СЛУЖЕБНО-БОЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОЙСК НКВД ПО ОХРАНЕ ТЫЛА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Участие внутренних войск в Великой Отечественной войне – это особая страница нашей истории. Беспримерную стойкость показали воины-чекисты во всех тяжелейших сражениях: в обороне Брестской крепости, Риги, Таллина, Могилева, Ленинграда, Киева, Одессы, Тулы, в Московской и Сталинградской битвах, в битвах на Кавказе, на Курской дуге и при освобождении Восточной Европы. Всего в период войны в боях с различной продолжительностью участвовали воинские части 58 дивизий и 20 бригад внутренних войск.

Войска НКВД несли боевую службу, обеспечивали охрану тыла фронтов, охраняли коммуникации и промышленные объекты, конвоировали военнопленных, вели борьбу с националистическим подпольем, диверсантами и шпионами, дезертирством и бандитизмом. Немало воинов-чекистов сражалось в тылу врага в партизанских отрядах и на фронте, пополняя части действующей армии. В период войны резко возрос объем выполняемых войсками функций, возникли новые служебно-боевые задачи, значительно расширилась сфера боевого применения.

Войска НКВД в годы войны выполняли многочисленные и разнообразные задачи, главными из которых были:

- охрана тыла действующих фронтов от вражеских десантов, диверсионно-разведывательных групп, агентуры противника и подрывных элементов;

- несение гарнизонной службы в городах и крупных населенных пунк­тах, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков, оказание помощи ор­ганам НКВД по организации и поддержанию общественного порядка, по изъя­тию вражеской агентуры, предателей;

-     ликвидация вражеских десантов, диверсионно-разведывательных
групп и агентур противника на всей территории Советского Союза;

- охрана лагерей и специальных госпиталей военнопленных, конвоирование их вглубь страны, охрана их на местах работ, борьба с побегами военнопленных;

- охрана особо важных объектов (правительственных и промышленных), охрана и сопровождение специальных грузов;

- охрана и конвоирование осужденных;

- поддержание общественного порядка в тыловых районах страны, про­ведение оперативно-войсковых и режимных мероприятий.

Создание специальных войск по охране тыла фронтов и армий явилось одним из важных факторов обеспечения успешных боевых действий Красной армии с самых первых дней войны. Решая этот вопрос, 25 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление № 1756-762/сс о возложении задач по охране тыла действующей Красной армии на Народный комиссариат внутренних дел[1].

На основе постановления заместителем Народного комиссара внутренних дел 26 июня 1941 года было отдано приказание № 31, согласно которому все войска НКВД (пограничные, оперативные, по охране особо важных предприятий промышленности, по охране железнодорожных сооружений, конвойные), оказавшиеся в районе боевых действий, привлекались к охране тыла действующей армии. Численность войск, выделенных для охраны тыла армии, в начале войны составляла 83254 человека. Основу составляли пограничные войска (58 тыс. человек, или около 70 процентов). Это был личный состав западных пограничных округов, уцелевший после первых боев на границе в полосе Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов, а также пограничные части, дислоцированные на северном и южном участках советско-германского фронта.

В директиве от 29 июня 1941 года, в приказах НКВД [5], а также в решениях командования и военных советов фронтов, в оперативном подчинении которых они находились, были определены общие задачи войск по охране тыла действующей Красной армии. Эти задачи сводились к следующему:

– ведение борьбы с диверсиями, шпионажем и бандитизмом;

– борьба с дезертирством и мародерством;

– уничтожение мелких групп противника, просочившихся в тыл действующей армии;

– наведение порядка в войсковом тылу, очищение тыловых дорог от беженцев, обеспечение подвоза и эвакуации, бесперебойной работы проводной связи, сбор трофейного и оставленного в тылу врага отечественного имущества [2, с. 161].

Войска НКВД, выполняя задачи по охране тыла, провели большую работу по вылавливанию вражеской агентуры, ликвидации ее диверсионно-разведывательных групп, борьбе с паникерами и дезертирами. Так, только войсками по охране тыла Юго-Западного фронта с первых дней войны до 20 декабря 1941 года из числа многих тысяч задержанных подозрительных лиц было разоблачено 243 немецких шпиона и диверсанта, большое количество оуновцев, антисоветских элементов, дезертиров и мародеров[2]. Например, разоблаченный шпион по кличке Волков имел задание проникнуть в части Красной армии и установить наличие в них «адских пушек».

В основу тактики войск НКВД по охране тыла действующей Красной армии в начале войны были положены формы и способы действий пограничных войск по охране границы в мирное время. При вынужденном отходе наших войск охрана тыла организовывалась по направлениям: основные силы и средства охраны сосредоточивались в узких полосах вдоль коммуникаций, по которым отходили войсковые части и осуществлялась эвакуация населения и государственных ценностей из приграничных районов. Войска охраны тыла боролись с дезертирством, задерживали военнослужащих, оставлявших без приказов оборонительные позиции, собирали и направляли на армейские сборные пункты красноармейцев и командиров, которые отстали от своих частей или потеряли с ними связь [1].

Войска по охране тыла в этот тяжелый период несли службу в боевых порядках действующих дивизий, в основном не на армейских и фронтовых, а на войсковых дорогах, выполняя задачи компактными группами (застава, взвод, отделение), создавая службу заграждения. В своих действиях они опирались на пункт 12 «Временной инструкции о службе заградотрядов НКВД»: «При столкновении с вооруженными диверсантами, вражескими парашютистами, бандитами или дезертирами личный состав отряда обязан действовать смело и решительно. Никакое превосходство сил противника и никакие потери не дают права прекратить бой и начать отход. Боец заградотряда войск НКВД продолжает выполнять задачу, даже если он остался один против врага» [6].

В общей системе службы войск по охране тыла большое внимание уделялось контролю за соблюдением правил прифронтового режима, который устанавливался специальными приказами и постановлениями военных советов фронтов. В осуществлении контроля наряду с обычными мерами в ряде случаев части и подразделения прибегали к внезапной проверке выполнения мероприятий прифронтового режима в заблаговременно оцепленном войсками населенном пункте (пунктах) или других вероятных местах укрытия вражеской агентуры, дезертиров и прочих преступных элементов.

Такой способ действий (облава) войска часто применяли в осенний, и особенно в зимний период. Облава проводилась решением командира батальона и выше, обычно ее возглавлял старший командир, в большинстве случаев разведчик. К ее проведению привлекались значительные силы войск и милиции. Подготовка и организация облавы проходили в условиях максимальной скрытности. Личному составу задача ставилась в самый последний момент перед выходом на операцию. Вопрос о проведении облавы согласовывался с местными органами НКГБ, руководителями советских органов власти [2]. Эффективность видна на примере действий войск по охране тыла Южного фронта. В ноябре и декабре 1941 года здесь было проведено 312 облав, в результате которых задержано 7168 человек, среди которых оказалось 14 немецких агентов и 212 дезертиров[3].

В начале 1942 года Главное управление пограничных войск совместно с Генеральным штабом Красной армии разработало Положение о войсках НКВД, охранявших тыл действующей армии[4]. В то же время Главное управление пограничных войск разработало Инструкцию по службе войск НКВД по охране тыла фронтов[5]. В марте 1942 года Положение было утверждено Генеральным штабом и НКВД и оба документа разосланы в войска. Ими войска охраны тыла руководствовались до конца войны.

Основными задачами служебной и боевой деятельности войск НКВД, охранявших тыл фронтов, согласно Положению являлись:

- выявление и задержание агентуры противника, забрасываемой в тыл фронта, изъятие предателей и немецких ставленников в освобожденных от немецких оккупантов районах;

- ликвидация мелких групп и отрядов противника, прорвавшихся или переброшенных противником в тыл действующей Красной армии в целях срыва нормальной работы тыла;

- пресечение всякого рода антисоветских выступлений, проявлений бандитизма в тылу действующей Красной армии и изъятие организаторов и участников этих выступлений;  

- борьба с дезертирством и мародерством;

- проведение совместно с военными советами фронтов и местными органами власти мероприятий по организации прифронтового режима (отселение, очистка и т.д.);

- охрана коммуникаций на отдельных участках в полосе тыла фронта в отдельных случаях по решениям военных советов фронтов;

- охрана армейских приемных пунктов военнопленных[6].

 

 

 

Все это целиком отвечало требованиям новой обстановки на фронтах, которая коренным образом отличалась от обстановки первых месяцев войны [2].

Принимаемые меры привели в соответствие систему охраны тыла действующей Красной армии с характером сложившейся обстановки на фронте, что не замедлило дать свои положительные результаты оперативно-служебной деятельности войск не только по количеству задержанных подозрительных лиц, а, главным образом, по значительному повышению процента выявления среди задержанных немецкой агентуры и других вражеских элементов. Так, в 1941 году разоблачение таких лиц составило 4,6  процента, в первом квартале 1942 года он повысился до 22 процентов, т.е. увеличился более чем в пять раз[7].

В течение 1942 года среди 717315 задержанных подозрительных лиц было разоблачено и арестовано: 1496 шпионов, диверсантов и террористов немецкой разведки, 3157 ставленников и пособников немецких оккупантов, 880 изменников и предателей, 20778 дезертиров и мародеров, 37328 прочего преступного элемента. Общее количество задержанных и разоблаченных вражеских пособников (агентов, диверсантов, дезертиров, мародеров, бандитов и т.д.) в 1941 году составило 31511 человек, а в 1942 – 66403 человека, т.е. увеличилось более чем в два раза[8]. В тылу фронтов было ликвидировано 136 банд и диверсионных групп общей численностью 1528 человек. Кроме того, было задержано и после проверки направлено на армейские пункты формирования 321704 военнослужащих.

Впоследствии возрастало количество задерживаемой вражеской агентуры (шпионов, диверсантов, террористов) в его тылу. Например в марте 1944 года было ликвидировано 1347 вражеских шпионов и диверсантов, большинство которых являлось участниками банд ОУН; в апреле 1944 года – 1255, в мае – 1549, а в августе – 4157[9]. В это же время активизировали свою подрывную деятельность в тылу наступавших войск Красной армии разведорганы Абвера «Цеппелин». При этом основную массу агентуры немецкая разведка забрасывала не в глубокий тыл, как это имело место в начале войны, а непосредственно в зону боевых действий войск. Так, если в 1941 году в зоне боевых действий было разоблачено 55 процентов общего количества выявленной гитлеровской агентуры, действовавшей на советском фронте, а в 1942 году – 54 процента, то в 1944 году этот показатель уже составил 63 процента, в 1945 году – 88 процентов [2].

По вопросу борьбы с диверсионно-разведывательной деятельностью противника на территории Германии 3 февраля 1945 года было принято специальное постановление ГКО № 7467/сс. В нем указывалось, что в тылу Красной армии немецким командованием и германскими разведывательными органами остается значительное количество специальных групп и лиц с задачей совершения террористических актов против командиров и бойцов Красной армии, проведения диверсионной работы в целях дезорганизации наших коммуникаций. Для решительной борьбы с подрывной деятельностью противника ГКО постановил:

1. Командующим фронтов принять решительные меры по предотвращению всяких попыток со стороны враждебных элементов к активной вражеской деятельности в районах продвижения действующей Красной армии как против воинских частей, так и отдельных командиров и бойцов. Жестоко расправляться с лицами, уличенными в совершении диверсионных и террористических актов путем беспощадного их уничтожения на месте преступления.

2. Мобилизовать на территории фронтов всех годных к физическому труду и способных носить оружие немцев-мужчин в возрасте от 17 до 50 лет. Немцев, которые служили в немецкой армии или частях фольксштурма, считать военнопленными и направлять в лагеря для военнопленных. Из остальных мобилизованных немцев сформировать рабочие батальоны по 750 – 1200 человек для использования на работах в СССР[10].

Постановление предусматривало систему решительных военных и политических мер в целях предотвращения и пресечения деятельности вражеской агентуры, диверсионно-разведывательных групп, отрядов и банд в тылу Красной армии путем лишения материальной базы для развертывания такой деятельности.

По мере осложнения обстановки в тылу наших войск, проводивших наступательные операции, решением Ставки и Генерального штаба увеличивалось количество частей войск НКВД, действовавших в армейском и фронтовом тылу, а также привлекаемых для борьбы с диверсионно-разведывательной деятельностью противника частей и соединений из состава войск фронтов. Так, если в 1942 – 1943 годах в ходе проведения наступательных операций в полосе фронта действовало 3 – 4 полка (один полк охранял тыл двух – трех армий на фронте 90 – 120 км)[11], то в 1944 – 1945 годах один полк охранял тыл одной общевойсковой армии, действуя в полосе 30 – 50 км, а в полосе наступления фронта действовало 10 – 15 полков войск НКВД. Например, в период Висло-Одерской операции в полосе 1-го Белорусского фронта, наступавшего в полосе 230 км непосредственно в тылу армий первого эшелона войск, действовало пять полков и польская бригада особого назначения[12], пять полков в ближайшем фронтовом тылу, четыре полка внутренних войск НКВД в глубине фронтового тылового района. Таким образом, всего в полосе фронта с подрывной деятельностью противника вели борьбу четырнадцать полков пограничных и внутренних войск НКВД.

Продвигаясь к западной границе СССР, количество войск Красной армии, выделяемых во второй эшелон и резерв, возрастало. В то время, когда наши войска в 1944 года вступили в Прибалтийские республики, западные области Белоруссии и Украины, а затем перенесли боевые действия за границу, решением Ставки Верховного Главнокомандования для действий в тылу фронтов, кроме войск по охране тыла, выделялись внутренние войска. Их количество определялось особенностями конкретно складывающейся обстановки в тылу и составляло от одной до трех и более дивизий в полосе одного фронта. Так, в период подготовки и проведения Белорусской операции (май – июль 1944 года) 1-м Белорусским фронтом в его тылу выполняли служебно-боевые задачи: семь пограничных полков (18-й, 38-й, 88-й, 98-й, 127-й, 157-й, 219-й) и 107-я отдельная маневренная группа войск по охране тыла фронта; три стрелковые дивизии НКВД (7-я, 9-я, 10-я), 20-я отдельная стрелковая бригада и 18-й кавалерийский полк внутренних войск. Пограничные части располагались следующим образом: 5 полков в первом эшелоне, 2 полка и отдельная маневренная группа – во втором[13]. Значительное место в общей системе служебной и боевой деятельности войск НКВД по охране тыла на заключительном этапе Великой Отечественной войны заняла борьба с диверсионно-разведывательными группами и отрядами противника.

Всего войска по охране тыла действующей Красной армии в период наступательных операций наших войск в тылу фронтов провели 648 боев с частями и подразделениями разгромленных войск противника. В результате было убито 10118, пленено и задержано 469342 солдата и офицера противника[14].

Войска по охране тыла и после победы над Германией продолжали служебную и боевую деятельность на территории Германии, Чехословакии, Австрии и других освобожденных от гитлеровских захватчиков стран. В этот период их основная деятельность сводилась к очистке освобожденных территорий от агентов и оставшихся войсковых групп разгромленной немецкой армии. В основе лежала агентурно-разведывательная деятельность разведывательных органов частей по охране тыла, проводившаяся в органическом единстве с войсковыми действиями в тылу бывших действующих фронтов Красной армии.

 

Результаты боевой и оперативно-служебной деятельности войск НКВД по охране тыла действующей Красной армии за период Великой Отечественной войны [2, с. 204].

 

Виды деятельности

Результаты

1. Боевая деятельность

 

Общее количество боев с регулярными войсками на фронте, вооруженными группами в тылу (остатками разгромленных частей противника, ДРГ, парашютными десантами) в 1942 – 1945 годах

 

1476

В боях:

 

убито и ранено солдат и офицеров противника

125039

захвачено в плен солдат и офицеров противника

19986

общее количество снайперов, участвующих в боях

12561

убито и ранено снайперами солдат и офицеров противника

178606

Общее количество боев с бандами

585

В результате:

 

убито бандитов

9876

захвачено бандитов

28926

В боях на фронте и в тылу захвачены трофеи:

 

самолеты

29

танки

198

орудия и минометы

355

пулеметы

1 283

Потери войск НКВД по охране тыла ДКА в 1942 – 1945 годах

26808

2. Оперативно-служебная деятельность

 

В войсковом и оперативном тылу было задержано

3979719

В том числе:

 

гражданские лица

1647615

военнослужащие союзных армий

25302

солдаты и офицеры противника (сдавшиеся в плен)

402702

Из состава задержанных разоблачены вражеские агенты

336028

В том числе:

 

агенты противника

17294

Из них:

 

в 1941 году

1001

в 1942 году

1496

в 1943 году

4957

в 1944 году

6804

в 1945 году

3036

Ставленники и пособники врага

35161

Изменники и предатели

30277

Полицейские и каратели

4501

Бандиты

19059

Дезертиры

112 255

Мародеры

3450

Прочий преступный элемент

114031

Собраны на полях сражений:

 

орудия

1132

минометы

1420

противотанковые ружья

618

пулеметы

5069

винтовки и автоматы

577242

Войсками НКВД по охране тыла действующей Красной армии кроме непосредственного участия в боях с немецкими войсками на фронте, ликвидации разгромленных частей регулярных войск противника в армейском и фронтовом тылу было задержано и профильтровано около четырех миллионов различных подозрительных лиц, среди которых было разоблачено более трехсот тысяч вражеских элементов, в том числе: более 17 тыс. агентов немецкой и других вражеских разведок, более 80 тыс. изменников и предателей Родины, ставленников и пособников врага; более 100 тыс. дезертиров Красной армии; более 20 тыс. бандитов и мародеров; более 100 тыс. другого преступного элемента.

Эффективность проводимых мероприятий по охране тыла подтверждают и бывшие немецкие генералы. Так, генерал-фельдмаршал В. Кейтель констатировал, что «в ходе войны данные, полученные от агентов, касались только тактической зоны. Мы ни разу не получили данных, которые оказали бы серьезное воздействие на развитие военных операций» [4].

В тоге немецкая разведка оказалась не в состоянии добыть данные о подготовке командованием Красной армии контрнаступления под Москвой в декабре 1941 года, под Сталинградом в ноябре 1942 года. Мощные удары Красной армии были для гитлеровского командования полнейшей неожиданностью. Не сумела она раскрыть сосредоточение наших войск и планы советского командования в Курской битве в 1943 году и последующих крупных наступательных операций советских Вооруженных сил. В этом имеется и определенная заслуга войск НКВД, бдительно охранявших оперативный тыл действующей Красной армии в годы Великой Отечественной войны.

 

Список использованной литературы:

1. Зюзько Н.Н. Служебно-боевая деятельность внутренних войск в годы Великой Отечественной войны. М. 1990. С. 14.

2. История внутренних войск. Том 3 (1941 - 1945 гг.). Издание 2-е, исправленное и дополненное: Военно-исторический труд. М. Редакция журнала «На боевом посту» ВВ МВД России. С. 496.

3. Сборник КГБ при СМ СССР. 1970. № 1 (45). С. 90.

4. Сечкин Г.П. На охране тыла Действующей армии. С. 28 – 33.

5. Труды Высшей школы КГБ: сб. статей. 1971. № 2. С. 29.

6. Штутман С.М. В тылу – как на передовой. Заградительные формирования в Великой Отечественной войне. На боевом посту. № 5, 2010. С. 46.

 

[1] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 422. Л. 73.

[2] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 408. Л. 72.

[3] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 408. Л. 48.

[4] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 271. Л. 71 – 72.

[5] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 271. Л. 20 – 21.

[6] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 271. Л. 71 – 72.

[7] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 262. Л. 5 – 7.

[8] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 143. Л. 129 – 130.

[9] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 161. Л. 307.

[10] ЦАМО. Ф. 1. Оп. 20899. Д. 8. Л. 3.

[11] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 151. Л. 70.

[12] Бригада осуществляла охрану тыла 1-й польской армии.

[13] РГВА. Ф. 32880. Оп. 4. Д. 339. Л. 12–13.

[14] РГВА. Ф. 32880. Оп. 5. Д. 610. Л.84 – 93.