«Место дислокации - курорт»

Приходилось ли вам встречать в милицейском подразделении людей в военно­морской форме? Причем в качестве полноправных членов правоохранительного коллектива, а не посетителей? Нет? Значит, вы еще не знакомы со специальным моторизированным полком внутренних войск МВД России, который располагается в городе Сочи.

 

Плац под пальмами

Мы в самом центре города. От центрального, Курортного проспекта поднимаемся по дороге­змейке наверх мимо недавно построенных санаториев и пансионатов и упираемся в ворота воинской части. На КПП каждую въезжающую машину, включая командирскую (!), тщательно исследует специальная группа саперов с миноискателями и служебной собакой. Воинская часть занимает здание бывшего санатория “Горный воздух”. Уютный плац, где проходят разводы и построения личного состава, выглядит необычно в окружении пальм. Специфический запах южной хвои, морской пейзаж.

С особым волнением читаем мемориальную табличку на стене штаба полка: “Здесь в годы Великой Отечественной войны 1941­1945 годов находился военный госпиталь № 2129” . Тут проходил лечение дед Юрия Котенка, одного из авторов этого материала, сержант 35­го инженерного батальона Шейко, которому осколок мины перебил позвоночник. Здесь его в буквальном смысле поставили на ноги и заново научили ходить.

Теперь в бывшем здании госпиталя, в котором лечились после ранений тысячи фронтовиков, расположены казармы, столовая, кабинеты командного состава.

Предыстория моторизованного полка такова. Еще в апреле 1992 года, когда отдельный батальон оперативного назначения внутренних войск был выведен из Цхинвала в Сочи. Эвакуация личного состава и техники из зоны грузино­осетинского конфликта, места ожесточенных боев между грузинскими формированиями и осетинскими ополченцами, прошла без потерь. На новом месте дислокации личному составу, “понюхавшему пороху”, поставили задачу прикрыть абхазское направление государственной границы. Ведь в соседней Абхазии в это время также лилась кровь.

После того как Россия получила право провести в Сочи зимнюю Олимпиаду, было принято решение создать на базе батальона специальный моторизированный полк внутренних войск для обеспечения безопасности и охраны правопорядка во время подготовки и проведения зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году. Не случайно в Главном командовании внутренних войск его неофициально называют “олимпийским”.

Когда встал вопрос о командире нового подразделения, то в главкомате остановились на кандидатуре полковника Сергея Шимко, хорошо зарекомендовавшего себя во время службы на Кавказе и в московском регионе, которому можно доверить выполнение самых ответственных задач. А ведь, как известно, от командира части зависит очень многое, если не все. Сергея Юрьевича отличает скромность ­ качество многих профессиональных военных России, видевших кровь и перенесших горе потерь. Может быть, именно поэтому в полку особое отношение к павшим. За частью закреплены семьи 12 военнослужащих внутренних войск, погибших при выполнении служебно­боевых задач на Северном Кавказе. Их родные постоянно ощущают моральную и материальную поддержку.

Он не любит вспоминать о боевых действиях, хотя принял участие в двух контртеррористических операциях, награжден орденом Мужества (более подробно “Щит и меч” расскажет о Сергее Шимко в одном из ближайших номеров). Во время короткой командировки в Сочи корреспондентам нашей газеты, кажется, удалось раскрыть секрет успеха военнослужащих ­ они очень хотят быть похожими на своего командира.

Сейчас, по сути дела, закончено формирование полка ­ увеличены штаты, получено большое количество техники. Для него в районе Адлера на площади 22 гектара строится военный городок. Как рассказал Сергей, “на данный момент выполнена треть работ. Сдача предусмотрена в 2012 году. Предполагается создание всей инфраструктуры, положенной полку по штату, включая казармы, клуб, столовую, общежитие для семей военнослужащих по контракту и офицеров, объекты тылового обеспечения ­
хлебопекарню, комбинат бытового обслуживания, магазины, предусмотрено строительство детского садика”. Плюс ко всему в этом году начинается возведение жилого дома на 140 квартир для семей офицеров. Словом, объем серьезный, доказывающий, что военная база создается здесь качественно и на долгие годы.

Казалось бы, внутренние войска ассоциируются со службой прежде всего в горячих точках, с палатками и окопами, заставами и блокпостами в предгорьях и на равнине. А здесь вдруг курорт с пальмами, отдыхающие в бикини, дефилирующие мимо военных патрулей и пункта дислокации, развлечения в двух метрах от забора войсковой части. Как к такому привыкнуть, как не расслабиться? А расслабляться, между прочим, никто и не собирается. “К огромному потоку отдыхающих присоединятся гости и участники Олимпиады. Все это мобилизует личный состав, который должен не только знать законы и выполнять их, но и проявлять особый такт в общении с гражданами, быть примером в плане ношения военной формы. Это один из нюансов курортного города. Еще играет роль и близость государственной границы, поэтому мы находимся в постоянной готовности”, ­
рассказывает о сочинской специфике Сергей Шимко.

Примеров действий военнослужащих полка, обозначенных в телеграммах вышестоящему командованию, сотни. Не случайно по результатам служебно­боевой деятельности за прошлый год полк отмечен региональным командованием и занял первое место среди частей, отличившихся на конкретных мероприятиях. “Это заслуга всего коллектива, ­
говорит Шимко. ­ По моему мнению, так не бывает, что командир хороший, а коллектив плохой, или наоборот. Только совместно можно достичь успеха”.

Причем отличаются военнослужащие не только на ниве охраны правопорядка. Так, благодаря их оперативным действиям 19 ноября прошлого года удалось спасти санаторий “Салют” МВД России. В тот день на прилегающей к нему территории загорелся сухостой. Огонь распространялся очень быстро, грозя перекинуться на строения, последствия могли быть непредсказуемыми. Младший сержант Геворг Саакян, сержант Максим Борзиков, рядовые Алексей Чудный, Роман Сиваков, Сергей Гненной, Анатолий Савицкий, Евгений Кермен и Александр Гарькуша быстро развернули пожарные шланги, стали тушить огонь, организовали оцепление. К приезду пожарной машины пламя было почти потушено.

 

Боцман ­ должность полицейская

Но кто же носит в полку морскую форму? Это отдельная рота патрульных катеров. По сути ­ настоящая флотская часть. Воинские звания здесь такие же, как в ВМФ: матрос, старшина первой, второй статьи, мичман, капитан­лейтенант... У срочников стандартные матросские робы, черные бушлаты. На флотских лентах бескозырок красуется надпись золотистого цвета: “Мор.части внутр. войск”, офицеры имеют нарукавные нашивки, показывающие их принадлежность к плавсоставу. Еще на бушлатах ­ шевроны внутренних войск с Андреевским, синим на белом, крестом в углу. Соленая специфика…

Основная задача роты ­ охрана правопорядка на акватории. Протяженность Сочи вдоль побережья ­
более 120 километров . Это бухты, пляжи, причалы, пирсы, яхт­клубы.

“Подразделение патрульных катеров у нас на особом счету, ­ говорит полковник. ­ Наши военнослужащие совместно с органами внутренних дел участвуют в охране общественного порядка и ценных биоресурсов у берегов Черного моря, оказывают помощь пограничным органам ФСБ РФ в охране государственной границы. И ни одно значимое мероприятие международного масштаба, проводимое в городе Сочи, не обходится без участия моряков внутренних войск”.

Работы им хватает круглый год, особенно в разгар курортного сезона. Как правило, вместе с моряками на борту присутствуют сотрудники полиции, МЧС и работники Государственной инспекции по маломерным судам. Словом, самое настоящее межведомственное содружество.

Доводилось морякам не только составлять административные протоколы, но и людей спасать. В минувшем году сигнальщики обнаружили лодку, которая буксировала за собой так называемый банан ­ надувное плавсредство   в форме большой трубы, на котором катаются отдыхающие. На первый взгляд ­ ничего особенного. Но слишком уж далеко заплыли участники аттракциона. “В тот день мы заканчивали патрулирование. Море штормило, и катер кидало из стороны в сторону, ­
вспоминает старшина второй статьи Андрей Нестеренко. ­ Лодку с “бананом”, которая уходила в открытое море, я увидел в бинокль в полумиле от нас. Самое ужасное, на этом надувном бревне были люди. Мы бросились в погоню. Мешала большая волна. Догнали их уже в пяти милях от берега. В лодке находились пять женщин и пятеро детей и ни на ком не было спасательного жилета! Плавсредство, как ореховую скорлупу, кидало на волнах. Перепуганные то ли погоней, то ли стихией мамаши сами попросили у нас помощи, и мы подняли их на борт катера. Хорошо, что успели вовремя, ведь море не прощает безалаберности и ошибок”.

Как выяснилось позже, все взрослые члены компании, включая гражданина, управлявшего лодкой, были пьяны. Чем бы закончилась эта прогулка, не вмешайся моряки, остается только гадать.

“Однажды мы получили сообщение из дежурной части городского УВД, что какая­то девушка заплыла на надувном матрасе очень далеко и исчезла из поля зрения, ­
рассказывает начальник морской службы части капитан третьего ранга Роман Гарбуз. ­ Экипаж катера под командованием мичмана Александра Фоменко больше часа обследовал акваторию. Барышню унесло в море на несколько миль. А она спокойно спала, будучи в состоянии изрядного подпития, и даже не заметила смертельной опасности. Буквально через несколько дней матросы Сергей Иванов, Евгений Криворотько и Дмитрий Перебоев спасли еще одного “мореплавателя”, любителя крепких напитков, заснувшего в лодке. Беда сочинских пляжей ­ гидроциклы. Нередко они на бешеной скорости проносятся рядом с купающимися людьми. Бывали случаи, что лихачи­мотоциклисты серьезно травмировали отдыхающих”.

По мнению офицера, для любителей адреналина необходимо выделять особые зоны, подальше от мест, где люди купаются. Кстати, задержать нарушителя ­ дело непростое. У водного мотоцикла очень большая скорость и отличная маневренность. Для пресечения водного хулиганства в роте патрульных катеров используются те же гидроциклы.

Наверняка те, кто отдыхал на побережье, видели модный ныне аттракцион: быстроходный катер или скутер тянет за собой на тросе смельчака, который на парашюте летит над морем, то спускаясь к самым волнам, то резко взмывая на высоту птичьего полета. В Сочи решением властей такое развлечение категорически запрещено. Опасно. Причем не только для того человека, который взмывает вверх, но и для окружающих. Был случай, когда парашютист    чуть    не   стал   причиной    авиакатастрофы.   Ведь   в   аэропорт Адлера самолеты заходят на взлетно­посадочную полосу со стороны моря. И однажды только мастерство пилотов уберегло крылатую машину от столкновения с незадачливым летуном. Пресекать такие развлечения ­
тоже обязанность моряков внутренних войск.

Выполняют они и более серьезные задачи. В том числе ­ антитеррористические. Водолазы осматривают днища судов и опоры мостов на предмет наличия взрывных устройств. Готовы они противодействовать и боевым пловцам противника. Поскольку все это требует высокого профессионализма, каждый из них проходит специальную подготовку на базе морской учебной части, расположенной на озере Байкал.

Моряки участвуют в спасательных операциях при чрезвычайных обстоятельствах, вызванных авариями природного или техногенного характера, выполняют специальные, в том числе поисковые работы под водой. Не так давно на вооружение подразделения поступили специальные комплекты водолазного снаряжения с дыхательным аппаратом замкнутого цикла. То есть обычных пузырьков, всплывающих на поверхность воды, вы не увидите. Предназначены такие комплекты для скрытого перемещения человека на глубинах до сорока метров. Комплект оснащен аппаратурой подводной навигации, звукоподводной связи водолаза с берегом и другими боевыми пловцами, приборами скрытого наблюдения за надводной   обстановкой.

Есть у моряков внутренних войск и аппарат, по сути, являющийся мини­подлодкой. Экипажа на этом судне нет. Размеры не позволяют разместить в нем человека. Его заменяет “умная” начинка. Оснащенная новейшим электронным оборудованием, она может обследовать подозрительный объект и передать информацию о нем оператору.

В курортном городе случаются и дорожные пробки. Представьте, что произошло какое­либо ЧП. Следственно­оперативную группу или, допустим, саперов надо срочно доставить на место происшествия. Здесь роль плавсредств роты просто неоценима. Кстати, малые скоростные патрульные катера на подводных крыльях “Андрей Орлов” и “Олег Визнюк”, названные в честь военнослужащих внутренних войск, удостоенных звания Героя России, развивают скорость до 75 километров в час.

Не обходится и без проблем. Одна из главных, которая никак не зависит от самих моряков, ­ срок службы. По мнению офицеров, одного года для срочников мало. Судите сами, после призыва матрос полгода познает флотскую науку в учебке. Потом в части ему нужно время, чтобы закрепить теоретические знания на практике, изучить морскую терминологию, сдать зачеты по устройству корабля, его живучести, технике безопасности, специальности, корабельному уставу и другим дисциплинам. На это уходит еще полгода. И когда моряка можно допускать к несению службы, когда он, по идее, должен сам передавать полученные знания военнослужащим более позднего призыва, ему уже пора паковать чемоданы!

Какой выход? И полковник Сергей Шимко, и его подчиненные единодушны во мнении: если учесть, что увеличения срока воинской службы в России не предвидится, значит, нужно создать условия для того, чтобы выстроилась очередь из контрактников. Но это уже задача государственного масштаба.

 

Выжить на тренировке

“Люди ­ фанаты своего дела. Никакие перемены их с намеченного пути не собьют”, ­ так представляет полковник Шимко бойцов спецназа.

Командир взвода спецназа ­ старший лейтенант Сергей Можаев. Можно сказать, что вся его семья родом из внутренних войск. Отец большую часть жизни отдал службе во внутренних войсках, командовал батальоном, сейчас на пенсии. Братья Сергея, как и он сам, продолжают службу после окончания Саратовского военного института ­ одного из старейших вузов внутренних войск страны.

Под стать командиру и спецназовская “гвардия”, состоящая из ветеранов боевых действий на Северном Кавказе. В их числе командир штурмовой группы прапорщик Артем Мазыло, который в составе разведбата внутренних войск ликвидировал банду террористов в горах Ингушетии у селения Даттых в 2008 году; старший сержант Роберт Харатян, отражавший грузинскую агрессию в Южной Осетии; старший прапорщик Александр Слесарев, бывший командир разведгруппы 102­й ОБРОН. Мастером своего дела у спецназовцев считается штатный сапер младший сержант Роман Горючкин.

Особый упор в подразделении делается на индивидуальную подготовку. Рукопашному бою по известной системе Алексея Кадочникова спецназовцев обучает инструктор Михаил Федотов. Корреспондентам “Щита и меча” удалось побывать на одном из занятий на полигоне, где Михаил отрабатывал с бойцами приемы с оружием. “Наша задача ­ уметь вести рукопашный бой в любой обстановке с применением любых подручных средств. Это целый курс выживания”, ­
резюмировал цель занятий Михаил Федотов. Требования в спецназе таковы: боец должен совершить 10­километровый марш­бросок, поразить мишени на огневом рубеже и успешно провести рукопашный бой. Сказать, что это очень трудно ­ значит не сказать ничего. Но знатоки утверждают, что результат приходит уже после полугода интенсивных тренировок.

Все военнослужащие ­ и контрактники, и срочники (в подразделении их примерно поровну) ­ прошли горную подготовку на полигоне в станице Ахметовская. Системы, карабины, фалы, спецоружие позволяют работать на отвесных скалах и вести боевые действия в горах. Помогает бойцам освоить непростую науку инструктор по горной подготовке прапорщик Семен Никифоров ­ настоящий профессионал своего дела.

Летом минувшего года спецназовцы участвовали в совместной операции с пограничниками из Черноморско­Азовского управления береговой охраны ФСБ. “Наши штурмовые группы и группы боевого обеспечения осуществляли огневое прикрытие, ­ рассказал старший лейтенант Сергей Можаев. ­ И коллеги отметили горную подготовку наших бойцов”.

 

Стройки подлежат обнюхиванию

Три раза в сутки в пункте постоянной дислокации “олимпийского” полка и в строящемся военном городке проводится инженерная разведка местности на предмет обнаружения взрывных устройств и взрывоопасных предметов. “Это только часть работ, ­ говорит начальник инженерной службы полка майор Василий Темирбулатов. ­ Мы можем многое: наладить водо­ и электроснабжение, оборудовать по всем правилам военного искусства позиции и заставы ­ взводные опорные пункты, установить инженерные заграждения”.

Кстати, опыта самой разнообразной саперной работы, причем боевого, самому Темирбулатову не занимать. Его путь также неразрывно связан с наведением порядка на Кавказе: туда молодой офицер отправился сразу по окончании Владикавказского высшего командного училища внутренних войск имени Кирова в 1995 году. Бывало всякое. Так, в мае 1996 года саперная группа Василия Темирбулатова на железнодорожном полотне у моста через реку Аргун обнаружила и обезвредила сразу шесть фугасов, которые бандиты приготовили в ожидании поезда. Такое количество взрывчатки могло перевернуть весь состав. А весной 2000 года его саперы проделывали проходы в минных полях у селения Комсомольское, за которое тогда развернулись ожесточенные бои.

В связи с подготовкой Олимпиады саперов стали чаще привлекать для работы на массовых мероприятиях и строящихся объектах. “Две группы с применением минно­разыскных собак постоянно меняют друг друга. Одна находится в резерве, а вторая ­ в местах несения службы. Если собака заболела, есть ветеринар, на лечение и покупку лекарств выделяются средства. Проблем нет. Всего у нас 20 собак ­ 2 минно­разыскные и 18 ­ патрульно­разыскных. Самая активная ­
лабрадор по кличке Ричи, занимавший первые места по Краснодарскому краю и региональному командованию. Используются в основном немецкие овчарки”, ­
рассказал о кинологической составляющей службы майор Василий Темирбулатов.

Немаловажную роль играет и техническая сторона. Если раньше можно было увидеть сапера, по старинке действующего со щупом, то теперь военнослужащие отправляются на боевую работу с современными металлодетекторами, миноискателями, средствами для обнаружения микросхем, средствами бронезащиты. Словом, дилетанту или человеку, мало знакомому с тонкостями минно­саперного дела, в инженерном подразделении просто не место, тем более что требования к подготовке специалистов инженерной службы с каждым годом растут.

...Вот таким увидели корреспонденты “Щита и меча” специальный моторизированный полк внутренних войск, в котором, по словам его командира полковника Сергея Шимко, каждый военнослужащий ощущает себя частью единого организма, постоянно несущего боевую службу.

 

Юрий КОТЕНОК и Евгений КАТЫШЕВ

Сочи -­ Москва