Часы с боем

Разведчик Внутренних войск Алексей Фомин воюет на фронтах мирного времени

 

Мальчик в легкой осенней куртке стоял на берегу океана. Он смотрел на могучие, ревущие волны. Волны разбивались о безучастные скальные камни и с хрустящим шорохом разливались по земле.

Шторм не пугал мальчика. Военный городок, в котором он жил с родителями на Сахалине, находился рядом с берегом. Океан притягивал мощью, непостижимой силой и грозным волнением.

В свои 10 лет мальчик, конечно, еще не осознавал, как тесно внутренний мир человека и мир мятежной стихии, сближаясь друг с другом, становятся в конечном счете единым миром. Может быть, именно это единство и вызревает со временем в духовную крепость у тех, кому надлежит проявить себя в будущем самым неординарным и ярким образом.

Может быть.

А пока детство Алеши Фомина согревалось родительским домом, светом дальневосточного солнца и волновало грохотом таинственного океана.

Ничего, кроме будущего, мальчику еще не угрожало.

Эпизод

Шквальный пулеметный огонь из "зеленки" обрушился на БТР подобно близкому взрыву световой авиационной бомбы. Группа лейтенанта Алексея Фомина напоролась на засаду.

Фомин приказал солдатам рассредоточиться по естественным укрытиям, прикинул, как использовать надежные контуры БТР-80.

Теперь шквальный огонь обрушился уже на боевиков, укрывшихся в подлеске. Сизый пороховой дым поплыл над сухой травой. Автоматы ребят Фомина не умолкали: гасили огневые точки боевиков одну за другой. Но и боевики не сдавались. Их пули рыхлили каменистую землю лощин и с визгом плющились о броню БТР...

После первых минутных и куда более масштабных кровавых боестолкновений Алексей Фомин пришел к важным для себя выводам. А именно: ничто с такой стремительностью не ускоряет взросление человека, как угроза смерти. И ничто, кроме реального боя, так остро не проявляет чувства ответственности за тех, кто подчинен тебе по службе. Только подлинная ответственность освобождает командира от обжигающего, естественного для человека страха за самого себя. Возможно, это и есть одна из самых важных нравственных сущностей настоящего офицера.

А скорее всего - самая важная.

Личность

Между двумя приведенными периодами из жизни Алексея Фомина - детством и юностью на Дальнем Востоке и его первыми боевыми действиями на Северном Кавказе - времени прошло немного. Но расстояние, разделяющее эти места, измерялось тысячами километров. Правда, для судьбы, выпавшей на долю Алексея, расстояние это было ничтожным: он рос и взрослел на Дальнем Востоке, а родился... в Чечне. В Грозном! И боевое крещение получил как раз там, где когда-то появился на свет.

Это и есть непредсказуемая логика жизни. А упрощенно говоря - судьба.

Прадед Алексея, его дед и отец были кадровыми военными. Отец, Юрий Александрович, осваивал военные науки и навыки службы на Северном Кавказе. В годы учебы в военном училище во Владикавказе отец познакомился с будущей мамой Алексея - Галиной Александровной. А в 1977 году, уже в Грозном, родился Алексей. Тогда еще - Алеша.

Вместе с новыми местами службы отца Алексей переезжал из Чечни в Бурятию, из Бурятии в Чехословакию, из Чехословакии в Азербайджан и, наконец, на Дальний Восток. На Сахалине их уже было четверо: в Чехословакии родился младший брат Алексея - Дмитрий. Сегодня он - сержант ВВ, службу проходит, конечно же, тоже на Северном Кавказе.

Вот они - чуть ли не последние, освященные временем и боями поколенческие цепочки - прадед, дед, отец и его сыновья. Те цепочки, которые сопротивляются напастям нынешней гражданской и не в меньшей степени армейской неразберихи. Тем ценнее их роль в нашей жизни. Тем важнее их облагораживающее присутствие и активная деятельность в войсках - в батальонах, полках, бригадах...

Алексей окончил школу в поселке Соловьевка Сахалинской области в 1994 году. Вопрос: "Что дальше?" в семье не стоял. Призванный в армию, он поступает в Дальневосточное высшее общевойсковое училище имени маршала К.К. Рокоссовского. После окончания училища вопрос все же появился: род войск? Определился: Внутренние войска.

С этого момента началась упорная, вдумчивая и самоотверженная служба будущего Героя России во Внутренних войсках, аббревиатура которых известна всей стране - В.В.

Эпизод

Группа "старшего брата" попала в засаду и понесла потери. Командир погиб. Несколько бойцов получили тяжелые ранения. Кольцо окружения сжималось. Радист связался с базой, попросил о помощи.

Для ее оказания и вывода группы из окружения лейтенанту Алексею Фомину была поставлена задача выдвинуться с бойцами и техникой в район отметки 314 северо-восточнее населенного пункта Серноводск и, уничтожая боевиков, освободить из окружения солдат министерства обороны.

Два БТР: N 508 и N 509 с двадцатью бойцами-разведчиками ВВ под командованием Фомина тут же вышли на задание. Лейтенант прекрасно знал местность, ее сложный рельеф, скрытые и открытые тропы. Лучшего времени для разведчиков - дождя, тумана, снега, сумерек - ждать не приходилось: задание было срочным.

Лейтенант вывел свою группу к границе указанного района. Почти сразу же с двух сторон ударили пулеметные очереди боевиков. Приказ Фомина на ответный огонь не задержался. Редкое везение: сразу две огневые точки боевиков заглохли. Попадание было снайперским. Однако Фомин прекрасно понимал: это - только начало. Чтобы подавить все огневые точки противника, их нужно было вначале обнаружить.

Лейтенант принимает решение, которое принимал уже однажды в одном из боестолкновений. Он неожиданно появляется на самом открытом месте плато и открывает ливневый огонь по "духовской зеленке". В те же секунды сразу из нескольких мест подлеска раздаются пулеметные очереди. Стволы противника оживают. Цель - лейтенант! Его рать, заглушая приказ командира, обрушивает шквальный огонь по сверкающим искрам вражеских стволов. Фомин бросается на землю, быстро подползает к БТРу и прямой наводкой уничтожает расчет ДШК. Он ощущает - это его бой. Его воля. Его удача. Никто не знает, по каким законам подобный настрой командира передается его бойцам. Но он передается.

С завидной сноровкой руководимый Фоминым личный состав, перегруппировавшись, включился в дальнейшее преследование боевиков и уничтожение их остатков. Освобожденные из "звериного кольца" солдаты МО немедленно присоединяются к своим спасителям и завершают зачистку местности. Санитарный вертолет идет на безопасную посадку.

Итог операции: спасение солдатских жизней, уничтожение 12 боевиков, расчета ДШК.

Группа лейтенанта А. Фомина без потерь возвращается в пункт временной дислокации - холодная строка о горячем бое.

Личное мужество лейтенанта, вызвавшего огонь на себя, второй раз подряд попало в наградные документы. Представление к ордену "Мужества", однако, как и в первый раз, затерялось среди бумаг на полированных столах московских кабинетов. Лейтенант не горевал: во-первых, он мог об этом и не знать, а во-вторых, и это самое главное: мужество, как бесценное человеческое качество, не убывает и не становится чем-то иным, если его недооценивает бюрократическая машина.

Личность

Служебный рост Алексея Фомина начался во Владикавказе. Он попал сюда после окончания Дальневосточного училища. Конечно, человек сложнее слов, которыми его характеризуют. Но трудолюбие, исполнительность и уравновешенная рассудительность не могли оставаться незамеченными командованием. Дальневосточник явно выделялся на фоне контингента, которым в последние десятилетия стали пополняться вооруженные силы. На далеком Сахалине знали: вот сын уже командир роты по подготовке разведчиков. А вскоре - начальник группы боевой подготовки; старший помощник начальника отделения разведки; заместитель командира войсковой части...

Одним из замечательных качеств Алексея была и остается неутомимая тяга к учебе. К знаниям. Он стремится познать новые виды вооружений. Структурные изменения в вооруженных силах, их смысл и эффективность. Он постоянно интересуется психологией человека, его внутренним миром, сопоставляет с миром собственным.

К разведке - интерес особый. Он бережно ценит свои собственные, накопленные им самим знания, но никогда не пренебрегает чужими. Он остро переживал и осмысливал необходимость сражений в собственной стране. Трудно воспринимал несуразности, которые происходили на его глазах. Больше всего их происходило, конечно, во время боевых действий. Они были на поверхности: амбициозность, несогласованность в действиях тех или иных командиров, относящихся к различным родам войск, грубейшие нарушения воинской дисциплины... Противопоставить всему этому он мог только одно: действовать так, как положено, и поступать, как обязан. Он верил и верит в силу порядка. В дисциплину и офицерскую честь. Эти светлые для его семейного рода понятия и определяют его поведение. Мысли Алексея просты: если хотя бы одно из этих понятий покинет мир, мир не просуществует и часа. Но ведь он существует! И армия существует! И он, и его настоящие друзья, знакомые и незнакомые офицеры, о которых он слышал только хорошее, - тоже люди из крови и плоти. Люди, а не персонажи из театральных спектаклей! Он верил и верит в лучшее. Может быть, вера в лучшее и есть в человеке лучшее. А значит, он прав. Он должен быть примером для солдат, с которыми ходит в разведку по смертельно опасным тропам. И, как бы это ни казалось странным, для самого себя. Не ангел же...

В двадцать лет Алексей Фомин, подобно ученику средней школы, с благодарностью относился к наставлениям тех, кто старше его. Не иронизировал над их советами, но и не воспринимал механически, как таблицу умножения - он думал, анализировал.

Ему везло. Его учили не только военным дисциплинам. Прививали нравственные, человеческие "ростки", без которых любая жизнь лишь отбываловка на Земле: ни цветов, ни плодов. Его память хранит голоса, интонации, облик прекрасных командиров - преподавателей в Благовещенском училище: Якова Владимировича Рязанцева, Александра Владимировича Боржко, Александра Александровича Ярового, многих других, которые готовили его к первым военным испытаниям и взрослой офицерской жизни. Теперь, когда на его груди появилась Золотая Звезда Героя России, ему много раз приходилось и приходится встречаться с молодыми ребятами. Хотя и сам-то он еще совсем молодой!

Он говорил и говорит о том, во что большинство в наше время не верит.

А он - верит. И ему - верят. Он говорит о справедливости и благородстве. Особо - о патриотизме. Говорит просто и искренне. Ему снова верят. Потому что он "преподает" это высокое понятие другим не как учебную нагрузку к жизни, а как ее потребность. Он понимает: если командир вызовет солдата и скомандует: "Смирно!", солдат немедленно вытянется в струнку. Но если командир прикажет: "Стань патриотом!", солдат не сможет выполнить приказ. Он просто не будет знать, как это сделать. Потому что не знает этого и сам командир. Ведь это не приказ и не наука. Патриотизм - это твое постоянное, воспитываемое с детства духовное состояние. А для военного - суть человеческих достоинств, да и, пожалуй, всех человеческих добродетелей.

По крайней мере, именно так должно быть.

А не так, как чаще всего есть. Алексей Фомин не раз смотрел в глаза смерти. Он уже видел то, что может сокрушить человеческую душу. При нем в одном из горных боестолкновений шальная пуля боевика вспорола живот солдата от правого до левого бока. Все, что в человеке было внутри, оказалось вывалившимся наружу. Но именно тогда он увидел и то, что с не меньшей силой врезается в память: действия военного медика, который тут же, на дороге, среди камней и пыли, буквально "вправил" все то, что оказалось снаружи, снова вовнутрь и споро, уверенно зашил, заштопал живот ниткой и иглой. А он, Алексей, не дожидаясь окончания операции, вызвал санитарный вертолет.

Человек был спасен. Сила!

При нем, Алексее, в очередном боестолкновении осколком перебило артерию солдату, который не успел прислониться к скале. Десять бесконечных минут Алексей и его бойцы пытались преодолеть кратчайшее расстояние от лощины к раненому. Но свинцовый ливень с близкой возвышенности не давал возможности продвинуться даже на метр. За 10 минут все пять литров крови, отпущенной каждому человеку природой, с мистической скоростью покинули тело раненого. Бессилие.

В жизни все скреплено подобно бревнам плота. Дальневосточник Алексей Фомин объясняет этим все жизненные проявления. Он принимает их и усваивает. Если его что-то еще в этом плане и удивляет, так это то, что бед и радостей становится все больше. Хотя, по-честному, все подлинные радости уже давно остались в детстве. Взрослые радости другие. Они скучнее и короче.

Эпизод

Разведывательной группе под командованием командира взвода лейтенанта А. Фомина была поставлена задача "на проведение поиска" в районе населенного пункта Верхний Алкун. То есть: выявление опорных пунктов боевиков.

Лейтенант провел положенную работу с личным составом, еще и еще раз проштудировал схемы отдельных участков предстоящей дороги, проверил боезапас и так далее.

Границы своего опорного пункта они достигли без происшествий. Оставили технику, дальше двинулись пешим порядком. Дорога петляла среди валунов, каменных нагромождений. Ни одной прямой линии - ни вверху, ни внизу, ни с боков. Алексей был предельно внимателен. Испытывал неясное беспокойство. Несколько раз он останавливал группу. Прислушивался к опасным, "не природным" звукам. Шум ветра в деревьях, воды в речке, сорвавшегося с горы камня он моментально отличал от звуков военного свойства. Опыт. Но здесь-то как раз все походило на боевые звуки. "Не могли ли боевики пройти по этой дороге раньше нас? - думал лейтенант. - И если могли - значит, укрепились".

Пошли дальше. Метр за метром. Боестолкновения не миновать, появилось у Алексея неожиданно твердое убеждение. И почти в то же мгновение с горного уступа на головной дозор его группы обрушились веер пулеметного огня и вопли "Аллах акбар!".

Группа Алексея оказалась в наихудшем из возможных положений. Боевики наверху, разведчики внизу. Но бой закипел в момент взаимного обнаружения. Огонь разведчиков и огонь боевиков словно бы врезались друг в друга, подобно лесным пожарам.

Перекрикивая шум боя, Фомин отдавал целеуказания. Срывая голос, он направлял того или иного бойца к любой ложбине, хотя бы мало-мальски пригодной для укрытия. Одновременно он наблюдал за маневрами боевиков. Заметил: их резервная группа стала заходить во фланг с целью захвата головного дозора. Тогда лейтенант ввел в бой основные силы своей разведывательной группы. Он постоянно находился на самых простреливаемых участках, руководил боем и одновременно поливал огнем противника. В какой-то особо удачный момент Фомин уничтожил расчет пулемета боевиков, особенно яростно донимавший их группу из ближайшего подлеска. Стало ясно: это не засада, а новый, сооружаемый бандитами опорный пункт.

Бой стал напоминать Фомину драматическую историю другого боя. Тогда они из-за сплошного огня в течение пяти часов не могли преодолеть всего 400 метров, чтобы пробиться к своим. "Если что-то подобное повторится и здесь, - подумал он, - придется менять тактику". Словно в подтверждение его мыслей до них донесся глухой, могучий рев невидимого грузовика. Лейтенант определил - "Газ-66". Машина везет боеприпасы. Машина где-то за плато, ее не видно, но по натужному реву двигателя нетрудно догадаться: кузов забит до отказа.

При таком положении дел рассчитывать на победу трудно.

Это был первый бой лейтенанта Фомина и его группы без приданных сил. Лейтенант отвечал за все сам - лично. И за действия, и за решения, и за результат.

Придумал: ситуацию может спасти только навесной минометный огонь.

В следующий миг он связался со штабом. Доложил о бое. О ситуации. О своем решении. Штаб дал согласие. Схема огня была согласована моментально.

В следующие минуты лейтенант уже взял на себя две функции: руководство боем и корректировку навесного огня. Когда послышались взрывы, стало ясно: в воздух взлетела не только машина, но и ее смертоносный груз. Это стало прямым сигналом к началу атаки на противника. Бойцы головного дозора, как и основного резерва, кинжальным огнем подавили ошеломленных боевиков. Их гнездо было по существу уничтожено. Часть банды растворилась бесследно: спасать шкуры позволял рельеф.

Невостребованные боеприпасы продолжали еще взрываться - изуродованная машина горела. Все это время обстреливаемый со всех сторон лейтенант Фомин, не обращая внимания на шальные пулеметные очереди отступающих боевиков, занимался главным на этот момент делом: пересчитывал своих бойцов. Он должен был убедиться: потерь нет!

Потери были у других. Среди 30 трупов боевиков на плато, как вскоре выяснилось, отвоевались и начальники штабов, и финансисты, и другие шишки боевиков.

Серьезная удача!

Личность

В мире есть две равнозначные скорости: скорость света и скорость слухов. Слух о том, что Алексей Фомин в том бою попал в плен и убит, разнесся по всем частям и учебным заведениям, где Фомин служил и учился - даже в академии им. Фрунзе, которую он окончил с "красным" дипломом. По словам некоторых преподавателей благовещенского училища, его альма-матер - ребята даже стали скорбно собирать деньги на помощь родителям Алексея.

Только случайность помешала черным стрелам слухов долететь до сердец родителей в военном городке на Сахалине. Зато воскрешение из убитых и награда отмечались шумно и весело.

Сын жив. Сын - Герой России. Отец, Юрий Александрович, мама, Галина Александровна, не находили себе места. Они не спали до его приезда. Они кружили по своей старой, привычной квартире на самом краю России, где вырос и воспитывался Алексей, и повторяли: "Мы знали! Мы верили!"

Сегодня 33-летний отец двоих детей - девочки и мальчика - подполковник Алексей Юрьевич Фомин - начальник разведки легендарной отдельной дивизии оперативного назначения ВВ МВД России (в стране известной как дивизия Дзержинского - Г.Б.). Как и большинство офицеров дивизии, Фомин обрел ничем не заменимый опыт выполнения служебно-боевых задач по обеспечению территориальной целостности страны и наведению конституционного порядка на Северном Кавказе. Логично, что командир прославленной дивизии, генерал-майор Игорь Геннадьевич Поддубный приобрел свои знания и опыт тоже на Северном Кавказе. В его огневых университетах...

Фомин хорошо знает историю знаменитой дивизии. Он верен ее духу, традициям, заложенным ветеранами, такими как Д.А. Наливалкин, Н.Б. Бойков и Н.М. Зубков, руководившими дивизией в свое время, многими другими... В дни торжеств на ухоженных аллеях военного городка всегда солнечно. Солнечно даже в пасмурные дни. Это - блеск от офицерских и солдатских боевых наград. Блеск медалей, орденов, Золотых Звезд Героев России, от Звезды Алексея Фомина в том числе.

Дивизия - как бы острие Внутренних войск страны. Войск, которые готовятся к встрече своего поистине великого юбилея - 200-летия со времени образования.

...Когда Алексей приезжает домой в отпуск, ему едва хватает нескольких минут на общение с родными, с сахалинскими друзьями и приятелями. Но хотя бы на самое короткое время этот сдержанный высокий скромный человек приходит на берег своего детства, на то место, откуда шагнул когда-то в бушующий, изменяющийся, суровый мир. Морская стихия встречает его, как и прежде, могучим штормом, волны гремят, как в детстве, а их сверкающие гребни с хрустящим шорохом разливаются по земле. Алексей смотрит на волны, размышляет о жизни. И о своей судьбе.

Он твердо знает: его выбор верен.

 

* Боевые эпизоды в данном материале относятся ко времени второй чеченской кампании.

* "Старшим братом" во Внутренних войсках называют войска МО РФ.

 

Геннадий Бочаров