ЗАГРАДИТЕЛЬНЫЕ ОТРЯДЫ НКВД И НКО В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. ОПРОВЕРЖЕНИЕ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ

В арсенале информационной войны в последние годы на первое место выходит внедрение в умы людей искаженное представление о мировой истории XX века. Именно по заказу западных спецслужб, под маской стремления «вскрыть и осудить язвы советского строя», оправдать разрушение СССР и придать произошедшему легитимность в 1990-е годы и в печати и на телеэкранах поднялась волна фальсификаций страниц истории нашей страны, в том числе Второй мировой войны и роли СССР в разгроме фашистской Германии.

Среди прочих направлений фальсификации, нас, как представителей внутренних войск, не может не возмущать недобросовестность, а порой и откровенная ложь некоторых авторов в вопросах освещения роли войск НКВД в Великой Отечественной войне. Любимый конек фальсификаторов – в «цветах и красках» описывать «заградительные отряды НКВД», пулеметными очередями поднимающих в атаку пехотные подразделения или штрафные батальоны, а также показывать выдающуюся роль матерых уголовников-рецидивистов, «спасающих Родину» в составе этих батальонов [16].

В результате у многих российских граждан, «черпающих знания» в основном из телевизионных сериалов и «сенсационных» публикаций возникло искаженное представление о роли войск НКВД в Великой Отечественной войне. Любое очернение истории нашей Родины это очередной шаг в информационной войне против нас. Поэтому вскрытие и доказательство несостоятельности очередной версии о якобы «карательных» функциях войск НКВД сейчас как никогда ранее становится актуальным для нас, последователей героев-чекистов времен Гражданской и Великой Отечественной войн.

С первых дней вторжения немецко-фашистских войск в СССР на многих участках приграничных военных округов (в последующем – фронтов) в силу известных причин создалась критическая ситуация: диверсионно-разведывательные подразделения противника захватывали мосты и переправы, нарушали связь, с помощью своих агентов сеяли панику среди мирного населения и отступающих войск. Некоторые наши соединения и части частично или полностью потеряли управление, движение по основным коммуникациям как к фронту, так и от него становилось хаотичным, чем незамедлительно пользовались немецкие летчики для разгрома наших частей.

В такой ситуации вопросом жизни и смерти для действующей Красной армии становился вопрос наведения строжайшего порядка в ее ближайшем тылу. Начали создаваться первые заградительные отряды (заградотряды). Их ведомственная принадлежность, состав и функции в ходе войны неоднократно менялись.

В начале февраля 1941 года наркомат внутренних дел был разделен на собственно НКВД и наркомат государственной безопасности (НКГБ). При этом военная контрразведка согласно постановлению Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 8 февраля 1941 года была выделена из НКВД и передана наркоматам обороны и Военно-морского флота СССР, где были созданы Третьи управления НКО СССР и НКВМФ ССС [1, с. 116–117].

27 июня 1941 года Третье управление наркомата обороны (контрразведка) СССР издает директиву № 35523 о работе своих органов в военное время. В ней, в частности, была предусмотрена: «Организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т.д., выделяемых командованием, с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления с задачами:

- задержания дезертиров;

- задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта;

- предварительного расследования, производимого оперативными работниками органов Третьего управления НКО (1 – 2 дня) с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности» [2, с. 90–93].

Таким образом, первоначально заградительные отряды создавались под руководством работников армейских и флотских органов госбезопасности из числа бойцов и командиров Красной армии и флота.

В июле 1941 года происходит объединение НКВД и НКГБ. 17 июля 1941 года постановлением Государственного комитета обороны № 187сс органы Третьего управления НКО преобразуются в особые отделы и также переходят в подчинение НКВД. Помимо прочего, это способствовало установлению более тесной связи между ними и территориальными органами госбезопасности. При этом особым отделам предоставляется право ареста дезертиров, а в необходимых случаях и расстрела их на месте [2, с. 337–338].

Для обеспечения оперативных мероприятий приказом НКВД СССР № 00941 от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов были сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий – отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов – отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД [2, с. 366]. Таким образом, в составе соединений и объединений Народного комиссариата обороны с июля 1941 года работали особые отделы НКВД - НКГБ с подчиненными им подразделениями из числа войск НКВД.

В «Инструкции для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникерами» указывалось: «Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникерами осуществляют следующие мероприятия:

- организуют службу заграждения путем выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем, чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;

- тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникеров, бежавших с поля боя;

- всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;

- всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;

- в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;

- приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в необходимых случаях перед строем;

- ведут количественный учет всех задержанных и направленных в части и персональный учет всех арестованных и осужденных;

- ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осужденных, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части» [2, с. 371–372.]

Таким образом, подразделения войск НКВД, выделенные в распоряжение оперуполномоченных особых отделов дивизий, армий, фронтов в первом периоде Великой Отечественной войны выполняли специфические задачи НКГБ по задержанию (ликвидации) бандитов, шпионов, вражеских агентов, дезертиров, подозрительных лиц в ближайшем тылу воюющих соединений и объединений Красной армии. Ни о каких случаях массовой стрельбы по отступающим подразделениям Красной армии составом заградительных отрядов особых отделов не могло быть и речи.

25 июня 1941 года Совет народных комиссаров СССР принял постановление № 1756-762/сс о возложении задач по охране тыла действующей Красной армии на НКВД. Этим постановлением в целях охраны войскового тыла (ОВТ) и наведения там строжайшего порядка был введен институт фронтовых и армейских начальников охраны войскового тыла с возложением на них следующих задач: «очищение фронтовых дорог от беженцев, ловля дезертиров, очистка путей сообщения, регулирование подвоза и эвакуации, обеспечение бесперебойной работы связи, ликвидация диверсантов» [3, с. 19].

В первые месяцы войны начальниками ОВТ фронтов были разработаны инструкции войскам НКВД по охране тыла действующей армии. Относительно распределения обязанностей между частями Красной армии и войсками НКВД по охране тыла Северо-Западного фронта, к примеру, говорилось:

«5. Охрана тыла организуется в пределах границ фронта и разбивается на три полосы:

а) первая полоса – район войскового тыла, ограниченный по фронту передней линией фронта и тыльной границей дивизии. В этой полосе охрана тыла организуется распоряжением и средствами командиров дивизий [это означает, что от первой траншеи или стрелковых ячеек переднего края и до тыльной границы обороны дивизии первого эшелона (а если построение обороны армии в два эшелона то, – тыльной границы дивизии второго эшелона), командир дивизии сам, своими подразделениями обеспечивает охрану тыла. В этой зоне в качестве заградотряда НКВД могло действовать только подразделение войск НКВД, приданное оперуполномоченному особого отдела дивизии. Но, как мы увидели из приведенной выше инструкции особым отделам, это подразделение было предназначено для иных задач, нежели сидеть в окопах позади бойцов РККА и смотреть им в спины через прицелы своих автоматов. Таким образом, если бы командир дивизии в критической ситуации хотел остановить массовое бегство своих бойцов с первой позиции силой оружия подразделения, то для этого он должен был бы создать заградотряды из стрелковых подразделений своей дивизии. Впоследствии так и получится. – Примечание авторов];

б) вторая полоса – район армейского тыла, ограниченный тыльными границами дивизий [если армия оборонялась в один эшелон, то осенью 1941 года это было на удалении 3 – 4 км от переднего края, если в два эшелона – около 10 км; осенью 1942 года – 4 – 6 и около 25 километров соответственно. – Прим. авт.] и тыльными границами армий [осенью 1941 года – около 20 км, а осенью 1942 года – около 30 км от переднего края обороны [4, схема 60]. – Прим. авт.]. Охрана этой полосы организуется распоряжением и средствами начальника охраны тыла армий;

в) третья полоса – полоса фронтового тыла, ограниченная с фронта тыльными границами фронта. Охрана тыла в этой полосе организуется распоряжением и средствами начальника охраны тыла фронта.

6. Порядок организации охраны тыла:

а) войска НКВД как в армейском, так и в фронтовом тылу несут службу методом охраны государственной границы с дополнениями инструкции по службе заграждения;

б) командиры частей войск НКВД несут службу на всей глубине порученного участка и устанавливают батальонные, ротные и взводные участки, которые образуют линию заграждения. Подразделения выделяют от себя заградительные посты по проверке документов, дозоры, патрулей, посты наблюдения, разведгруппы, разъезды, секреты, засады, гарнизоны по охране мостов и объектов и другие виды пограничных нарядов. Организуют прочески лесов, облавы населенных пунктов, перекрывают все тропы и дороги, проходящие между войсковыми дорогами, не допуская просачивания в тыл агентуры противника, диверсантов и другого антисоветского элемента. Все наряды высылаются численностью не менее двух человек» [5, с. 28–29].

Таким образом, заградительная полоса частей и подразделений НКВД из состава войск по охране тыла армии и фронта не могла быть к переднему краю обороны стрелковых дивизий ближе, чем на 3 – 4 километра. Они не могли силой оружия воздействовать на подразделения и части Красной армии, ведущие бой на передовой.

О значительном вкладе заградительных отрядов при особых отделах соединений и объединений РККА и войск НКВД в дело обеспечения порядка в тылу фронтов в первые месяцы войны можно судить по материалам сообщения заместителя начальника Управления особого отдела НКВД СССР комиссара государственной безопасности 3-го ранга С. Мильштейна Народному комиссару внутренних дел Л. П. Берия о действиях Особых отделов и заградительных отрядов войск НКВД СССР за период с начала войны по 10 октября 1941 года:

«С начала войны по 10 октября с.г. Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта.

Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249969 человек и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла – 407395 военнослужащих.

Из числа задержанных, Особыми отделами арестовано 25878 человек, остальные 632486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт. В числе арестованных Особыми отделами: шпионов – 1505, диверсантов – 308, изменников – 2621, трусов и паникеров – 2643, дезертиров – 8772, распространителей провокационных слухов – 3987, самострельщиков – 1671, других – 4371. Всего – 25878 человек.

По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстрелян 10201 человек, из них перед строем – 3321 человек» [6, с. 367, 368].

Приведенные цифры задержанных и возвращенных на фронт впечатляют. Если их перевести в количество стрелковых дивизий численностью по штату того времени 11447 человек каждая [7], то получится – 57,42 дивизии, из них возвращено на фронт – 55,25 дивизии. К началу войны в Красной армии на западных направлениях насчитывалось около 170 дивизий, к сентябрю их количество возросло, по приблизительным подсчетам до 300. Получается, что заградотряды НКВД при особых отделах войск РККА и из войск НКВД по охране тыла фронтов только за неполных четыре месяца с начала войны вернули в строй около 20 процентов всего состава сухопутных войск РККА, действовавших на советско-германском фронте. Отсюда и ответ на вопрос, – нужны ли были заградительные отряды НКВД?

Количество расстрелянных по постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов составляет 1,55 процента от общего числа задержанных за этот период. Это к слову о домыслах фальсификаторов истории о, якобы, имевших место случаях стрельбы заградотрядов войск НКВД по отступавшим подразделениям РККА.

С созданием заградительных отрядов в составе соединений и объединений Красной армии в годы Великой Отечественной войны их задачами и порядком применения ситуация была совсем иной, чем в войсках НКВД. В силу тяжелого положения сложившегося на Брянском фронте в конце августа 1941 года и имевшим место самовольным отходом его частей с занимаемых позиций командующий генерал-лейтенант А.И. Еременко обратился в Ставку Верховного Главнокомандования с просьбой разрешить создание заградительных отрядов в тех дивизиях, которые зарекомендовали себя как неустойчивые.

5 сентября командующему Брянским фронтом поступила Директива Ставки ВГК № 001650, разрешающая создание заградительных отрядов: «Ставка ознакомилась с Вашей докладной запиской и разрешает Вам создать заградительные отряды в тех дивизиях, которые зарекомендовали себя как неустойчивые. Цель заградительных отрядов – не допускать самовольного отхода частей, а в случае бегства остановить, применяя при необходимости оружие» [8, с. 20].

Таким образом, заградительные отряды с задачами остановить части, отходящие со своих позиций без приказа, в том числе и силой оружия, начали создаваться в Красной армии в первые месяцы войны по инициативе генерала А.И. Еременко. Теоретически, они могли вести огонь по своим панически отступающим (бегущим) подразделениям. Однако источников о фактах подтверждающих такое явление не выявлено.

Идея, выдвинутая командующим Брянским фронтом, в тот сложный период, видимо, по достоинству была оценена Ставкой ВГК и этот опыт уже через неделю распространили на все другие фронты. 12 сентября в войска поступила директива Ставки ВГК № 001919 о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях. В приказной части говорилось:

«1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов, численностью не более батальона (в расчете по 1 роте на стрелковый полк), подчиненный командиру дивизии и имеющий в своем распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.

2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твердой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.

3. Обязать работников особых отделов и политсостав дивизий оказывать всяческую помощь командирам дивизий и заградительным отрядам в деле укрепления порядка и дисциплины дивизии.

4. Создание заградительных отрядов закончить в пятидневный срок со дня получения настоящего приказа.

5. О получении и исполнении командующим войсками фронтов и армий донести» [8, с. 85–86].

Документов с детальным описанием действий этих заградительных отрядов нами пока не выявлено. Но по тому факту, что Нарком обороны в своем знаменитом приказе № 227 от 28 июля 1942 года, говоря о заградотрядах в РККА, повторно практически воспроизводит положения директивы Ставки ВГК № 001919 от 12 сентября 1941 года и, по сведениям из некоторых других (приводимых ниже) документов, можно предположить, что такие заградотряды в войсках широкого распространения не получили. А в тех соединениях и объединениях где были созданы, в большинстве случаев использовались не по прямому назначению, а в непосредственных боевых схватках с фашистами на угрожаемых направлениях.

Неудачный для Красной армии исход операций в мае 1942 года привел к резкому ухудшению обстановки для наших войск на юго-западном направлении. Вновь, как летом - осенью 1941 года наши войска с тяжелыми боями отступали, только теперь – на Сталинградском направлении. И вновь под ударами противника в некоторых соединениях стали возникать пораженческие настроения и панические явления, вновь с фронта побежали дезертиры.

17 июля 1942 года начался оборонительный период Сталинградской битвы – крупнейшей битвы Второй мировой войны. Здесь решался вопрос жизни и смерти нашей Родины и нашего народа.

В этих условиях 28 июля Нарком обороны СССР И.В. Сталин отдает приказ № 227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций». Среди прочих положений, относительно заградительных отрядов этим приказом предписывалось:

«2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

б) сформировать в пределах армии 3 – 5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной» [3, с. 436–437].

Во исполнение этого приказа командующий войсками Сталинградского фронта генерал-лейтенант В.Н. Гордов 1 августа 1942 года отдал свой приказ № 00162/оп, в котором предписывал:

«5. Командующим 21, 55, 57, 62, 63, 65-й армий в двухдневный срок сформировать по пять заградительных отрядов, а командующим 1-й и 4-й танковых армий – по три заградительных отряда численностью по 200 человек каждый.

Заградительные отряды подчинить Военсоветам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов.

Заградительные отряды укомплектовать лучшими отборными бойцами и командирами из дальневосточных дивизий.

Обеспечить заградотряды автотранспортом.

6. В двухдневный срок восстановить в каждой стрелковой дивизии заградительные батальоны, сформированные по директиве Ставки Верховного главного командования № 001919.

Заградительные батальоны дивизий укомплектовать лучшими достойными бойцами и командирами. Об исполнении донести к 4 августа 1942 года» [6, с. 327].

Здесь мы видим вовсе интересный оборот. В пункте 5 командующий фронтом практически создает красноармейские заградотряды при особых отделах армий (в дополнение к отрядам из войск НКВД, созданным в начале войны). Только теперь они уже не из подразделений войск НКВД (по одной роте на армию), а из состава самих армий (по пять заградотрядов численностью по 200 человек каждый на каждую армию). А пунктом 6 «восстанавливает» заградительные батальоны дивизий из состава самих дивизий.

Наибольшее число задержаний и арестов произвели заградительные отряды Донского и Сталинградского фронтов. По Донскому фронту были задержаны 36109 человек, арестовано 736 человек, расстреляны 433 человека, направлены в штрафные роты 1056 человек, штрафные батальоны 33 человека, возвращены в свои части и на пересыльные пункты 32933 человека. По Сталинградскому фронту задержаны 15649 человек, арестованы 244 человека, расстреляны 278 человек, направлены в штрафные роты 218 человек, в штрафные батальоны - 42, возвращены в свои части и на пересыльные пункты 14833 человека [6, с. 327].

Таким образом, во время Сталинградской битвы помимо войск НКВД по охране тыла действующей армии работали три разновидности заградительных отрядов: созданные в соответствии с приказом № 227 армейские заградотряды, восстановленные заградительные батальоны дивизий, а также укомплектованные военнослужащими НКВД малочисленные заградотряды при особых отделах дивизий и армий. При этом армейские заградотряды и заградбатальоны дивизий несли службу заграждения непосредственно за боевыми порядками частей, не допуская паники и массового бегства военнослужащих с поля боя, в то время как взводы охраны особых отделов дивизий и роты при особых отделах армий использовались для несения заградслужбы на главных коммуникациях дивизий и армий с целью задержания трусов, паникеров, дезертиров и другого преступного элемента, укрывающегося в армейском и фронтовом тылу.

После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом и победы на Курской дуге в войне наступил перелом. Стратегическая инициатива перешла к Красной армии. В этой обстановке заградительные отряды НКО утратили свое былое значение.

29 октября 1944 года вышел приказ Наркома обороны И.В. Сталина № 0349 «О расформировании отдельных заградительных отрядов»:

«В связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов отпала.

Приказываю:

1. Отдельные заградительные отряды к 13 ноября 1944 года расформировать.

Личный состав расформированных отрядов использовать на пополнение стрелковых дивизий.

2. О расформировании заградительных отрядов донести к 20 ноября 1944 года» [9, с. 386].

В качестве заключения можно сделать следующие основные выводы. Заградительные отряды в годы Великой Отечественной войны были созданы практически в первые месяцы ведения боевых действий с немецко-фашистскими войсками. Подразделения войск НКВД, действовавшие в качестве заградительных с задачами охраны войскового тыла и подразделения НКВД, приданные особым отделам дивизий, армий и фронтов НКО были выделены в распоряжение соответствующих руководителей практически одновременно. Эти подразделения в силу определенных им места в боевом построении войск фронтов и конкретных специфических задач, по определению не могли силой оружия «гнать в атаку или останавливать отходящие в тыл без приказа подразделения Красной армии».

Заградительные отряды с задачами остановить и вернуть на позиции отступающие без приказа подразделения Красной армии, в том числе и силой оружия, действительно создавались в Красной армии с сентября 1941 года. Но создавались они по ходатайству командующих фронтами (Брянский фронт) из состава самих же стрелковых дивизий. Выполняя свои прямые задачи, такие заградотряды могли открыть огонь над головами панически бегущих со своих позиций подразделений или расстрелять трусов и паникеров перед строем – но непременно в индивидуальном порядке. Однако никому из исследователей пока еще не удалось найти в архивах и представить общественности ни одного факта, который подтверждал бы, что заградительные отряды стреляли на поражение по своим войскам. Не приводятся такие случаи и в воспоминаниях фронтовиков [10–13].

Исходя из этого можно сделать однозначный вывод: заявления отдельных псевдоисториков о том, что якобы «заградительные отряды войск НКВД пулеметным огнем гнали красноармейцев в атаку или массово расстреливали бегущих с позиций» являются инсинуациями, направленными против защитников Отечества в общем, и наших войск в частности. Эти заявления являются также фальсификацией советской военной истории, имеющей целью подорвать моральный дух, патриотизм россиян и, таким образом, ослабить наше государство. Отпор таким инсинуациям и разоблачение фальсификаций с научных позиций должно активно и постоянно представляться широкому кругу наших читателей.

 

 

Литература

1. Кокурин А., Петров Н. НКВД: структура, функции, кадры. Статья вторая (1938 – 1941). Свободная мысль. 1997. №7. С.116 – 117.

2. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 2. Кн. 1. Начало. 22 июня – 31 августа 1941 года. М. «Издательство Русь». 2000. С. 717.

3. История внутренних войск. Том 3 (1941 – 1945 гг.). Издание 2-е, исправленное и дополненное. Военно-исторический труд. М. Редакция журнала «На боевом посту» внутренних войск МВД России.  2013. С.  496.

4. Панов Б.В., Киселев В.Н., Картавцев И.И. и др. История военного искусства: Учебник для военных академий Советских Вооруженных Сил. М. Воениздат. 1984. С. 535.

5. Охраняя тыл действующей армии (Документы и материалы об участии внутренних войск в охране тыла действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.). Сост. Некрасов В.Ф., Кривец В.Д., Штутман С.М. М. ГУ ВВ МВД СССР, ПУ ВВ МВД СССР. 1985. С. 167.

6. Пыхалов И. Великая оболганная война. М. Яуза.  Эксмо. 2005. С. 480.

7. Постановление Государственного комитета обороны СССР от 11 августа 1941 года № ГКО-459сс «О формировании стрелковых и кавалерийских дивизий» (Российский государственный архив социально-политических исследований. Ф. 644, Оп. 1. Д. 6. Л. 151 – 153).

8. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 2. Кн. 2. Начало. 1 сентября – 31 декабря 1941 года. М. «Издательство Русь». 2000. С. 699.

9. «Огненная дуга»: Курская битва глазами Лубянки. Сост. А. Т. Жадобин, В. В. Марковчин, В. С. Христофоров.  М. 2003. С. 480.

10. Академик К. Я. Кондратьев: «Солдаты сами шли вперед». Новый Петербургъ. 8 мая 2001. № 19 (486). С. 5.

11. Лащенко П.Н. Продиктован суровой необходимостью. Военно-исторический журнал. 1988. № 8. С. 77.

12. Песков В. Шел солдат...  Братишка. Май 2002. № 5 (53). С. 3.

13. Чернявский И.Ф. «Ни шагу назад!» – второе дыхание Победы. Дуэль. 23 июля 2002. № 30 (275).  С. 6.

14. Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. – 1942 г. М. Терра. 1997. Т. 13. (2 – 2). С. 448.

15. Сталинградская эпопея: Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. Сост. А.Т. Жадобин, В.В. Марковчин, Ю.В. Сигачев.  М. 2000. С.  496.

16. Художественный сериал «Штрафбат». Реж. Н. Досталь. 200