УРОКИ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Боевые действия 1994 - 1996 г.г. в Чеченской Республике показали, что в современном вооруженном конфликте добиться победы только силой оружия весьма проблематично. Однако в России отсутствовала стройная система взглядов на формы и способы ведения информационного противодействия.

Уже в ходе специальных операций по разоружению МВФ стало ясно, что меры по информационному противодействию чеченским боевикам небыли адекватны сложности обстановки, а применяемые силы и средства не соответствовали задачам, поставленным войскам. Информационно-психологическое воздействие на НВФ и местное население было запоздалым и не всегда эффективным.

Опыт, приобретенный в первую чеченскую кампанию, не пропал даром. Его тщательно проанализировали специалисты, и были сделаны "соответствующие выводы. Как следствие - события в Дагестане и позже в Чечне не застали российские власти врасплох.

На начальном этапе контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона России в августе - сентябре 1999 г. было выявлено более 150 пунктов управления и радиоэлектронных объектов, работавших в интересах НВФ. К исходу сентября средствами огневого поражения были уничтожены 77 из них, в том числе 22 радиовещательные станции из 38. Обесточены 18 радиоэлектронных объектов. Захвачены или выведены из строя 90% базовых станций (ретрансляторов) радиорелейной, сотовой и других видов связи. Интенсивность работы средств радиосвязи KB и УКВ диапазонов, используемых НВФ, была практически сведена на нет.

Объективности ради отметим: начальный этап контртеррористической операции ознаменовался не только победами. Были и просчеты. Так, например, ее руководители из благих побуждений ввели ограничения на информацию о характере принимаемых мер по локализации и пресечению действий бандформирований. Свои действия ответственные лица объяснили отсутствием ясного представления о размахе террористических акций в Дагестане в первые дни операции. Тщательно спланированные исламскими радикалами, эти акции послужили своего рода «наживкой» для СМИ. Многие журналисты, лишившись официального информационного канала, утоляли свою жажду из сомнительного рода источников и преподносили происходящее в выгодном для террористов свете.

Известный факт: задолго до вторжения на дагестанскую территорию лидеры чеченских НВФ провели большую пропагандистскую работу по дискредитации законно избранной власти республики и российской политики на Северном Кавказе. Так, в Кадарской зоне, в районе селения Чабанмахи, на средства, выделенные зарубежными исламскими организациями, был построен ретранслятор, через который на протяжении двух лет велись теле- и радиопередачи, пропагандирующие ваххабизм и дискредитирующие Российскую Федерацию. Информацию о происходящих в Северо-Кавказском регионе событиях можно было почерпнуть в Интернете из сайта «Чечен-пресс», финансируемого через главного чеченского идеолога Удугова. Эта страница активно пополнялась впоследствии, когда контртеррористическая операция переместилась на территорию Чечни.

Появившиеся в районе проведения контртеррористической операции многочисленные журналисты стали серьезно затруднять работу по предупреждению и пресечению террористических акций. Конкурируя друг с другом, он и ставили под угрозу не только свою собственную, но и жизни других людей, в частности, сотрудников органов внутренних дел российского МВД, членов Оперативного штаба по проведению контртеррористической операции, а также лиц, оказывающих им содействие. Желание повысить популярность своего печатного издания или компании, расширить аудиторию привело к игнорированию журналистами двух важных для общества принципов: «Кому это выгодно?» и «Не навреди!» Опаснейшие преступники, представленные читателям и телезрителям, получили возможность открыто пропагандировать идеологию террора, а также методов осуществления преступных акций.

Кроме того, рассказывая о ходе контртеррористической операции, журналисты приводили много технических подробностей, ставших известными им из приватных бесед. Это велок утечке оперативной информации, раскрытию планов и тактики действий федеральных сил, затрудняло принятие руководством контртеррористической операции мер, адекватных преступным деяниям бандитов.

Правда, не все журналисты руководствовались конъюнктурными соображениями. Те, кто сознавал ответственность перед обществом, предпочли работу с российским военным руководством, эффективно способствовали пресечению террористических акций, несущих угрозу человеческим жизням, правам человека и национальной безопасности. Для использования потенциала патриотически настроенных журналистов на благо правого дела в Махачкале был создан Временный пресс-центр МВД РФ в Дагестане, который скоординировал действия Оперативного штаба и вышестоящих инстанций по организации работы с прессой, в частности, по проведению регулярных пресс-конференций. Пресс-центр ввел жесткие правила посещения представителями СМИ зоны проведения контртеррористических операций, взял под контроль все потоки информации, организовал официальные ответы на запросы СМИ, чтобы исключить или минимизировать противоречивые заявления - и такое случалось - представителей различных ведомств. Дважды в день, а также по мере необходимости, сотрудники пресс-центра готовили информационные сообщения для распространения в центральных и региональных СМИ.

Усилиями журналистов центральных и региональных СМИ удалось в короткие сроки сформировать позитивное общественное мнение о воинах внутренних войск и их роли в уничтожении бандформирований, вторгшихся на территорию Дагестана. Это, в свою очередь, стало мощным фактором моральной поддержки военнослужащих.

Большую работу провело Министерство по национальной политике, информации и внешним связям Республики Дагестан. Настоящим боевым органом стал созданный по его инициативе координационный центр по информационному обеспечению. Группа высококлассных компьютерщиков оперативно разместила наиболее полную информацию о событиях в Ботлихском и Цумадинском районах Дагестана на своем сайте в Интернете. В первые же дни работы их услугами воспользовалось более тысячи крупнейших мировых информационных агентств. Это позволило нейтрализовать лживые сообщения так называемого пресс-центра объединенного командования дагестанских моджахедов (ОКДМ) на сайте в Интернете «Кавказ-центр».

Республиканская общественно-политическая газета «Дагестанская правда» была переведена на ежедневный выпуск. Большой общественный резонанс вызвали материалы, опубликованные в еженедельнике «Молодежь Дагестана» и ставшем выходить в те тревожные дни приложении к нему «Единство», а также подготовленные редакцией листовки-обращения.

Таким образом, СМИ формировали общественное мнение на осуждение террористической сущности режима Масхадова. Ставшая преобладающей взвешенная информация в СМИ о вторжении НВФ на территорию Республики Дагестан, о совершенных бандитами террористических актах в российских городах укрепила общественность во мнении о необходимости принятия руководством страны решения на проведение контртеррористических операций.

В выработке мер по ликвидации угрозы терроризма участвовали Совет безопасности, силовые министерства и ведомства, Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, Министерство национальностей, Министерство юстиции Российской Федерации. Для планирования и осуществления информационного противодействия на Северном Кавказе при аппарате Совета безопасности Российской Федерации была создана рабочая группа, в состав которой вошли представители заинтересованных министерств и ведомств.

16 сентября 1999 г. был утвержден план реализации указаний Президента и Совета безопасности Российской Федерации, в котором наряду с мерами по стабилизации обстановки в Северо-Кавказском регионе был предусмотрен широкий комплекс мероприятий по информационному противодействию. Планом предусматривались создание единого информационного органа по освещению обстановки в Северо-Кавказском регионе и обеспечение жесткой координации информационных потоков, формируемых СМИ.

Недоброжелателей у российской армии и ее командования оказалось немало и на Западе, и в самой России. Особенно громко они заявили о себе зимой 1999-2000 гг., когда в ходе контртеррористической операции в Чечне наметился решающий перелом.

Ангажированная пресса готовила своих читателей к разным вариантам окончания боев за Грозный. Однако разгром, который был учинен боевикам при попытке вырваться из города в горы, не укладывался в заранее подготовленный сценарий. Поэтому в первые дни февраля часть газет и телеканалов вообще ничего не сообщила о поражении боевиков.

Часто ложной и откровенно антироссийской была информация о Чечне осенью и зимой 1999-2000 гг., которую публиковало большинство западных газет и журналов. Они отдавали предпочтение сообщениям из чеченских источников. В западных газетах печатались интервью с Масхадовым, уверявшим своих собеседников, что его армия отступает по плану и сохраняет силы, чтобы разгромить российского «агрессора», с Яндарбиевым, который призывал США и НАТО нанести удары по столице России, как это делалось в Ираке и Югославии.

Радиостанция «Свобода» 24 декабря 1999 г. в программе «Либерти лайф» поведала слушателям, что «чеченцы отрезают головы солдатам не потому, что они садисты и испытывают склонность к жестокому обращению с русскими. Просто они пытаются таким образом сделать войну более выпуклой, зримой, яркой, достучаться до общественного мнения».

Воззвание против проводимых в Чеченской республике контртеррористических операций опубликовали французская газета «Монд» и испанская «Пайс». Подписали воззвание 200 деятелей культуры из 16 стран, среди которых Бернардо Бертолуччи, Джон Ле Карре, Умберто Эко, Гюнтер Грасс, .Жан-Люк Годар, Барбара Хендрикс, Мишель Пикколи, Ванесса Редгрейв, Фолькер Шлендорф.

«Грозный сметен с лица земли безнаказанно. Деревни сожжены дотла безнаказанно. Раненые добиты безнаказанно. Мир молчит, становясь соучастником всего этого. Мы не слышим четкого осуждения России. Не видим дипломатического нажима, финансовых или правовых санкций», - такой видели ситуацию западные писатели и журналисты. Та же «Монд» напечатала открытое письмо президенту Франции за подписью 130 ученых и общественных деятелей страны, осуждающих действия федеральных войск в Чечне и требующих от президента Жака Ширака оказать давление на российские власти.

Конечно, в западной печати встречались и объективные публикации, но задали тон, к сожалению, не они. Рядовые читатели, да и многие политики Запада, были явно дезориентированы потоком тенденциозной или просто лживой пропаганды.

Анализ публикаций в российской и иностранной прессе и отрицательная тональность некоторых СМИ заставили по-новому взглянуть на вопросы координации информационно-аналитической работы федеральных органов исполнительной власти, принимавших участие в контртеррористических операциях.

Приказом министра обороны РФ был создан Информационный центр (ИЦ) при Оперативном штабе по управлению контртеррористическими операциями на территории Северо-Кавказского региона. Это позволило организовать взаимодействие с аппаратом заместителя председателя Правительства РФ - полномочного представителя Правительства РФ в ЧР, Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций и другими министерствами и ведомствами России по информационному обеспечению контртеррористических операций.

Руководство информационным центром было возложено на тогдашнего первого заместителя начальника ГШ ВС РФ генерал-полковника Валерия Манилова, его заместителями стали руководители информационных структур силовых министерств и ведомств. По мере завершения контреррористических операций и начала экономического возрождения Чеченской республики «силовиков» планировалось заменять «хозяйственниками». Работу ИЦ было предписано строить под оперативным руководством помощника президента РФ.

В соответствии с международными нормами была упорядочена аккредитация журналистов на Северном Кавказе и создана принципиально новая схема работы с журналистами, освещающими ход контртеррористических операций в Чечне.

В целях недопущения разглашения закрытой информации из зоны проведения контртеррористических операций иностранным журналистам была предоставлена возможность посещать Северо-Кавказский регион в составе организованных групп. Принимались необходимые меры по обеспечению безопасности журналистов в течение всего времени их пребывания в зоне проведения контртеррористических операций.

Однако, несмотря на это, имели место случаи нарушения российскими и иностранными журналистами установленных правил. Эти правила предусматривали, в частности, обязательное наличие у каждого представителя СМИ паспорта, редакционного удостоверения, аккредитационных удостоверений Аппарата помощника Президента РФ и Временного пресс-центра ОГВ(с) в Ханкале, а у иностранных журналистов - аккредитационного удостоверения МИД РФ. Работа корреспондентов осуществлялась в сопровождении сотрудника Временного пресс-центра ОГВ(с).

В целях дальнейшего совершенствования информационного обеспечения контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона приняты дополнительные меры по недопущению разглашения закрытой информации. В беседах журналистов с военнослужащими не затрагиваются вопросы, касающиеся политической оценки взаимоотношений России с зарубежными странами, оценок международного аспекта ситуации в целом, изменения статуса Чеченской республики.

Доля информации из зоны боевых действий в последнее время уменьшается, больше освещается процесс мирного обустройства освобожденных территорий, при этом основной упор делается на осуждение действий боевиков. Часто по этому вопросу выступают чеченские религиозные деятели, старейшины и руководители местных администраций.

В районе проведения контртеррористических операций был развернут ряд телецентров и радиовещательных станций. Например, были установлены телевизионные передатчики в Наурском и Шелковском районах Чеченской республики, восстановлена и укомплектована подвижная радиовещательная станция «Метель», организована работа бригады ВКТРК в Гудермесе, налажен выпуск многотиражной газеты «Чечня свободная». Проведенные мероприятия способствовали привлечению на сторону федерального центра, правительства Чеченской респуб¬лики значительной части населения Чечни.

Практика информационного противодействия в Северо-Кавказском регионе, на мой взгляд, вскрыла ряд проблем. В их числе отсутствие достаточной информативно-правовой базы по урегулированию внутренних вооруженных конфликтов на территории РФ, включая регламентацию вопросов информационного противодействия, и недостаточно эффективное информационное воздействие на международную и российскую общественность, в том числе население Северо-Кавказского региона.

Опыт информационного противодействия в Северо-Кавказском регионе РФ убеждает, что это действенный инструмент разрешения геополитических кризисов и внутригосударственных противоречий. При надлежащей реализации заложенного в нем потенциала органы государственного и военного управления могут оказывать существенное влияние на уровень обеспечения национальной безопасности РФ. Опыт показал, что Вооруженным силам, внутренним войскам МВД и другим силовым структурам сегодня необходима структурная перестройка органов, занимающихся вопросами информационного обеспечения.