ХИРУРГИЯ В КАСКАХ И БРОНЕЖИЛЕТАХ

Об этом уникальном случае наша газета коротко сообщила в приложении "Щит и меч" в Чечне". А незадолго до Нового года корреспондент "Щита и меча" встретился с героями публикации, познакомился с ними поближе и узнал подробности происшедшего. ...

Хирург майор медицинской службы Иван Зорин признался, что ощущения во время операции были такие, как будто работаешь с электрической розеткой - вот-вот ударит током! Хирургической бригаде пришлось работать в тот день в бронежилетах и касках.

Утром 17 сентября 2007 года наряду патрульно-постовой службы полка ППСМ Х° 1 МВД по Чеченской Республике, в который входил младший сержант милиции Усман Салаев, поступила задача выдвинуться за город, в Грозненский район. Машина с сотрудниками едва миновала мост через Сунжу, когда по ней из леса ударила автоматная очередь. Но водитель не растерялся, съехал с дороги, а милиционеры за считаные секунды заняли круговую оборону. Завязался бой - нападавшие открыли огонь из автоматов и подствольных гранатометов. Милиционеры дружно ответили из всех стволов. Получив отпор, бандиты растворились в лесном массиве. Как только стихли автоматные очереди, весь наряд оказался в состоянии ступора - одна из гранат, выпущенных бандитами из "подствольника", воткнулась в бедренную часть ноги Усмана Салаева и... не взорвалась! Ситуация была критической. Пострадавшего нужно было срочно доставить в лечебное учреждение. Взрыв мог прогреметь в любой момент!

Но в 9-й городской больнице Грозного помочь раненому врачи не смогли, поскольку у них просто не было опыта подобных операций. Как признались сослуживцы Салаева, опешившие медики только предложили ампутировать ногу. Согласия на это никто не дал. Тогда сотрудники милиции созвонились с медиками 46-й ОБрОН. И военные врачи, которым не раз приходилось оперировать бойцов в буквальном смысле на передовой, пришли на помощь.

Гранату очень бережно извлекли в автомобильном боксе "солировавшие" на операции хирург Иван Зорин и операционная сестра Джульетта Темирханова. Работа медиков состояла из двух этапов: сначала сотруднику милиции, находившемуся в сознании, хирурги рассекли рану и с максимальной осторожностью удалили гранату, передав ее группе саперов. Затем раненого отвезли в операционную, сделали анестезию и занялись нормальной хирургической обработкой раны.

Мысль о том, что рванет, не покидала Зорина ни на минуту. "Мне саперы сначала объяснили, что ВОГ надо брать не с хвоста и не с головной части, где взрыватель, а посередине. Так я и изъял ее хирургическим зажимом - как заправский сапер, - вспоминает хирург. - Страшно - не страшно, понимал, что может случиться. Уже потом всякая чернуха в голову полезла, что могло мне руки оторвать. И что бы я тогда дальше делал, спрашивается, такой молодой и неженатый?.."

А операционная сестра Джульетта Темирханова вспоминает, что ей очень мешала; каска. "Когда наклонялась над раной, она съезжала и грозила упасть на больного, а когда я откидывалась назад, каска тянула за собой куда-то за спину. В моей 13-летней практике операционной сестры такое случилось впервые". Журналисты одолели ее по поводу сентябрьской операции, в чем она искренне призналась, Но своя газета "Щит и меч" - вне конкуренции. "Неразорвавшаяся граната торчала прямо в мышце ноги, - вспоминает Джульетта. - В автомобильном боксе условий не было, но гранату извлекали там, потому что если, не дай Бог, она разорвалась бы в операционном блоке, то все бы снесла, - признается Джульетта. - Перед нами больной, который кричал от боли, Задача – спасти ногу, спасти человека. Иван Михайлович - просто молодец. Все делал с большой осторожностью".

 ...Одно из качеств Ивана Зорина - его феноменальная скромность. "Да, ситуация интересная. Но технически на самом деле все было довольно просто", - так оценивает свои действия офицер-медик. Скромничает он потому, что на Северном Кавказе повидал уже многое. А до этого в 2001 году окончил Саратовский военномедицинский институт и там же ординатуру. Служил в части, затем перевелся в медбат во Владикавказе. Оттуда попал в Грозный, где работает, специализируясь на минно-взрывных, осколочных и пулевых ранениях. Эта военная специфика говорит сама за себя. Тут впечатлительные долго не выдерживают.

Операционная сестра Джульетта Темирханова третий год трудится в медсанбате 46-й ОБрОН. Был период, когда раненые поступали интенсивно, и ей, операционной сестре, пришлось полтора месяца находиться в операционной круглосуточно, с небольшими перерывами на ночной сон. "Но это моя любимая работа. Я живу ей. Это все, чему я все время училась и к чему шла. Даже во время аврала мне не тяжело здесь", - вспоминает о тех непростых днях операционная сестра и добавляет с гордостью, что хирургическое отделение - ведущее в медико-санитарном батальоне. Еще и поэтому она заключила новый контракт на пять лет. Джульетта хочет помочь дочери доучиться в вузе и встать на ноги.

В тот день 17 сентября в автомобильном боксе, откуда вывели технику и поставили операционный стол, вместе с хирургом и сестрой на операции присутствовал заместитель комбата по медицинской части анестезиолог подполковник медслужбы Сергей Шарков. И он не горит желанием вспоминать это, не считает свою работу чем-то особенным и не любит громких слов. Но о своих подчиненных рассказывает охотно, "...Коллектив у нас большой. Люди приехали со всех уголков страны. Но врачи в основном из Северо-Кавказского округа. Мы оказываем квалифицированную специализированную медицинскую помощь военнослужащим группировки внутренних войск, сотрудникам органов внутренних дел и всем силови¬ам по мере необходимости. У нас несколько коечных отделений, всего - 150 коек. Самые боевые отделения - реанимация и хирургия, хотя и остальные не отстают. Все врачи высшей категории. Особенно хочется отметить начальника хирургического отделения подполковника медицинской службы Семена Хигитяна, начальника поликлиники подполковника медицинской службы Любовь Дерябину, у которой, кстати, за год - 8 тысяч амбулаторных обращений, как в хорошей гражданской поликлинике, начальника терапевтического отделения Галину Щербину, неврологического - капитана медицинской службы Елену Ерофееву, инфекционного - майора медицинской службы Ирину Сабо. Отдельно хотел бы отметить начальника реанимационного отделения старшего лейтенанта медицинской службы Станислава Агузарова. Через это отделение в 2007 году людей прошло в два раза больше, чем за все предыдущие годы".

В медсанбате 46-й ОБрОН накоплен большой опыт по операциям и лечению больных с боевыми хирургическими травмами. Здесь людей буквально вытаскивали с того света и ставили на ноги. В среднем в медсанбате стационарно проходят лечение порядка 3 тысяч человек, из которых более трети - это больные хирургического профиля. Из них существенный процент составляют пострадавшие с боевой хирургической травмой. А еще доктора медсанбата выезжают и оказывают помощь в полевых условиях. К слову, отделение неотложной помощи готово за полчаса выдвинуться в любую точку республики.

"Мы здесь и роды принимали. У нас теперь в медсанбате есть три крестника, если можно так выразиться. Рожали жены офицеров и женщины-военнослужащие. Был даже случай, когда родился недоношенный малыш - устроили инкубатор прямо в палате, подводили кислород, лечили и выходили мальца", - вспоминает Сергей Шарков.

После уникальной операции 17 сентября 2007 года подполковника медицинской службы Сергея Шаркова, майора медицинской службы Ивана Зорина и операционную сестру Джульетту Темирханову вызвали в Москву. В Главкомате внутренних войск МВД России им как лауреатам премии Святого Георгия вручили медали, статуэтки и небольшое денежное вознаграждение.

Юрий КОТЕНОК, "Щит и меч", Грозный - Москва