КРЕДО ГЕНЕРАЛА БАРАНОВА

С заместителем главнокомандующего внутренними войсками МВД России по военно-научной работе генерал-полковником Валерием Барановым корреспондент «Красной звезды» встретился накануне юбилея. На деле Валерий Петрович может отмечать день рождения дважды: не только в ноябре, но и в мае. Майским днем 2004-го он чудом остался жив после взрыва на стадионе «Динамо» в Грозном во время концерта по случаю Дня Победы. Тогда погиб президент Чеченской республики Ахмад Кадыров, рядом с которым стоял Баранов - на тот момент командующий Объединенной группировкой войск на Северном Кавказе... Мощной взрывной волной генерала сбросило с трибуны. Врачам из госпиталя в Грозном, куда срочно доставили командующего, пришлось ампутировать ему выше колена левую ногу, из тела извлечь множество осколков. Его тогда с трудом вывели из тяжелейшего - третьей степени - болевого шока. Валерий Петрович долго долечивался в подмосковной Балашихе, в главном военном клиническом госпитале ВВ МВД. После столь тяжелого ранения единицы возвращались в строй. Здесь надо обладать особым складом характера. Но Баранов без службы жизни своей не мыслил и не мыслит. Первое, что он сделал, как только пришел в сознание, позвонил своему заместителю, распорядился, чтобы войска группировки привели в повышенную боевую готовность... И снова «отключился». А после операции, когда навестить товарища пришел тогдашний главнокомандующий внутренними войсками генерал армии Вячеслав Тихомиров, первым делом попросил оставить его на службе. Но сначала надо было научиться жить в новых реалиях. Уже в июле 2005 г. президент России Владимир Путин принял в Кремле группу высших офицеров и поздравил их с присвоением званий и назначением на вышестоящие должности. Среди них был и генерал-полковник Валерий Баранов, ставший заместителем главнокомандующего внутренними войсками МВД по военно-научной работе. Его Путин приветствовал отдельно. «Особо хотел бы поприветствовать вернувшегося в строй после тяжелого ранения генерал-полковника Валерия Петровича Баранова. Такие доблестные, волевые военачальники - гордость российской армии, армии, которая всегда была сильна мужеством и самоотверженностью солдат и офицеров», - сказал президент. На вопрос Путина о здоровье генерал-полковник ответил по-военному коротко и определенно: «Не дождутся!» Так же, наверно, он отвечал ему и тогда, когда Верховный главнокомандующий посетил его в грозненском медсанбате 46-й ОБРОН. ...Шла на встречу с Валерием Петровичем и думала: увижу жесткого, словно бы облаченного в стальные латы рыцаря долга и чести. Он вначале и показался таким: служебные обязанности предполагают определенный формат общения. Но за четким, выверенным разговором нет-нет да и проглядывала натура доброго и чуткого человека, любящего отца, мужа, деда. И - верного товарища. А вот об этом я знала загодя: один из хороших знакомых Баранова как-то в разговоре сказал о нем: «Нет друга лучше». И само собой получилось, что беседа наша вышла за строгие военные рамки.

- Валерий Петрович, не могу не спросить о той беде. Трудно представить, что пережили тогда ваши близкие...
- А здесь как раз вопрос к вашему брату-журналисту. Когда я пришел в сознание после операции, то сразу позвонил матери. Потому что знаю, как то или иное событие могут преподнести в СМИ, а маме уже было 80 лет. Сразу в могилу загонят ужасами да страстями. А я, насколько возможно, в разговоре с ней все произошедшее старался смягчить.

- Но уж не все СМИ такие кровожадные!
- Да не только об этом речь. Страшно другое. У многих средств массовой информации практически отсутствует гражданская составляющая. Какие ориентиры для общественного развития они дают? Идет настоящее информационное зомбирование той же молодежи. Если парень, значит, дорога ему чуть ли не в бандюки - красивой их жизнь показывают. Или уж в телохранители. «Брат», «Телохранитель», «Бригада» - как же в этих фильмах все кручено-перекручено. Словно бы специально задумана легализация тех «героев», которые именно преступным путем добыли нынешнее свое состояние. Что, эти олигархи и иже с ними заложили мощную корневую систему нашего Отечества? И будущее теперь за ними? А где на экранах ребята, которые в «горячих точках» себя не жалеют ради спокойной жизни своей страны, близких своих? Таких фильмов мало, а хороших - так единицы. Вот сейчас политики и общественные деятели спорят о том, кого считать самыми выдающимися личностями в российской истории. Но в XXI веке у нас уже новое государство. Нам нужны и новые герои, близкие, понятные сегодняшнему поколению. А на телевидении, радио, в газетах - одни и те же лица. Программы разные, а фильмы, сериалы словно бы под копирку. Однодневки. Очень много пустого. Нет героев, на которых бы хотелось и стоило равняться.

- Сейчас все-таки пытаются найти такие позитивные ориентиры.
- А что их искать? Вот они, рядом. Нет глобальной войны, и слава Богу. Но борьба с террористами - это тоже война. И на ней есть герои, я уже об этом сказал. Их много. В тех же внутренних войсках случайных людей нет. Для тех, кто носит военную форму, уже есть главный ориентир: защита родного Отечества. И многие жизнь за него положили. Но дело не только в этом. Патриотизм, героизм - основа любой профессии. Честно и грамотно работать. Это - тоже служение. И здесь есть свои герои, о которых тоже не особо рассказывают в СМИ. Учителя, инженеры, врачи. И получается, что не они для молодых пример, а манекенщицы да гламурные тусовщики, брокеры-дилеры. У нас много вузов, в том числе готовящих педагогов. И сколько выпускников идут работать в школы? Непрестижно, «не глянцево». Хотя вроде бы и денег стали учителям, врачам платить чуть больше. А о том, что утрачена система подготовки рабочих кадров, вообще разговор отдельный. На производстве дефицит квалифицированной рабочей силы. Вы посмотрите на инженерно-технический состав наших предприятий. В основном - все старше пятидесяти. А научные кадры? Большинству серьезных исследователей чуть ли не за шестьдесят! Кто работает? С чего старость пожилым людям обеспечивать будем? И тут же для молодежи пример лицемерия тех же артистов: ах, мне начислили пенсии всего три с половиной тысячи. Как жить? А что, плохо он живет, если за 40 минут концерта по 50 тысяч евро кладет в карман? Только вот налоги платит со ставки в шесть с половиной тысяч рублей. Такая и пенсия. Вот такие «ориентиры» и предлагают в СМИ для молодежи. А почему бы не рассказать об их сверстниках, которые идут в науку, медицину? И достойно продвигают их вперед. Но их не особо ценят на Родине, вот и разрабатывают они нанотехнологии в зарубежье. Но только дай им сигнал: вы нужны своей стране, уверен - вернутся! Не все, но вернутся.

- И что вы предлагаете?
- Да для начала хотя бы создать общественный совет при том же телевидении. Из людей уважаемых, которые имеют реальное влияние на общественное мнение. Есть же теперь такие советы при силовых структурах. И они работают, учатся работать. И рекомендации дают, и предложения дельные от них поступают. Меня волнуют эти проблемы именно как человека военного. Важно, какие кадры, с каким мировоззрением будут носить погоны в будущем. Пока еще крепка генетическая воинская основа, в большинстве своем люди понимают важность защиты своей земли. Но ведь ее надо и уметь защищать.

- Ваша служба как раз с защитой Отечества и связана. Совсем недавно вы работали, что называется, непосредственно в войсках. Сейчас же речь идет о военно-научной работе. Вы доктор исторических наук, кандидат военных наук, профессор. Как боевой опыт сочетается с новой работой?
- Вот смотрите (Валерий Петрович показывает солидную стопку книг). В их издании, написании я принимал непосредственное участие. Большинство из них связаны с историей внутренних войск России, обобщением опыта действий на протяжении всей истории их существования. И немалой. В марте 2006 года мы отмечали 195-ю годовщину со дня образования внутренних войск МВД России. Такая военно-научная работа просто необходима для их дальнейшего развития, конструктивного строительства. Весной нынешнего года вышел солидный том под редакцией главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерала армии Николая Рогожкина: «Внутренние войска МВД России: время, события, люди». Такие книги имеют и большое воспитательное значение. Это издание - своеобразный мемориал, потому что на его страницах, помимо описания боевой работы воинских частей и подразделений, помещена целая галерея фотопортретов военнослужащих, своим подвигом, многолетним тяжелым ратным трудом вписавших персональную строку в летопись войск правопорядка. Мы активно сотрудничаем с Институтом военной истории, совместно выпустили, например, труды «Исламизм и геополитическая безопасность России», «Постсоветский Кавказ в военно-силовой политике НАТО».

А по поводу востребованности боевого опыта... Приходится много заниматься именно практической работой. Развитие внутренних войск, организация современной системы управления, создание новых образцов вооружения... Есть и разработки водолазного оборудования. Все сначала проходит именно через науку. Внутренние войска - это сложнейшая организация.

- А водолазное оборудование внутренним войскам зачем?
- Мы же занимаемся и охраной атомных электростанций. Поэтому там есть наши водолазные службы, есть и катера, которые охраняют водные рубежи. Мы также занимаемся охраной атомного флота в Мурманске. Во время недавних событий в Южной Осетии и Грузии сопровождали гуманитарные грузы, охраняли мосты и туннели для пропуска российских войск. Задача внутренних войск - это обеспечение внутренней безопасности государства. И для этого у нас существуют целые направления, службы анализа ситуации, выработки перспектив развития конкретной обстановки. То есть ведется сложный, системный мониторинг. На основании определенных выводов наш главнокомандующий докладывает ситуацию министру внутренних дел Российской Федерации - мы же силовая составная часть этого министерства.

- Я так понимаю, что вам в кабинете особо сидеть не приходится?
- Непосредственно в войска я сейчас выезжаю нечасто. Больше имею дело с высшими учебными заведениями. У нас пять институтов. И подготовка научных кадров в этих вузах - тоже одна из моих задач. Сейчас горячая пора: готовим вузы к аккредитации. Уверен, что наши ее пройдут, все требования, которые предъявляет министерство образования, мы выполняем. Все у нас соответствует существующему стандарту высшего образования. Конечно, есть и специализированные предметы, но мы даем высшее гражданское образование. Не военное. Наша компетенция - юриспруденция. В четырех вузах из пяти. В пятом - технические специальности. Мы в этой области отличаемся от армии и флота. Хотя все наши части - постоянной боевой готовности. У нас части оперативного назначения занимаются поддержанием общественного порядка в основном в «горячих точках». У нас нет танков, нет БМП в большом количестве, зато есть бронетранспортеры. Нет артиллерии, большой авиации. Есть вертолеты. Есть части оперативного и специального назначения, горные части, способные вести боевые действия в особых условиях. Наши спецназовцы практически на всех международных соревнованиях занимают призовые места. Есть части по охране важных государственных объектов. Есть милицейские части, например здесь, в Москве. Ребята служат в форме милиции. Их можно видеть на охране общественного порядка во время спортивных состязаний, в метро. Такие части есть в 49 городах страны.

- Валерий Петрович, у вас есть, наверное, особый секрет: как во всем и везде успевать? Такому жизнелюбию, трудолюбию можно только завидовать.
- Вот вы, журналисты, все секреты ищите. Нет секретов. Просто жизнь надо любить, а себя - не жалеть. И сейчас километр за сорок минут проплыву. Раньше, конечно, плавал быстрее. Принцип один: поставил себе задачу - выполни ее. Из спортивных игр остался, правда, один бильярд. Но и здесь я многим дам фору. В свое время спортом занимался серьезно. Государство относилось с пониманием к важности физического здоровья подрастающего поколения. Первый свой спортивный разряд по легкой атлетике и лыжам я получил еще в девятом классе. Когда военком нас, призывников, собрал в райцентре, это где-то 120 человек, то попросил поднять руки, у кого есть спортивный разряд? Неспортивных только четыре человека оказалось. Сидели, голову опустив. И не шашки-шахматы военком имел в виду. Без такой основы разве я бы выдержал еще совсем недавно такой график службы: из 365 дней 250 в командировках. Когда в Чечне командовал, хорошо, если около месяца получал на отдых.

- А как семья?
- Жена у меня замечательная, все понимает. Врач-терапевт по профессии. Хотя (смеется) все жены - в чем-то врачи. Меня и дочь, и сын тоже всегда поддерживали. Теперь поддерживают еще внук и две внучки.

А образование, воспитание в наших былых школах было на самом деле сильное. Не поверите: я даже в оркестре школьном играл. Начал с малого барабана, а закончил альтом. Тогда чуть ли не в каждой школе оркестры были. А жил я ведь в небольшом райцентре, в Оренбургской области.

- Почему же выбрали не музыку и не спорт? Почему вдруг военное училище?
 - Во-первых, отец мой - фронтовик. После ранения на Курской дуге курсы младших лейтенантов окончил, стал офицером. Орденоносец. Да и время мое такое было. Начало 1960-х. Гагарин - кумир всех мальчишек. Я хотел поступать в авиационное. Зрение не позволило. Отнес документы в танковое. Так что я по специальности - танкист. Начинал с командования разведывательным взводом плавающих танков ПТ-76 в Группе советских войск в Германии. Гарнизоны прошел от Украины до Монголии, откуда в 1989-м выводил дивизию в Забайкалье. Не перескочил ни через одну ступеньку. Хотя три звания - старшего лейтенанта, майора и подполковника получил досрочно. Кроме Казанского высшего танкового командного училища, окончил Военную академию бронетанковых войск, Военную академию Генерального штаба, Академию госслужбы. Из 43 календарных лет 37,5 прослужил в Министерстве обороны. В 2002-м перешел во Внутренние войска. Первым заместителем главнокомандующего.

- Валерий Петрович, вы дважды возглавляли объединенную группировку войск и сил на Северном Кавказе. Что входило в ваши задачи тогда?
- В мои задачи, как командующего группировкой, входили не только организация и проведение операций против боевиков и наемников, но и обеспечение гражданского населения газом, электричеством, водой, налаживание мирной жизни на территории Чеченской республики, вплоть до пенсионного обеспечения. Тогда ни одна линия электропередачи не была восстановлена, пока мы не выделяли для этого необходимые силы и средства. Ни один учебник в школу не был завезен кем-то, кроме нас. И все было непросто. Солдаты и офицеры при этом рисковали жизнью. Например, когда в Киров-Юрт везли учебную литературу, выделенную московским правительством, было нападение, погибли двое наших военнослужащих. Велась война не за особый порядок в Чечне, а против России. За время, что я был там, мы уничтожили наемников из 52 (!) стран мира. Профессионалов в военных вопросах, в диверсионной работе, щедро финансируемых. Многие до Чечни прошли через спецслужбы разных стран. Но пик терроризма, ваххабизма к тому моменту уже миновал. А сейчас проблемы вообще проявляются больше в экономической сфере. Надо занять молодежь, нужны рабочие места, и много.

- Если я правильно поняла, международный терроризм России теперь угрожает меньше?
- Это тема отдельного разговора. Речь надо вести в том числе об угрозах самой целостности нашего государства. И стоит обратить внимание на то, что в последние годы внутренние вооруженные конфликты все чаще возникают и развиваются с участием третьей, остающейся в тени силы - как раз международного терроризма. Того самого, с которым какие-либо соглашения о соблюдении норм международного гуманитарного права весьма проблематичны. Если вообще возможны. И чем больше будет расти наша государственная мощь, тем меньше будет желающих ослабить Россию.

- Спасибо за беседу, Валерий Петрович! И позвольте от имени «Красной звезды» поздравить вас с наступающим юбилеем. К этим добрым пожеланиям присоединятся, уверена, и наши читатели.

Ирина ПАВЛЮТКИНА, «Красная звезда»