БОЕВАЯ СЛУЖБА И ВИДЕОКОНТРОЛЬ

 

ВНУТРЕННИЕ ВОЙСКА АКТИВНО ОСВАИВАЮТ НОВЫЕ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

 

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

 

МИРОШНИКОВ Алексей Иванович

 

Родился 30 марта 1952 года в поселке Красный Яр Волгоградской области. В 1972-м окончил Новочеркасское высшее военное командное училище связи, в 1981-м - Военную академию связи. В 1972-1977 годах - командир радиовзвода, заместитель командира роты связи по политчасти, командир учебной роты в Приволжском региональном командовании (РК) ВВ. В 1981-1986 годах - старший помощник начальника связи, начальник связи дивизии в Северо-Кавказском РК ВВ. В 1986-1998 годах проходил службу на разных должностях в ГУКВВ МВД СССР, в ГУКВВ МВД РФ. С 1998-го - начальник войск связи - начальник управления связи и автоматизированного управления войсками (УС и АУВ) ГКВВ МВД РФ, с 2005-го - начальник УС и АУВ ГКВВ МВД РФ - заместитель начальника Главного штаба Внутренних войск. Награжден орденом "За военные заслуги", медалями ордена "За заслуги перед Отечеством" 1 и 2-й степеней с изображением мечей, медалью "За отвагу", именным огнестрельным оружием, удостоен почетного звания "Заслуженный работник МВД". Женат, имеет двоих детей.

 

Не так давно президент России Дмитрий Медведев публично выразил недовольство недопустимо низким уровнем развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в нашей стране. В этой связи отрадно отметить,что командование Внутренних войск МВД РФ уже на протяжении многих лет использует новые ИКТ и комплексы связи для более совершенного управления подчиненными соединениями и воинскими частями. О том, каким образом современные технологии способствуют успешному выполнению служебно-боевых задач, рассказал "ВПК" генерал-лейтенант Алексей Мирошников - начальник управления связи и автоматизированного управления войсками Главного командования ВВ МВД России - заместитель начальника Главного штаба Внутренних войск.

 

- Алексей Иванович, в 2008 году все соединения ВВ планировалось включить в единую автоматическую телефонную цифровую сеть. Для чего это делается и когда данная система заработает в полном объеме?

 

- Эта система предназначена для улучшения качества управления войсками. От аналоговых каналов связи мы постепенно отказываемся, потому что они имеют очень низкую пропускную способность. К примеру, скорость передачи телеграфных документированных сообщений по аналоговому каналу составляет максимум 9,6 килобита. А в цифровом канале, который мы арендуем на этом же направлении, максимальная скорость передачи - 2,048 мегабита. Причем по цифровому каналу мы можем обеспечить передачу не только речи или телеграмм, но и изображений, графических документов, карт решений и так далее. Да и по стоимости цифровой канал получается дешевле, потому что имеем возможность путем мультиплексирования на нашем центральном узле связи "резать" спектр одного цифрового канала на очень большое количество мини-каналов, подобных аналоговым.

 

Кроме того, мы вынуждены отказываться от аналоговых каналов связи, потому что сейчас на всех гражданских узлах связи, особенно в больших городах, идет замена аналогового оборудования на цифровое. И гражданские связисты нам уже выдвигают требования: или устанавливайте у себя на узлах аппаратуру, которая бы переводила из "цифры" в "аналог", или сразу переходите на оборудование, которое принимает цифровой канал.

 

В 2008 году мы включили в единую автоматическую телефонную цифровую сеть все наши региональные командования и все соединения, а сейчас уже переходим на подключение воинских частей. Наиболее охваченный цифровой связью регион - это Северный Кавказ. В Москве, Санкт-Петербурге и на Урале мы тоже работаем по цифровому каналу. В 2009 году, думаю, полностью закончим все работы в этом направлении в Приволжском, Сибирском и Восточном региональных командованиях.

 

Конечно же, у нас еще есть много аппаратуры, работающей в аналоговом режиме, но мы предусмотрели и это: устанавливаем платы с соответствующими стыками, которые позволяют нам в тех местах, где отсутствуют цифровые АТС, подключать к цифровой сети даже морально устаревшие войсковые коммутаторы или телефонные аппараты с индукторным вызовом типа ТА-57.

 

- Как развиваются системы связи тактического звена управления ВВ?

 

- В звене управления "отделение - взвод - рота" мы оснащаем войска широкой линейкой цифровых радиостанций отечественного комплекса пятого поколения Р-168 "Акведук". Комплекс имеет в своем составе возможности технического маскирования, так что даже в этом звене управления переговоры в эфире не так-то просто перехватить. Помимо этих станций войскового назначения мы также используем радиостанции так называемого милицейского парка типа "Моторола", "Кенвуд". Но поскольку стремимся к максимальной унификации средств оперативной радиосвязи, то уже долгое время нас более всего устраивают российские станции "Эрика", которые маскируют информацию перед выходом в эфир, позволяют проводить мониторинг радиосети, обладают еще рядом несомненных достоинств, включая соотношение "цена-качество".

 

Носимыми станциями связи типа "Эрика" войска укомплектованы на 85 процентов. Возимыми средствами связи (которые устанавливаются на автомобилях) - примерно на 70 процентов. Теми, что стоят на стационарных узлах, - на 75. УКВ-радиостанциями комплекса "Акведук" мы укомплектованы на 65. Укомплектованность КВ-радиостанциями комплекса "Акведук" лучше - около 75 процентов.

 

- Какие потребности у войск в командно-штабных машинах Р-142 НСА на базе "КамАЗа" и Р-145 БМА на базе автомобиля "Тигр"?

 

- Командно-штабные машины на базе "КамАЗа" и "Тигра" появились у нас, я бы сказал, по стечению обстоятельств. В свое время, когда СССР перестал существовать, основное производство КШМ осталось на Украине, в Запорожье. А КШМ, которые заказывало на российских предприятиях Минобороны, нам не подходили: там устанавливались излишние для наших войск средства связи и сама по себе эта техника стоила очень дорого. Поэтому после двух лет поисков мы взяли за основу базу автомобиля "КамАЗ", на заводе по нашему техническому заданию сделали для кунга соответствующую "начинку" и в результате появилась КШМ Р-142 НСА. В двух отсеках (для радиста и оперативного состава) поместились различные средства связи: новые КВ- и УКВ-радиостанции Р-168-25У и 168-100К комплекса "Акведук", аппаратура ЗАС, станции "Эрика" войскового и милицейского диапазона, станция для связи с самолетами и вертолетами "Айком" (импортного производства, потому что в России у нас пока не делают станций такого класса с аналогичными параметрами). На этом автомобиле два "движка" электропитания тоже дизельные, как и мотор, - мы стремились к тому, чтобы при эксплуатации КШМ использовать масло и топливо одного типа. Кунг получился настолько просторным, что там имеются нормальные возможности не только для работы, но и для кратковременного отдыха экипажа. Р-142 НСА начали поступать в войска с 2005 года - сначала мы закупили 6 машин, в 2006-м - 11. А в 2007 году мы даже получили машин больше, чем планировали: была программа по госгранице, на нее выделялись дополнительные деньги и в результате удалось приобрести за один год сразу 15 машин. В этом году мы планируем закупить шесть КШМ Р-142 НСА.

 

"Тигры" тоже появились у нас совсем недавно - в позапрошлом году, когда встал вопрос о командно-штабной машине, которая бы могла работать в боевом порядке, "на передке". Бывшие "чайки", как мы их называем, - старые КШМ Р-145 Б на базе БТР-60 ПУ нас давно уже не удовлетворяли и по проходимости, и с точки зрения обеспечения средствами связи. Перед нами опять встал вопрос: что делать? Как раз в то время обсуждался прием на вооружение Внутренних войск бронеавтомобилей "Тигр", поэтому мы и сделали техническое задание на КШМ Р-145 БМА на базе этого автомобиля. Машина у нас получилась, я считаю, неплохая. При этом армейские КШМ такого класса обходятся заказчику в полтора раза дороже. "Начинка" Р-145 БМА практически ничем не отличается от Р-142 НСА и даже немножко посолиднее: имеется спутниковый терминал, при необходимости может устанавливаться и аппаратура ВЧ-правительственной связи. В передней части этой КШМ находятся места для водителя и начальника радиостанции, а сзади - два места для работы операторов. Два таких "Тигра" сейчас эксплуатируются в Северо-Кавказском регионе, один находится в Москве в распоряжении главнокомандующего. На этот год мы планируем приобрести 3 КШМ Р-145 БМА на базе "Тигра".

 

- А каковы производственные мощности предприятий-изготовителей этой техники?

 

- Тамбовский радиозавод, который изготавливает для этих "Тигров" "начинку", располагает такими мощностями. Но не успевает ГАЗ делать автомобили. Например, у нас в войсках есть несколько станций спутниковой связи на базе "Газели" - эти машины сейчас в боевой работе на Северном Кавказе. Еще две находятся в Москве. А для наших военнослужащих из Центра специального назначения, учитывая специфику их работы, мы хотели заказать такие же станции, но уже на базе "Тигра", у которого и проходимость повыше, и защита от пуль и осколков надежнее. Однако ГАЗ нашим поставщикам отказал, поскольку немалый заказ поступил от МВД, еще больший - от Минобороны: свыше 100 штук бронемашин они взялись сделать в этом году. Но станции спутниковой связи для спецназа мы будем брать в любом случае, даже на базе "Газели", потому что эти машины нам очень нужны.

 

Сегодня у нас из имеющихся в наличии станций спутниковой связи только четыре новые на транспортной базе "Газели". Остальные - это станции на базе "Уралов" и "ЗИЛа-131", которым по 20-25 лет. Их мы получили от Минобороны, когда нам передавались военные комендатуры в Чечне. Конечно, это пока не удовлетворяет потребностей войск. Недостает и командно-штабных машин, особенно нового образца - на базе "КамАЗов" и "Тигров". Сегодня войска укомплектованы командно-штабными машинами на 82 процента, из этого количества только пятая часть новые, все остальные достались нам еще от Советского Союза. В общем, есть над чем работать.

 

- Когда, на ваш взгляд, ВВ будут обеспечены техникой связи настолько, что останется лишь необходимость в их модернизации или замене устаревших типов? При сохранении, разумеется, нормального финансирования гособоронзаказа?

 

- Общая укомплектованность Внутренних войск всей техникой связи в настоящее время составляет около 75 процентов. За последние два-три года мы на 2,5 процента увеличили эту укомплектованность. При сохранении нынешнего финансирования, чтобы выйти на 95 процентов укомплектованности, нам нужно 8-10 лет. Но есть и другие объективные обстоятельства, которые позволят ликвидировать эту нехватку. Учитывая переход на новые технологии, мы будем постепенно уходить от больших затрат на содержание стационарных узлов, что позволит нам в итоге гораздо больше средств направлять на закупки той техники, которая необходима для действий в полевых условиях.

 

- Уже много лет во Внутренних войсках ведутся работы по созданию информационно-телекоммуникационной системы (ИТКС). Что она собой представляет?

 

- ИТКС мы начали развертывать в войсках в 2001 году, чтобы существенно улучшить качество управления Внутренними войсками: сократить время управленческого цикла, повысить информированность командиров всех звеньев и их ответственность за принимаемые решения. Естественно, обеспечивая при этом необходимую закрытость, непрерывность, оперативность, устойчивость связи. Наша информационно-телекоммуникационная система всем этим критериям вполне соответствует. Одно из достоинств ИТКС - своевременная передача и прием секретной информации в больших объемах: боевых документов, информационных документов, видеосъемок с мест событий, фотографий задержанных бандитов и так далее. По традиционным каналам и при помощи обычной аппаратуры подобные текстовые или фотофайлы доходят до адресата только спустя какое-то, порой весьма продолжительное время. ИТКС позволяет осуществлять доставку корреспонденции по специально выделенному цифровому каналу - и практически сразу же все документы отображаются на экране или распечатываются через принтер. Таким образом, сам цикл управления и время для принятия решений командованием сокращаются на порядок при работе этой системы. Другое достоинство ИТКС - возможность организации видеоконференцсвязи между главнокомандующим и командирами воинских частей в отдаленных от Москвы регионах в режиме реального времени: заслушивание докладов, обсуждение положения дел в войсках - то есть непосредственное общение. Однако главная "изюминка" этой системы не только в том, чтобы иметь быструю обратную связь с каждым отдельно взятым командиром, а в том, чтобы этими командирами качественно управлять. Система позволяет посмотреть их решения, сразу же оценить ситуацию и, возможно, в чем-то их поправить, чтобы те дали подчиненным правильную команду. Ведь одно дело, когда руководитель видит перед собой документ, и совсем другое - когда перед его глазами предстает район выполнения боевых задач. Для этого используются цифровые каналы, центры боевого управления на местах с соответствующей аппаратурой и программным обеспечением. Помимо стационарных уже имеются два подвижных пункта управления (в Центральном региональном командовании и в Главном командовании Внутренних войск) и мобильная система видеонаблюдения.

 

Недавно мы проводили показ возможностей этой системы представителям администрации президента России. В одном из районов Подмосковья проводилось учение войск: летали вертолеты, из них высаживались военнослужащие, стреляли, а наши гости наблюдали за этими действиями на экране в режиме реального времени из Центра управления Внутренними войсками в Москве. Съемка осуществлялась камерами, которые были установлены на машинах мобильной системы видеонаблюдения, затем информация поступала на расположенный в 1,5-2 км от места событий диспетчерский пункт (так называемую матку), оттуда - на подвижный пункт управления и наконец доходила до нашего главка. Причем "картинки", которые отображались на экране в ЦУ ВВ, могли видеть на своих видеопанелях и другие пользователи, подключенные к ИТКС.

 

В настоящее время в состав опытного района ИТКС уже включены: командный пункт ОГВ(С) на Северном Кавказе, все пять частей 46-й отдельной бригады оперативного назначения в Чечне, все региональные командования Внутренних войск, Отдельная дивизия оперативного назначения в подмосковной Балашихе и соединения ВВ в Сарове, Махачкале, Краснодаре, половина воинских частей Северо-Западного регионального командования ВВ. А вообще-то по нашей программе развития мы собираемся довести ИТКС до каждой воинской части, до каждого отдельного подразделения Внутренних войск. Я думаю, что если нас профинансируют в полном объеме, то за три-четыре года мы этот проект сможем завершить, потому что задел уже есть, вопрос только во времени.

 

В. УДМАНЦЕВ