СПЕЦНАЗ В КРАПОВЫХ БЕРЕТАХ

27 МАРТА - ДЕНЬ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ

Символом Внутренних войск с недавнего времени стали парни в краповых беретах. Это - войсковой спецназ. Лучшие из лучших. Какими же качествами должен обладать солдат войсковой элиты? Как строится воспитательный процесс в подразделениях спецназа? Об этом корреспонденту "ВПК" рассказывает офицер разведывательного управления Главного штаба Внутренних войск МВД России полковник Валерий Чумаков - кавалер ордена Мужества и других боевых наград, участник многих специальных операций. Из 12 лет его службы в отряде специального назначения ВВ МВД России "Русь" он несколько лет исполнял обязанности заместителя командира группы, а затем - и отряда по работе с личным составом.

На мой взгляд, кандидат в спецназ прежде всего должен уметь терпеть. Это, казалось бы, сугубо мирное качество для спецназовца приоритетно, потому что служба требует от него ежедневного упорного труда и старания. Если наряду с оптимальными физическими данными у молодого человека есть внутренняя готовность переносить трудности, то все остальное приложится. Кто думает иначе, тот в спецназе долго не задержится.

СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ СПЕЦНАЗА

Легких дней здесь не бывает. Новичка ждут увеличивающиеся по нарастающей нагрузки, которые порой могут показаться непреодолимыми и даже запредельными. Но это не так: вся система обучения и воспитания строится на взаимопомощи, рассчитана на коллективное преодоление трудностей - с напарником или в составе подразделения.

Мы готовим не одиночек-супергероев, а воинов, вся сила которых раскрывается в коллективе и через коллектив. И хотя в спецназе служат представители различных национальностей, но каких-либо трений на межнациональной основе здесь практически нет.

На период службы все они становятся "воинами русского спецназа", выполняя одну задачу - защиту России. Именно поэтому и непобедим спецназовец, что он по духу - русский воин, наследник чудо-богатырей Суворова, гренадеров Багратиона, героев-танкистов в сражении под Прохоровкой.

Другим ключевым моральным качеством для спецназовца является его готовность идти на риск, граничащая с самопожертвованием. Готов ли человек к тому, что при восстановлении попранной справедливости он может лишиться здоровья или даже жизни? Психологические тесты здесь порой бессильны. Сможет ли парень выйти против распоясавшихся хулиганов, заступиться за девушку? Если хотя бы на уровне подсознания он готов поступить именно так, из него получится боец спецназа.

Я всегда предпочитал брать в свое подразделение, в отряд парней верующих. Практика показывает, что они более ответственные, более зрелые, хорошо знакомы с понятием и смыслом жертвенности. Чем больше человек религиозен, тем легче с ним работать. С удовольствием берем на службу также тех, кто занимался до армии в различных военно-патриотических клубах, поисковых отрядах. Там ребятам прививают необходимые нам навыки, чувство любви к Родине. К сожалению, таких ребят не так много, как хотелось бы!

Так, из сплава физической выносливости и психологической устойчивости приобретает нужную форму и закаляется духовный стержень внутренней готовности бойца к преодолению любых трудностей и самопожертвованию. Эти качества являются, по сути, нашим секретным оружием, "резервом Ставки". И пока у нас есть выносливые и благородные ребята, готовые служить Отечеству, будет и спецназ, будет и сама Россия.

ГЕРОИ РУССКОГО СПЕЦНАЗА

Разглядеть человека, обладающего такими качествами, очень непросто, поэтому в процессе изучения молодого пополнения или кандидатов на контрактную службу люди заведомо ставятся в ситуации, где им приходится как-то выбирать, определяться: я или коллектив. За ними ведется постоянное наблюдение сержантами и офицерами, работают психологи. Поведение человека, его реакция на различные раздражители, мотивация поступков, умение быстро ориентироваться в различных ситуациях самостоятельно и в составе подразделения тщательно изучаются, подвергаются анализу и оценке. Здесь важен каждый штрих, любая мелочь, самая "маловажная" деталь.

В воспитательном процессе мы сознательно дистанцируемся от широко раскрученных в СМИ стереотипов поведения героев-одиночек типа Рэмбо. Этот образ чужд нам, потому что несет в себе дух эгоизма и прагматизма. Такой солдат не станет рисковать жизнью ради общей победы, ради достижения успеха замысла всей операции, ради спасения чьей-то жизни, если сам не окажется в центре события, не станет его главным героем. Даже став профессионалом, он на уровне подсознания запрограммирован работать исключительно на себя, на свой личный авторитет или имидж. Коллектив для него - серая масса, на фоне которой должны лишь ярче проявиться его способности и таланты. Товарищи нужны ему лишь для массовки, для того чтобы помочь совершить ему свой подвиг, за которым должны последовать награды и лавры победителя, общественное признание. Умирать где-то вдали от телесофитов и фотовспышек, в крови и грязи, выполняя приказ "всего лишь" командира взвода, он не способен.

А ведь общий успех операции очень часто зависит именно от четкого выполнения на местах таких вот маловажных на первый взгляд задач. Так было в Буденновске, Первомайском, Беслане. Доставить под огнем противника боеприпасы окруженным товарищам с точки зрения героя-одиночки черновая, абсолютно не зрелищная и неблагодарная работа. На самом же деле вовремя поднесенные боеприпасы могут повлиять на исход боя, спасти чьи-то жизни. Именно так при проведении спецоперации в дагестанском селе Первомайское погиб сержант Олег Долгов. Посмертно он удостоен звания Герой России.

Да, подвиг совершается индивидуально, но готовность совершить его, впитанная солдатом с молоком матери, получает дальнейшее развитие и вызревает уже в коллективе. Суворовский наказ: "Сам погибай, а товарища выручай!" - был и остается главным девизом русского спецназа. Эгоистичный человек с комплексом "супергероя" совершить настоящий поступок не способен. Так что ребятам, мечтающим служить в спецназе, надо прежде попытаться найти ответ на вопрос, ради чего я живу, и выбрать правильные ориентиры в жизни.

"СВИДАНИЕ" СО СМЕРТЬЮ: ЧЕМ РАНЬШЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ

Работа спецназа связана не только с запредельными физическими трудностями, но и с психологическими перегрузками, и солдата, тем более профессионала, к этому необходимо готовить. Одним из важных элементов учебного процесса, заложенного в программу боевой подготовки спецназа, является посещение криминальных моргов. Соприкосновение солдата со смертью, то есть с тем, с чем ему, возможно, завтра предстоит столкнуться в бою, - важный момент психологической закалки спецназовца. Он должен адекватно воспринимать все стороны жизни, учиться правильно реагировать на мертвое тело противника, заложника или товарища: не паниковать при этом, не пугаться, воспринимая его хладнокровно, как естественную данность. Преодолеть себя на этом этапе не менее важно, чем победить страх, высаживаясь на ходу с вертолета или спускаясь с высотного здания.

На войне бывает всякое, и не так уж редко нашим солдатам приходится выносить с поля боя своих погибших товарищей или то, что от них осталось. Это тяжелое зрелище. Когда в человеке борются противоречивые чувства: жалость к погибшему товарищу, брезгливость к его изуродованному телу и страх за свою жизнь, он должен сделать единственно правильный выбор. В спецназе существует давняя, еще с Афгана, традиция: не оставлять тело погибшего товарища на поле боя. Она имеет важный психологический момент. Люди с большей готовностью идут в бой, зная, что в любом случае их тело не будет оставлено на поругание врагу.

Не все проходят такое "свидание" со смертью, но без этого важного элемента вести дальнейший разговор о профессионализме в спецназе невозможно. И здесь очень важны помощь Церкви с ее учением о смерти, об отношении к мертвому телу и участие спецназовцев в обряде отпевания, регулярном литургическом поминовении своих погибших однополчан.

СВЯТЫНИ СПЕЦНАЗА - ИМЯ, ЧЕСТЬ И КРАПОВЫЙ БЕРЕТ

Система воспитания спецназа базируется на идеях преданности традициям отряда и преемственности поколений. Без этого, пожалуй, невозможно вырастить настоящего бойца спецназа, для которого смысл службы в отряде во многом тождественен смыслу жизни. Ведь это не пустая бравада, когда поощряемый командованием спецназовец к уставному "Служу Отечеству... " от души добавляет: "... и спецназу!".

У солдата необходимо вырабатывать чувство гордости за принадлежность к подразделениям специального назначения, преданность своему отряду. Каждый должен осознавать, что службой в элите войск ему оказана большая честь, и дорожить этим. Такие чувства обычно возникают у солдата от соприкосновения с живой историей отряда: ветеранами и авторитетными военнослужащими - хранителями традиций, носителями офицерской и спецназовской чести.

Спецназовец должен усвоить, что все его победы - заслуга коллектива, в котором он служит. Исключительно ему он обязан всеми своими достижениями. И это ни в коей мере не принижает значимости каждого солдата как самостоятельной личности, а, наоборот, обогащает, помогает полностью раскрыться. Также он должен помнить, что любой совершенный им проступок пятном ложится на весь отряд, бесчестит не только его самого, но и всех действующих, служивших и погибших офицеров и солдат. В этой свободе выбора и проявляется моральная зрелость воина спецназа.

У спецназа существуют свои святыни, ценности и традиции, разрушение которых приведет к ослаблению боевого духа. К ним относятся имя отряда, его Боевое знамя, символика, память погибших и, конечно же, краповый берет. Через эти понятия и знакомые имена формируется честь спецназовца, которой он начинает дорожить. И чем крепче и искреннее верят в эти святыни военнослужащие, включая офицеров, командование отряда, чем большую они для них составляют честь и славу, тем крепче и выше в отряде боевой дух, тем больше отдача себя службе. Люди должны верить в то, чему служат, в то, ради чего пойдут в бой класть "свои животы". Любая фальшь, недооценка кажущихся "мелочей", забвение традиций, меркантильность в отношениях наносят непоправимый ущерб делу. Это ведет к выхолащиванию идеи, подрывает веру в ее святость, опустошает душу.

На этих же непреходящих ценностях и принципах должны воспитываться и военнослужащие по контракту, так как никакими деньгами никогда не удастся заменить то, что дает человеку осознание единения и сплоченности на базе общих духовных ценностей.

КОМАНДИР СПЕЦНАЗА: СЛОВО И ДЕЛО

Одним из важнейших условий прохождения службы в спецназе является установление надежных и прочных связей между командиром и подчиненными. Солдат должен так верить командиру, каждому его слову, что бы ни на минуту не усомниться в правильности принятого им решения. И командир должен быть до конца уверен в своем солдате, в том, что он выполнит приказ. Если надо, то ценой своей жизни.

Если же командир говорит самые правильные вещи, но не спешит подтвердить их делом, люди сразу чувствуют эту фальшь. Произойдет разрушение доверительных отношений, их формализация, что для спецназа недопустимо. Самое страшное, если люди перестанут верить командиру, не будут выкладываться на занятиях, станут беречь и жалеть себя в бою. Они начнут рассуждать о смысле приказа, о целесообразности его выполнения, о неизбежных жертвах. Это приведет к колебаниям, утрате времени, к срыву задачи, а чаще всего - к ничем не оправданным потерям. Спецназовцы могут работать лишь на доверии друг к другу, иначе все обернется крахом дела, которому они служат.

Слово командира имеет большую ценность, когда командир является для подчиненных авторитетом, хорошо подготовленным профессионалом, способным на поступок, на самоотдачу. Капитан Игорь М. во время соревнований на лучший взвод спецназа, чтобы не терять драгоценные баллы, вышел на дистанцию марш-броска с 40-градусной температурой и полностью прошел ее вместе с взводом. Один он знает, чего ему это стоило. Вот с таким командиром подчиненные пойдут на любую, самую сложную и опасную, боевую задачу, ни минуты не раздумывая только потому, что они видели его в деле.

"СКОРОСПЕЛКИ" И "ЛЖЕГЕРОИ" СПЕЦНАЗА

Слукавлю, если не скажу, что среди военнослужащих отрядов встречаются и проблемные ребята. Как говорится, в семье не без урода. Так откуда же берутся эти чуждые духу спецназа люди? При нормально отлаженной системе профотбора они отсеиваются из спецназа в первые же месяцы службы. Но, увы, ошибки здесь тоже случаются, и люди с "гнильцой" в душе остаются служить дальше. Проходит время, и командир подразделения, сталкиваясь с необходимостью подбора сержантов, не долго думая, кому-то из них предлагает: "Петров, готов стать командиром отделения?"...

Так появляются в спецназе "скороспелки". Так я называю людей, которых по каким-то причинам назначили на должности, не соответствующие их внутренней готовности. Для спецназовца стремление к служебному росту, желание сделать карьеру естественно и похвально, но в интересах службы некоторым все же лучше оставаться стрелками или водителями БТР. А когда из Петрова спешно стараются слепить хорошего командира отделения или замкомвзвода, чаще всего получается наоборот. Если морально незрелого человека стремительно поднимают вверх, для него это не проходит бесследно. У водолазов это называется кессонной болезнью.

А как иногда становятся офицерами? Многие мои бывшие сослуживцы прослужили несколько лет в звании прапорщик, и их направили учиться на курсы подготовки младших офицеров. После возвращения они рассказывали, как были удивлены, когда встретили среди сокурсников вчерашних солдат по призыву, прослуживших всего год. Сколько же пройдет времени, пока такие офицеры "дозреют" до командиров взводов?

Очень вредит делу и принцип поощрения "по разнарядке". Представлять к каким-либо государственным наградам и даже награждать грамотой необходимо за конкретные результаты и только тех людей, кто этого достоин. Например, реально принимавших участие в боестолкновениях, проявивших находчивость и мужество, получивших при этом ранение или сдавших "на отлично" итоговую проверку. Тогда воин соответствует статусу полученной награды или объявленного поощрения. Все видят, что награждается достойный. Справедливость торжествует. Воспитательный эффект налицо.

В противном случае награжденный получает возможность считать себя достойным поощрения, не имея на то морального права. Люди склонны к самообольщению. И в этом случае опускается планка требовательности к себе, снижается порог самокритичности, появляется головокружение от успехов: "Раз я такой хороший, не пора ли мне отдохнуть от нарядов, полевых выходов и прочей ерунды?". Дальше - больше. Амбиции и запросы "героя" растут как на дрожжах, а виноваты в этом... сами командиры. Человек должен получить ровно столько, сколько он заслужил. Не меньше, но и не больше. Беда не в том, что кого-то поощрили авансом, а в том, что сделали это не по его достоинству. Любое поощрение, награждение воина, продвижение по службе должно быть прочувствовано, заслужено и выстрадано. Тогда от этого будет максимальная отдача и реальная польза. В противном случае незаслуженные или легко добытые награды, звезды или должности развращают человека, губят на корню все дело.

Это можно проследить на примере отношения к краповому берету. Право его ношения можно заслужить только ценой больших усилий и крайнего напряжения, что характеризует его обладателя как человека заслуженного, достойного. Получить краповый берет авансом невозможно. Поэтому любой обладающий этим правом воин будет дорожить им, помня, как оно ему досталось. К тому же существует ритуал лишения берета за поступки, дискредитирующие звание краповика. Поверьте, это очень серьезное наказание для тех, кто знает ему цену.

ВИВАТ, СПЕЦНАЗ!

Если же солдат отслужил в отряде спецназа достойно, то, уволившись в запас, он на всю жизнь сохранит приобретенные им здесь высокие морально-нравственные качества. Отлитый из сплава мужества, чести и достоинства стальной стержень, о котором упоминалось выше, будет оберегать его от падений, станет ему верной опорой на всю жизнь. Ведь большинство военнослужащих спецназа запаса - достойные люди. Это подтверждает та же реакция СМИ на преступление, совершенное каким-нибудь бывшим спецназовцем. Преподносится это как сенсация, а значит, является относительно редким явлением.

Спецназовское братство - это реальность. Что понуждает десятки людей ежегодно на годовщину отряда съезжаться со всей страны? Что заставляет их через много лет помнить слова, сказанные им когда-то командиром? Они ведь хранят их в сердце, значит, для них это свято! Мы не властны над ними и ничего большего к тому, что когда-то им дали, добавить уже не можем. Но они все равно приезжают. Для того чтобы пообщаться, вспомнить прошлое, увидеть и обнять друг друга. Значит, для них это дорого и важно. Это составляет часть их жизни. Недаром подросшие младшие братья многих наших воинов стремятся попасть именно в "свой" отряд. Для них это большая честь. И это уже пример обратной связи: возвращения, отдачи того, что было когда-то вложено в наших солдат.

Думаю, что я исчерпывающе ответил на вопрос, какими качествами должен обладать спецназовец. Да разве только спецназовец? По-моему, и гражданин.

Р. Илющенко,  «ВПК»