ГЛАВКОМ ВЫВОДИТ ТАНКИ. Чечню покинул последний срочник

В Чечне больше не осталось солдат по призыву – доложил Президенту министр внутренних дел Рашид Нургалиев Наведением правопорядка в республике отныне будут заниматься только профессионалы.

О новых задачах и возможностях своих подчиненных рассказал «Российской газете» главнокомандующий внутренними войсками МВД РФ генерал-полковник Николай Рогожкин.

Российская газета | Чем теперь будут заниматься внутренние войска в зоне контртеррористической операции и сколько их там остается?

Николай Рогожкин | На первый план выходят охрана общественного порядка и безопасность мирных жителей. К1 декабря из Чечни выведено более 6 тысяч солдат и офицеров. В республике на постоянной основе дислоцирована 46-я отдельная бригада оперативного назначения, ее численность увеличена до 15 тысяч человек. В Урус-Мартане и Гудермесе сформированы два новых полка оперативного назначения. Пункт управления Объединенной группировкой войск и сил в Ханкале реорганизован и укомплектован только контрактниками из Северо-Кавказского округа внутренних войск. Таким образом, больше не будет прикомандирования офицеров из других регионов России. Министр внутренних дел побывал во всех этих точках и доложил Верховному главнокомандующему, что в составе 22-тысячной группировки внутренних войск нет ни одного военнослужащего по призыву. Я даже готов назвать фамилию солдата, который последним покинул республику.

РГ | И кто же он?

Рогожкин | РядовойИван Каштанов, водитель. 1 декабря его уволили в запас, он уехал домой, в Нижегородскую область. Иван скорее всего даже и не знает, что попал в историю внутренних войск. Но его имя связано теперь со знаковым событием для ВВ.

РГ | В Чечне имеются еще и комендатуры внутренних войск. Чем они занимаются?

Рогожкин | Во время активных боевых действий они взаимодействовали с районными администрациями и местными отделами внутренних дел. Сегодня главной в их работе стала координация действий силовиков и территориальных органов исполнительной власти. Наши солдаты и офицеры помогают также местным администрациям восстанавливать хозяйство.

РГ | Разве это задача военных?

Рогожкин | Тем не менее приходится заниматься и этим. Ведь военный комендант не столько начальник, сколько помощник людей. Не раз комендатуры помогали чеченцам в разминировании приусадебных участков и сельхозугодий. А еще они содействуют в трудоустройстве, организуют запросы на пропавших людей, выделяют караулы для охраны и сопровождения инкассаторских машин с зарплатами и пенсиями.

РГ | Говорят, для охраны общественного порядка в Чечню пошлют какую-то чудотехнику.

Рогожкин | Кое-что мы действительно закупаем, причем не только для подразделений в Чечне. Внутренние войска постепенно отказываются от тяжелой техники и вооружения, заменяя их на так называемые полицейские образцы. До конца нынешнего года, например, сдадим все танки. Экипировка наших военнослужащих улучшается. Появились более надежные средства индивидуальной защиты и активной обороны, поступают специальные машины повышенной проходимости типа автомобиля «Тигр». Меняется и оружие. То, которое мы теперь получаем, относится к оружию нелетального действия. Оно способно надежно нейтрализовать преступника или хулигана, но сохранить ему жизнь.

Василий ПАНЧЕНКОВ