МИССИЯ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК БЛИЖЕ К ВОЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ

Есть такое присловие в армейской среде: "Солдату праздник — что лошади свадьба; голова в цветах, а бока в мыле". В самое яблочко. Однако есть один такой день в году, когда вся страна, не требуя от военнослужащих внутренних войск выложиться по максимуму и  продемонстрировать, на что они горазды, просто, душевно и по достоинству отмечает их заслуги перед Отечеством.  Он так и называется —  День внутренних войск. В преддверии  праздника специальный корреспондент “Братишки” встретился с начальником Главного штаба внутренних войск МВД России генерал-полковником Николаем Рогожкиным.

 

- Николай Евгеньевич, прошло как минимум десять лет с того времени, как некоторые средства массовой информации ввели в обиход свою интерпретацию аббревиатуры "ВВ", назвав войска не внутренними, а воюющими. Тогда это было стопроцентным попаданием в цель. Вероятно, сейчас — хотя бы частично — статус-кво внутренних войск восстановлен. Или я не прав? Какие основные задачи стоят перед ними сегодня?

 

- Я бы не стал утверждать, что функциональное предназначение войск за эти годы претерпело кардинальные изменения. Скорее уж, несколько расширился спектр задач, которые возложены на плечи наших военнослужащих. И главной, безусловно, остается локализация очагов напряженности в Северо-Кавказском регионе, в первую очередь - в Чечне, обеспечение безопасности мирного населения и наведение конституционного порядка. По совести говоря, и здесь войскам досталась, пожалуй, самая тяжелая ноша, ибо в нашей зоне ответственности (ответственность - ключевое слово!) - вся равнинная часть, а это три четверти территории Чеченской республики: люди военные меня понимают. Результаты этой поистине боевой работы вселяют надежду на позитивное развитие событий и нормализацию обстановки в республике. Тем паче что наша политика не носит выжидательного характера — мы наращиваем силы. Во исполнение указания Верховного главнокомандующего страны мы дополнительно сформировали шесть отрядов специального назначения. На них, равно как и на те части спецназа, многие бойцы которых стали живой легендой, ныне делается основная ставка при выполнении наиболее сложных и ответственных заданий.

 

Кроме того, ныне, в условиях преступной экспансии международного терроризма, по максимуму востребованы части и подразделения внутренних войск по охране важных государственных объектов. Именно поэтому они столь целенаправленно и интенсивно оснащаются новой техникой, вооружением, совершенствуют тактику своих действий при возможном осложнении обстановки. Вряд ли открою вам секрет, сказав, что АЭС сегодня патрулируются нами и по морю, аки посуху. Иначе говоря, в комплекс мероприятий по охране объектов, представляющих собой ядерную опасность, мы включили, скажем так, морскую составляющую, держа под неусыпным контролем прилегающие к ним акватории. Оно и понятно: никаких узких участков или слабых звеньев в цепи охраны подобного рода сооружений быть не должно. А стало быть, и не будет, поскольку никакого второго шанса, равно как и права на ошибку, у нас нет.

 

Прекрасно осознавая это, Главное командование внутренних войск внесло коррективы в организационно-штатную структуру этих подразделений, дополнив их взводами специального назначения, хорошо подготовленными к умелым действиям при любых непредвиденных изменениях ситуации. Я бы и врагу не посоветовал попытаться проверить их боеспособность, что называется, на собственной шкуре. Это — подлинные профессионалы, в арсенале которых имеются все необходимые технические средства и тактические приемы для нейтрализации любого противника. Как бы дерзок и вооружен он ни был.

 

Продолжается разностороннее совершенствование и специальных моторизованных воинских частей внутренних войск. Причем это планомерный и весьма результативный процесс — процесс модернизации этих сил по всем направлениям, включая, разумеется, и их техническое оснащение. Мы без всякого сожаления (может быть, только ветеранам это навевает некую ностальгическую грусть, и то ненадолго) расстаемся с традиционными газиками и "уазиками", которые в народе называют "попугайчиками". На смену им идет первоклассная, хорошо зарекомендовавшая себя бронированная автотехника. Первые договоры на сей счет уже заключены. И какой бы дорогой она ни была, жизнь и здоровье наших военнослужащих куда дороже. Экономить на их безопасности при выполнении задач по охране общественного порядка — преступление, поскольку от качества этой службы зачастую зависят не только благополучие и покой, но и жизни наших граждан.

 

Достаточно вспомнить действия военнослужащих специальных моторизованных подразделений внутренних войск при локализации массовых беспорядков на Манежной площади после приснопамятного футбольного матча. Только благодаря их усилиям и грамотному использованию современных технических средств удалось оттеснить и изолировать бесчинствующих молодчиков, давших волю своим подогретым различным зельем инстинктам.

 

Таким образом, изменились не столько задачи, сколько возможности войск, ныне куда более боеспособных и технически оснащенных, нежели еще каких-нибудь пять лет назад.

 

- Николай Евгеньевич, мы в состоянии обеспечить свои силы правопорядка высококачественной специальной техникой?

 

- Держава сильна прежде всего своими людьми, в том числе (если не в первую очередь!) ее защитниками. Мы чужды квасного патриотизма и делаем все от нас зависящее, чтобы внутренние войска России были оснащены самой современной, легкой бронированной автотехникой - речь идет только о ней. Согласитесь, и гражданам, надеющимся на войска правопорядка, гораздо важнее ощущать себя в полной безопасности, нежели, пугаясь собственной тени, тешить себя иллюзиями, что не только "в области балета мы впереди планеты всей".

 

К слову, вся техника, находящаяся сегодня в нашем распоряжении, - исключительно российского производства. Ее вполне достаточно, и она полностью удовлетворяет всем предъявляемым к ней требованиям.

 

- А постоянное совершенствование тактики действий частей и подразделений, участвующих в проведении специальных мероприятий, - плод работы военной мысли войсковых теоретиков или же некое творческое заимствование у соседей-силовиков из Министерства обороны?

 

- Мы не отметаем категорически армейский опыт - в нем аккумулировано немало ценных и конструктивных методик, проверенных временем и успешными боевыми действиями. Но в Вооруженных силах не так уж много готовых тактических клише, которые можно было бы просто взять и механически наложить на функциональное предназначение внутренних войск, тем самым повысив эффективность их применения. Оно и понятно: задачи наших силовых структур разительно отличаются друг от друга, если, конечно, не брать во внимание совместное участие в крупных контртеррористических операциях, аналогичных тем, что проводились в Чечне.

 

Боевой опыт, накопленный внутренними войсками, - достаточно надежный фундамент, на котором, образно выражаясь, можно возводить весьма действенные и результативные тактические конструкции. Творчески осмыслив его, мы, например, полностью отказались от проведения широкомасштабных акций - это прерогатива сухопутных, а не внутренних войск. Наши задачи, скажем так, деликатнее и тоньше: их кавалерийским наскоком не решишь. Потому и берем на вооружение другие, специфические способы и приемы проведения специальных мероприятий, не столько глобальной, сколько адресной направленности.

 

Внутренние войска не должны бряцать оружием: их миссия куда ближе к военной дипломатии, основанной на четких и трижды проверенных разведданных. Лучше предупредить негативные последствия, чем их локализовывать. Ну а в случае необходимости лучше уж хирургически выверенно пресечь распространение антиобщественной опухоли, нежели, раз уж заговорили медицинскими терминами, производить вскрытие, чтобы установить диагноз.

 

Нам незачем что-либо слепо копировать у тех же армейцев, поскольку у нас есть и свои ученые - прекрасные теоретики, в большинстве своем имеющие богатый практический опыт, и свои исследовательские учреждения, разрабатывающие тактику действий внутренних войск, адекватную постоянно меняющимся реалиям.

 

- Тем более что понятие безопасности граждан сегодня приобрело особенно конкретное, можно сказать, сугубо личное для каждого звучание. Какую роль играют внутренние войска в ее повседневном обеспечении?

 

- Достаточно проехать или пройти по улицам обеих столиц, других городов страны, чтобы своими глазами увидеть, сколько военнослужащих специальных моторизованных воинских частей, курсантов наших военных институтов, а порой солдат и сержантов частей оперативного назначения, наряду с подразделениями милиции, несут патрульно-постовую службу. Денно и нощно. У каждого из этих нарядов - своя зона ответственности. И они очень остро ощущают ее, о чем красноречиво свидетельствуют результаты: на тех маршрутах, которые патрулируют солдаты правопорядка, неизмеримо меньше антиобщественных проявлений.

 

Отступая от традиционной схемы, я не стану приводить мало что говорящую неспециалистам в абсолютном значении цифирь. Куда показательнее факты, основанные на математическом доказательстве методом от противного. Так вот, в тех городах, в которых начальники территориальных органов внутренних дел по тем или иным причинам отказались от подобной, к слову, довольно эффективной практики совместного патрулирования, количество правонарушений сразу же заметно возросло.

 

А если, паче чаяния, в любом из регионов страны неожиданно и резко осложнится обстановка, внутренние войска окажутся там куда оперативнее, чем предполагают криминальные элементы или возмутители общественного спокойствия. Все необходимое для мобильности и широкой маневренности у нас есть. Потому и сомневаться в успехе не приходится.

 

- Николай Евгеньевич, а глобальные изменения в жизнедеятельности войск не ожидаются в ближайшее время? А то в последнее десятилетие они изрядно потрепали, наверно, все без исключения силовые структуры.

 

- Однозначно нет. Командование войск сейчас проводит целенаправленную работу по выполнению плана строительства и развития войск в рамках программы, рассчитанной до 2005 года. Суть ее — оптимизация структуры, избавление от балласта, то есть от излишне усложненных, устаревших или надуманных, но явно затрудняющих деятельность войск элементов, не столько способствующих успешному выполнению задач, сколько препятствующих этому.

 

- Насколько остра сегодня проблема комплектования подразделений специального назначения квалифицированными кадрами?

 

- Для нас это не проблема. В войсках немало действительно достойных людей, по всем своим качествам и профессиональным навыкам идеально подходящих для нелегкой, но очень почетной и ценимой службы в спецназе. Мы располагаем хорошими центрами по подготовке этих кадров. Такими, как, например, в Смоленске. Это уникальная в России "кузница" кадров спецназа, оборудованная и оснащенная, пожалуй, на уровне мировых стандартов. Словом, полная имитация всевозможных вариантов реальной боевой обстановки.

 

Кроме того, в военных институтах с первого года обучения проводится тщательный отбор курсантов, физически крепких и интеллектуально развитых, которым будущая служба в подразделениях специального назначения не только по плечу, но и по сердцу.

- Действительно, позитивных изменений много. Но, вероятно, вы согласитесь с тем, что сегодня по целому ряду причин многие военнослужащие, выполняющие служебно-боевые задачи в горячих точках, и их семьи по-прежнему не чувствуют себя социально защищенными?

 

- На мой взгляд, мы не испытываем дефицита в относительно хороших, правильных, заботящихся о людях законах. Их вполне достаточно. Вот если бы они еще и выполнялись от "а" до "я" без всяких ссылок и оговорок, им бы и вовсе цены не было. А то возьмешься перечитывать, чтобы освежить в памяти основные положения, и видишь - все верно написано. А взглянешь в окно - и сразу понимаешь: декларация. Точь-в-точь как в русской поговорке: гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

 

Дабы не быть голословным - конкретный пример. Сегодня на Северном Кавказе дислоцирована такая группировка внутренних войск, численность которой оптимально соответствует сложности и объему выполняемых ею служебно-боевых задач. А так называемые "боевые" выделяются, к сожалению, далеко не всем военнослужащим. Якобы только тем, кто непосредственно находится в "окопах". Согласитесь, это не совсем правильно. И те люди, которые вступают в боестолкновения с бандитами, и те, кто подвозят горючее и боеприпасы, рискуя жизнью, - все они принимают участие в специальных операциях. А оценивается их боевая работа, увы, по-разному. И переломить эту ситуацию, поверьте, весьма непросто, несмотря на те усилия, которые мы предпринимаем.

 

Другой острейший социальный вопрос, ставший уже притчей во языцех - жилищный, хронически актуальный для огромного количества людей при погонах вне зависимости от их принадлежности к той или иной силовой структуре. В том числе и для внутренних войск. Мы располагаем тремя абсолютно законными источниками обеспечения военнослужащих жильем: за счет средств, выделяемых либо государством Главкомату, либо руководством важных государственных объектов, либо местной администрацией. Но чисто гипотетически. Реальная же картина далеко от нормативно-базовой. Руководители и охраняемых предприятий, и исполнительных органов власти всеми правдами и неправдами открещиваются от вмененной им законом обязанности - заботиться о крыше над головами тех людей, которые, в свою очередь, обеспечивают интересы их епархий. Причина одна - отсутствие средств. А поди проверь, так ли это на самом деле?! Вот почему командование войск сейчас подготовило подробную, обстоятельную докладную в адрес правительства с просьбой отдельным поручением обязать (и без того, к слову сказать, обязанных) соответствующих руководителей на местах изыскивать не деликатные мотивировки для отказа, а реальные возможности для обеспечения жильем наших военнослужащих.

 

- Мажорный вопрос, Николай Евгеньевич: что бы вы хотели пожелать внутренним войскам, подразделениям специального назначения в преддверии их профессионального праздника?

 

- Во-первых, удачи! Не так давно Президент России Владимир Владимирович Путин очень высоко оценил служебно-боевую деятельность внутренних войск, особо отметив, что наш спецназ — лучший в стране. Отсюда и второе пожелание: так держать!