ВОЛКОСОБ – СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ ВОЕННЫХ

Волчья хватка и собачья преданность – в одном флаконе

Человек, которому первому пришла в голову идея «поженить» волка и немецкую овчарку, может по праву получить патент на изобретение секретного оружия.

Эксперимент провели в Пермском военном институте Внутренних войск МВД РФ. Получившийся в результате спаривания гибрид, долго не мучаясь, окрестили волкособом. Все потому, что и во внешности, и в характере новоиспеченного четвероногого нюхача чувствуется железная волчья хватка. На прошедшем недавно в Москве 10-м чемпионате по многоборью со служебными собаками Внутренних войск МВД РФ волкособы произвели фурор – они обошли своих четвероногих собратьев по всем профессиональным дисциплинам.
  
– Не подходите близко, – Степан Белоусов, курсант Пермского военного института ВВ МВД РФ и по совместительству «хозяин» 8-летнего волкособа Гоя, почему-то осторожничает, когда мы пытаемся потрепать его подопечного за ухо. Со Степаном мы познакомились.
– Неужели укусит? – удивляюсь я. – А как же общий курс дрессировки? – Ладно, вам можно, – смягчается кинолог. – Гой видит, что вы не боитесь, значит обойдется. Любая собака, если чувствует страх, может напасть.

А уж с волкособами и подавно не забалуешь, характер у них норовистый. Стоит отвлечься – могут запросто тяпнуть. Даже хозяина. Не по злобе, а чтобы доказать: кто в доме хозяин? – Поначалу пес предпринимал попытки задавить меня. Не получилось.

– Степан работает с волкособом всего полгода, но характер его уже изучил. – Гой вообще не любит подчиняться, не любит, когда его прессингуют, поэтому команды из общего курса дрессировки идут со скрипом – учить приходится на сопротивлении. Ему командуешь: «рядом», а он рычит, огрызается.

В такой ситуации главное – сохранять спокойствие.

– Если пес рычит, я никогда его не ругаю, просто беру за шкирку и переворачиваю на спину, к земле прижимаю, – рассказывает коллега Степана – тоже курсант Пермского военного института – Александр Харитонов и демонстрирует на своей подопечной волкособше Дине воспитательный прием. – Я не делаю ей больно, а действую, как вожак в стае. Тем самым показываю, что я сильнее и благороднее: могу причинить боль, но не делаю этого. Держу Дину так, пока она не смирится. Потом отпускаю и говорю: «Молодец! Хорошо!» В общем, политика кнута и пряника в действии.

Не было бы Найды…

Судьбоносный эксперимент по одомашниванию волка начался в Пермском военном институте в конце 90-х годов прошлого века. И тогда мало кто предполагал, как далеко он может зайти, о каком бы то ни было практическом применении «воспитанников» речь вообще не шла.

Популярная теория Лоуренса гласила, что собаки произошли от двух видов животных – волка и шакала. С этой точкой зрения был категорически не согласен Вячеслав Касимов, профессор кафедры биологии Пермского института Внутренних войск. По его мнению, шакалы «отдыхали» и к эволюции вида (от волка к собаке) лап не приложили.

Твердо убежденный в том, что предками домашней собаки были волки, ученый с энтузиазмом отстаивал свою теорию и изучал волков. Ездил к опытным охотникам, слушал их рассказы о повадках и поведении животных, наблюдал за ними в цирке и зоопарке.

Непосредственно к эксперименту помог перейти случай – знакомый охотник рассказал Касимову о необычной волчице, которая два года жила у хозяина на положении собаки.

Найда – так звали эту волчицу, и правда оказалась уникальным животным. У волков в генах заложена осторожность по отношению к человеку, Найда, наоборот, была удивительно открыта к общению.

Со временем ученые нашли объяснение этому феномену. Известно, что так называемый ген толерантности, или лояльности, к человеку имеется только примерно у 5% всей популяции волков. И в древности волки с этой особенностью поведения охотнее шли на контакт с человеком, а потом в ходе эволюционного развития становились ручными, проще говоря, собаками.

При всей своей открытости завидная четвероногая невеста долго не могла найти себе жениха, пока не согрешила с немецкой овчаркой Бароном.

  
Сколько волка ни корми…
 
Отпрыски знаменитой пары в своем большинстве – копия мамы. Во всяком случае, и Гой, и Дина «с лица» – типичные волки. Они в редких случаях виляют хвостом, не смотрят заискивающе в глаза своему хозяину.

– Силы попусту не расходуют, – объясняет холодность подопечных Степан Белоусов. – Для себя они решили, что ты – хозяин, смирились с этой мыслью. И потому танцевать перед тобой на задних лапках считают ниже своего достоинства.

Обученные волкособы, как правило, показывают чудеса дрессуры, правда, только в тех дисциплинах, где задействовано их природное обоняние. Например, на 10-м чемпионате по многоборью со служебными собаками, идя по следу, Гой ни на миллиметр не отошел от помеченной тропки. В итоге заработал зачетные 150 баллов.

Работают волкособы исключительно за еду. В этом, кстати, их еще одно отличие от собак, среди которых встречаются не только пищевые, но и игровые (они «работают» за мячик).

– Овчарка выполняет команды для хозяина. Если тот доволен, собака тоже счастлива, – раскрывает секреты дрессировки Александр Харитонов. – С волкособом все иначе. Он смотрит на тебя и прикидывает: какую выгоду я получу, если сделаю то, что от меня требуют. Эти псы более рациональные, поэтому им сложнее объяснить выгоду. Хотя пищевой метод с ними работает без сбоев.

– Но ведь рано или поздно они наедаются, что тогда? – интересуюсь я.
– Мы проверяли, едят, пока не лопнут, – смеется Александр. – Могут съесть 5–6 бачков каши…
  
«Кусачки» у нюхачей не в чести

Сейчас экспериментальная работа по корректировке породы перешла в практическое русло – кинологи стараются закрепить в подопечных «полезные умения и навыки». Поэтому волкособы активно участвуют во всех соревнованиях. Правда, кинологи, работающие с ними, выступают в личном зачете (некорректно было бы пускать их подопечных в общем зачете).

Традиционно у них на ура идут дисциплины, где нужно показать класс нюхачей. «Кусачки» – задержание нарушителя – или лобовую атаку они не любят. Есть еще один момент. Гою уже 8 лет. Для обычных собак – это пенсионный возраст. Гой, наоборот, в самом расцвете сил, по человеческим меркам – ему 25–30 лет. «На воле волки живут до 30, так что пока мы не знаем, когда у них наступит предел жизни», – говорят кинологи.

Замечено, что с возрастом характер у волков меняется в лучшую сторону. Они мало-помалу набираются опыта и становятся более покладистыми. Тем не менее любители волкособов предупреждают, что жить с этой собакой трудно. Несмотря на внешнюю доброжелательность, у них гораздо больше неукрощенных инстинктов, чем у обычной собаки.
  
Справка «ВМ»
 
Достоинства породы: острый нюх, волчья хватка, собачья преданность (правда, без фанатизма). Если обычная тренированная овчарка отыскивает преступника в закрытом пространстве в среднем за 6 мин., волкособам на это требуется 15–20 сек.

Однако во многих странах содержание гибрида волка и собаки ограничено законом (к России это не относится) или вовсе запрещено. Объясняется это тем, что волкособы не обладают врожденным инстинктом служения человеку, поэтому сладить с ним по силам только профессионалам.

Ольга Щербакова, «Вечерняя Москва»