 мастера меткого огня были награждены орденами. Ордена Ленина были удостоены Ю. Семенов и А. Шубин, ордена Красного Знамени – В. Дудин, И. Карпов, Е. Николаев и другие.

В первой половине 1942 года мастера точного выстрела выступили с предложением о формировании снайперских команд. Это начинание было поддержано руководством войск НКВД, которое в специальном приказе в мае 1942 года обязало командиров частей «провести глубокую проверку огневой выучки личного состава из всех видов оружия по полной программе обучения огневой подготовке. Лучших стрелков отобрать в снайперские команды и организовать с ними месячные сборы».

В частях Внутренних войск как на фронте, так и в тылу страны стали формироваться снайперские команды. После изучения материальной части оружия, настойчивых тренировок, приобретения необходимого опыта снайперы выезжали на боевые стажировки в действующую армию. Команды, как правило, насчитывали 20-40 человек. Возглавлялись они офицерами или наиболее опытными сержантами.

Стажировки на фронте продолжались от 10 дней до одного месяца. Многие снайперы выезжали на боевые стажировки по 2-3 и более раз. Каждый раз, увеличивая свой личный счет мести фашистским захватчикам, снайперы Внутренних войск помогали частям Красной Армии истреблять врага, непосредственно участвуя в боевых действиях.

В приказе начальника Внутренних войск НКВД СССР от 17 августа 1942 года были подведены итоги боевой практики снайперов и поставлена задача по дальнейшему развитию снайперского движения. В документе, в частности, отмечалось, что за короткое время было истреблено снайперами войск более 8430 фашистских солдат и офицеров.

Снайперское движение в войсках ширилось день ото дня. Успешно действовали в боевых порядках частей, оборонявших Ленинград, снайперские команды 23-й дивизии войск по охране железных дорог.

Так, 26 августа 1942 года после мощной артподготовки немцы силою до батальона перешли в атаку на подразделения 377-го полка 109-й стрелковой дивизии (бывшая 21-я дивизия войск НКВД), в боевых порядках которого действовали снайперы под командованием сержанта Н. Красношапки. Они первыми встретили врага.

Н. Красношапка в этом бою истребил 11 фашистских солдат. Когда винтовка вышла из строя, сержант забрасывал гитлеровцев гранатами, а прорвавшихся в окоп уничтожал прикладом. Раненный в правую руку, он продолжал метать гранаты левой рукой, но из боя не вышел. Сержант был ранен еще раз. Бой продолжался 10 часов. Враг был остановлен и, оставив убитыми около ста своих солдат, отошел.

От тяжелого ранения Н. Красношапка скончался. Товарищи поклялись отомстить за смерть командира. Свою клятву они сдержали, истребив за 10 дней 365 гитлеровцев.

Сержант Николай Красношапка был награжден посмертно орденом Ленина, навечно зачислен в списки своей части. Его подвигу был посвящен плакат, который был распространен на фронте.

Командование войск, командиры, штабы, политорганы соединений и частей уделяли большое внимание обобщению опыта снайперского движения и внедрению его в жизнь. С этой целью проводились встречи, совещания, слеты снайперов, мастера меткого выстрела делились своим опытом на страницах дивизионных, армейских и фронтовых газет.

В начале 1943 года, с 18 января по 14 февраля, на базе дивизии имени Ф.Э. Дзержинского в Реутове был проведен слет снайперов войск НКВД. На нем были подведены итоги боевой работы снайперов за 1942 год, обобщен опыт, намечены пути дальнейшего развертывания снайперского движения в частях войск. На слете были представлены 291 участник и 18 руководителей делегаций. После проведения конференции и 4 дневных инструкторско¬методических занятий, с 29 января по 9 февраля, участники слета в составе сводного снайперского батальона проходили стажировку в боевых порядках 49-й армии, в результате чего ими было ликвидировано 2375 фашистских солдат и офицеров. 28 наиболее отличившихся снайперов были награждены медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Традиции снайперов-фронтовиков унаследовали воины послевоенных поколений и нашего времени. Мастера меткого выстрела умело и результативно применяли свое оружие во многих операциях по ликвидации террористов и других опасных преступников, проявляли отвагу и самоотверженность в боевых действиях в «горячих точках», в Дагестане, Чечне.

Охрана общественного порядка всегда была одной из главных задач войск НКВД, особенно актуальной она стала в годы Великой Отечественной войны. Обеспечение общественного порядка – понятие многоплановое. Это и выполнение задач по охране железнодорожных сооружений и объектов, особо важных предприятий, и обслуживание судебно-следственных учреждений и органов, и, конечно же, обеспечение безопасности граждан в городах, других населенных пунктах, а также при проведении массовых мероприятий.

В годовых приказах наркома Внутренних дел СССР войскам ставилась задача поддержания связи и взаимодействия с органами Внутренних дел, оказания им помощи в поддержании общественного порядка в пунктах дислокации частей и подразделений, осуществления патрулирования совместно с органами милиции.

Особо остро этот вопрос встал с началом Великой Отечественной войны. В большинстве райотделов милиции значительная часть сотрудников ушла в армию и в партизанские отряды. Некому стало обеспечивать безопасность на территории городов и районов.

В военное время появились новые виды преступлений: уклонение от мобилизации в армию, дезертирство, мародерство, грабежи, злостное хулиганство, нарушение порядка передвижения и режима военного времени. Активизировались пособники врага: наводчики на цели фашистских самолетов, распространители ложных слухов, паники.

Первостепенное внимание уделялось поддержанию порядка в крупных городах, промышленных центрах, на железнодорожных узлах и станциях, в пунктах стоянки воинских эшелонов, следовавших на фронт, и в местах скопления людей, вызванного эвакуацией населения в восточные районы страны. Выполнение этих задач возлагалось на части и подразделения Внутренних войск по месту дислокации.

В Москве и ее пригородах охрану общественного порядка несли военнослужащие дивизии имени Ф.Э. Дзержинского, а также 15-й, 16-й, 36-й дивизий войск НКВД. Были прикрыты все 25 столичных районов и подмосковные города Мытищи, Люберцы, Балашиха, Щелково, Ногинск и другие.

В Ленинграде эту службу выполняли 13-й мотострелковый и 225-й конвойный полки, в Туле – 115-й и 156-й полки Внутренних войск.

В связи с тяжелой обстановкой на фронте и приближением его к Москве, 7 октября 1941 года было принято решение: для усиления гарнизона города Москвы срочно сформировать 2-ю мотострелковую дивизию войск НКВД и поставить ей задачу обеспечить порядок в Москве. Каждый полк дивизии закреплялся за группой столичных районов, в каждый из которых направлялось по одной роте.

Это было своевременной мерой. Ведь с 20 октября 1941 года постановлением Государственного Комитета обороны в Москве и прилегающих к городу районах было введено осадное положение. Постановление требовало обеспечения строжайшего порядка в столице и пригородных районах. Эта задача возлагалась на войска НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды.

Наряды по охране общественного порядка наделялись чрезвычайными правами: “Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте”.

Части дивизии им. Ф.Э. Дзержинского, наряду с участием в боевых действиях и гарнизонной службе, несли патрульную службу в Москве и обеспечивали общественный порядок при проведении массовых мероприятий. Военнослужащие с чувством высокой ответственности относились к службе по охране общественного порядка, проявляли высокую бдительность, смекалку и находчивость.

31 декабря 1941 года красноармеец 9-го полка Е. Аршинов в г. Москве задержал гражданина в военной форме, показавшегося ему подозрительным, доставил его в комендатуру. Задержанный оказался немецким шпионом.

19 февраля 1942 года младший лейтенант Пикуло в гостинице “Москва” задержал дезертира-афериста, проживавшего в Москве по поддельным документам. При проверке была установлена подчистка даты командировочного удостоверения. Кроме того, были обнаружены еще три удостоверения с датами от июня, июля и сентября 1941 года и шесть пар петлиц разных родов войск.

Красноармеец А. Никитенко нес патрульную службу в городе. Услышал крик женщины. Подошел к дому и заметил пожар. Он постучал в дверь – не открыли. Тогда он прикладом выбил окно, проник в комнату и стал тушить огонь. В это время на него набросился мужчина с ножом, но Алексей сбил его с ног и продолжал тушить пожар. Когда дым рассеялся, боец увидел страшную картину: на постели лежали убитые мужчина и женщина, а в углу стонала израненная девушка. Бандит очнулся и снова попытался напасть на Никитенко, но был задержан.

В войсках было широко известно имя младшего сержанта И. Вахтомина и его методы патрульной службы по охране общественного порядка. “Кого мы должны проверять в первую очередь? Во-первых, тех, кто старается обойти патруль; во-вторых, тех, кто идет напролом, стараясь выдать себя за неприступного человека; в-третьих, тех, кто боится смело и открыто смотреть в глаза. А что для этого надо? Наблюдательность и бдительность”, – делился опытом Вахтомин.

Части войск, дислоцированные на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, неся службу по охране общественного порядка, задерживали большое количество лиц, бежавших из мест лишения свободы, и военнослужащих, якобы отставших от эшелонов, следовавших на фронт. Для усиления милиции ряда краев и областей Сибири из Внутренних войск было передано свыше 600 сержантов и рядовых, которые обязаны были служить в милиции до увольнения их сверстников в запас.

Много сил и энергии военнослужащим Внутренних войск пришлось затратить на ликвидацию последствий налетов вражеской авиации. Они совместно с бойцами МПВО тушили пожары, выносили людей из завалов, охраняли имущество граждан, не допускали мародерства.

На улице Герцена (ныне Б. Никитская) красноармейцы 7-го полка ликвидировали четыре пожара. В Советском районе Москвы военнослужащие 3-й роты этого полка задержали трёх грабителей.

Каждый случай бдительности, умелых и отважных действий на службе по охране общественного порядка становился достоянием личного состава подразделений Внутренних войск и милиции. Наиболее отличившиеся воины поощрялись совместными приказами начальников УНКВД и командиров соединений. Регулярно подводились итоги службы с участием органов НКВД и штабов частей.

С учетом складывающейся обстановки руководители местных органов обращались к командирам соединений и частей с просьбами об увеличении числа выделяемых патрулей. Многочисленные документы свидетельствуют о привлечении подразделений войск к ликвидации пожаров, последствий воздушных налетов врага, крушений поездов, наводнений, других стихийных бедствий.

О военнослужащих, несших патрульную службу, примерах находчивости, смелости и мужества сообщали центральные и местные газеты, дивизионные многотиражки.

В. Викторов