Гвардейцы от рождения

Нарком внутренних дел СССР Берия направил 23 сентября 1942 года Сталину сводку № 1614/Б по данным Особого отдела Юго-Восточного фронта (28 сентября 1942 года фронт был переименован в Сталинградский под командованием генерал-полковника А.И. Еременко. – С. Б), где сообщалось, что к 22 сентября 62-я армия генерала Чуйкова оказалась разрезанной на три части и т.д.

ОБЩАЯ СУДЬБА: УМОЛЧАНИЕ НА ГРАНИ ЗАБВЕНИЯ

Вот в этой сталинградской сводке Л.П. Берии и были поставлены рядом друг с другом два соединения из тех войск, которые через десятилетия после войны оказались пасынками хрущевско-брежневской военной историографии. Имеются в виду войска НКВД и Воздушно-десантные войска РККА.

Тогда Л.П. Берия сообщал:

«…Наши части наносят большие потери противнику. Только в одном районе центра города уничтожено 25 танков противника.

В результате многодневных упорных боев наши части также понесли большие потери, главным образом от авиации противника. Так, в 13-й Гвардейской стрелковой дивизии осталось 500 активных штыков; в 10-й дивизии войск НКВД – 60 активных штыков; в 42-й стр. бригаде – 20 штыков. Аналогичное положение в ряде других соединений фронта…»

Имя командира 13-й гвардейской дивизии дважды Героя Советского Союза Родимцева знал каждый советский школьник. Но то, что в начале своего боевого пути эта дивизия была частью воздушно-десантных войск, знали уже немногие. Что же до дивизий НКВД, то о них практически не упоминали, а в перестроечные времена начали изображать их соединениями чуть ли не фронтовых палачей, призванных проводить на фронте «репрессивную политику Сталина и Берии».

В реальной войне все было иначе. Я уже писал («НВО», № 27, 2015), что официозная историография повинна в умалении и даже фактически замалчивании выдающейся роли в Великой Отечественной войне советских пограничников. Надо говорить и об еще одной замолчанной категории – воинах дивизий внутренних войск НКВД, храбро сражавшихся в ту войну, в частности – в битвах за Кавказ и Сталинград.

Пограничные и внутренние войска НКВД входили в подчинение Берии непосредственно, переходя под юрисдикцию наркомата обороны лишь после переформирования в стрелковые дивизии. При этом – подчеркну еще раз – погранвойска НКВД СССР сыграли в истории войны первостепенную стратегическую роль дважды.

Первый раз так произошло во время приграничного сражения 1941 года. Тогда многие армейские соединения проявили низкую боевую устойчивость, бежали, а фронт рушился. Положение дел нередко спасала стойкость пограничников.

Погранвойска по определению не предназначены для ведения армейских боевых действий. Их задача – охрана границы и обеспечение ее непроницаемости в обе стороны в мирное время. С началом войны пограничники должны были место в первом эшелоне уступить армии. А вышло так, что с 22 июня 1941 года пограничники во многом заступили место армии. Тем более что на западных границах численность погранвойск НКВД достигала к 22 июня 1941 года 100 тыс. человек.

К середине июля 1941 года можно было говорить скорее не о линии советско-германского фронта, а о площади фронта. Для преобразования этой площади в линию требовались сверхусилия. Однако многие соединения РККА СССР были по-прежнему неустойчивы. И 29 июня 1941 года за подписями Тимошенко, Сталина и Жукова был издан приказ Ставки главного командования № 00100 о формировании 15 стрелковых и механизированных дивизий из личного состава погранвойск НКВД. Не для заградительных, а для боевых действий!

Все пятнадцать дивизий НКВД, сформированных как стрелковые, ушли туда, где было наиболее сложно. Десять дивизий – на Западный фронт, пять – на Северо-Западный фронт. И в 1941 году «пограничные» дивизии спасали ситуацию, например, в Смоленском сражении так же, как в 1942 году в Сталинграде ее спасли переформированные в гвардейские дивизии воздушно-десантные корпуса, о чем речь у нас еще будет.

И это был второй случай в 1941 году, когда действия пограничных войск НКВД имели для хода войны стратегическое значение. Кадры Берии побеждали там, где кадры Ворошилова, Тимошенко, Жукова проваливались. Сказав так, я не отрицаю выдающихся заслуг всех трех маршалов, и прежде всего, конечно же, Жукова. Однако, как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже».

Так вот, ради истины пора воздать по заслугам и еще одной крупной категории советских воинов – советским десантникам.

Считается, что – в отличие от германских воздушно-десантных войск, например, – советские ВДВ не имеют на своем счету крупных успешных операций, однако это, вообще-то, не так, и мы это увидим.

Но вначале – небольшое общее рассуждение…

Как я догадываюсь, не только у нас, но и в других армиях воздушно-десантные войска вызывают у «обычного» армейского командования чувства неоднозначные. С одной стороны, их считали вроде бы элитой. С другой стороны, «воздушными воинами» хорошо любоваться на учениях, а вот во время войны десантные части надо в полном составе направлять не просто на фронт, а за линию фронта, куда сами маршалы попасть не могут.

Вот и командуй этими, по определению самостоятельными, независимыми «подчиненными». Если что, по стойке «смирно» их не поставишь – очень уж «огромного размера» оказывается дистанция между начальственным гневом и его объектом. И для маршалов, как я понимаю, ближе и привычнее обычные стрелковые части, сидящие по свою сторону от линии фронта в окопах.

Может быть, поэтому о десантниках (именно как о десантниках, то есть – воинах особой кондиции) история войны, создаваемая армейцами, повествует достаточно скупо?

А зря!

ДЕСАНТНЫЙ «КОСТЯК» ОБОРОНЫ

Как специальный род войск Воздушно-десантные войска РККА действительно не сыграли в той войне стратегической роли. Наиболее крупная Днепровская десантная операция 1943 года оказалась неудачной, а десантные операции зимы 1941–1942 года были частными и тоже не очень успешными, включая Вяземскую воздушно-десантную операцию, в ходе которой парашютами и высадкой с самолетов было десантировано в немецкий тыл 15 тыс. человек.

Однако если иметь в виду не сам род войск, а кадры ВДВ РККА, то они – причем как самостоятельные воинские соединения, как некая воинская общность – сыграли в ходе войны именно что выдающуюся стратегическую роль! Десантные части обеспечили спасение ситуации под Сталинградом и в Сталинграде в самый тяжелый и острый период Сталинградской битвы в сентябре и октябре 1942 года.

В составе РККА к началу войны имелось десять воздушно-десантных корпусов численностью каждый несколько больше армейской дивизии.

Вот военная судьба основной части этих корпусов...

1-й воздушно-десантный корпус 37-летнего (в 1942 году) генерал-майора Виктора Григорьевича Жолудева в июле 1942 года был переформирован в 37-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 62-й армии Сталинградского фронта (командарм Василий Иванович Чуйков) дивизия воевала в Сталинграде с конца сентября 1942 года. За месяц боев потеряла 99% личного состава. Герой Советского Союза Жолудев погиб позднее – в 1944 году.

3-й воздушно-десантный корпус 44-летнего (в 1942 году) полковника Федора Александровича Афанасьева в феврале 1942 года переформирован в 33-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 62-й армии Сталинградского фронта сражался на подступах к Сталинграду.

4-й воздушно-десантный корпус генерала Александра Федоровича Казанкина был переформирован в 38-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 1-й гвардейской армии воевал под Сталинградом. Командиром дивизии стал полковник А.А. Онуфриев. Сам Казанкин приступил к формированию 4-го ВДК второго формирования.

5-й воздушно-десантный корпус второго формирования 40-летнего (в 1942 году) генерал-майора Степана Савельевича Гурьева в начале августа 1942 года переформирован в 35-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 62-й армии Сталинградского фронта героически воевал в Сталинграде. Герой Советского Союза Гурьев погиб в 1945 году.

6-й воздушно-десантный корпус был переформирован в 40-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 1-й гвардейской армии сражался под Сталинградом под командованием генерал-майора Александра Ивановича Пастревича.

7-й воздушно-десантный корпус 46-летнего (в 1942 году) генерал-майора Иосифа Ивановича Губаревича в 1942 году переформирован в 34-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 28-й армии Сталинградского фронта сражался на подступах к Сталинграду. Комдив Губаревич погиб в феврале 1943 года.

8-й воздушно-десантный корпус 41-летнего (в 1942 году) генерал-майора Василия Андреевича Глазкова в 1942 году переформирован в 35-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 62-й армии Юго-Восточного (Сталинградского) фронта с 17 августа 1942 года героически воевал в Сталинграде. Комдив Глазков погиб в бою под Купоросной балкой. В его шинели насчитали 160 пулевых и осколочных пробоин.

9-й воздушно-десантный корпус 43-летнего (в 1942 году) генерал-майора Михаила Ивановича Денисенко в августе 1942 года переформирован в 36-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе 57-й армии Юго-Западного фронта вел тяжелые оборонительные бои в районе Сталинграда. Позднее Денисенко был удостоен звания Героя Советского Союза.

10-й воздушно-десантный корпус 45-летнего (в 1942 году) генерал-майора Николая Петровича Иванова в 1942 году переформирован в 41-ю гвардейскую стрелковую дивизию и в составе Сталинградского, а затем Донского фронта сражался на подступах к Сталинграду. Комдив Иванов погиб в феврале 1943 года.

Почти все вышеупомянутые корпуса находились до этого в резерве Ставки, и боевого опыта, по сути, не имели. Однако, переформированные в армейские дивизии, десантные соединения получали гвардейские звания и гвардейские знамена еще до первого боя. Этим подчеркивалась уверенность Верховного в том, что десантники будут сражаться только героически.

Они, надо сказать, так и сражались.

В необычной, беспрецедентной для других родов войск мере (если не считать частей гвардейских минометов) вполне сказался государственный стиль Сталина. Так верить в честь простых людей, как умел он, не мог тогда более никто!

Как видим, не получив возможности повлиять на стратегический ход войны с воздуха, советские десантники внесли-таки собственный стратегический вклад в Победу на земле. Они сражались один за десятерых! И не будет преувеличением сказать, что именно воздушно-десантные корпуса Красной армии, преобразованные в гвардейские стрелковые дивизии и брошенные на сталинградские рубежи, в сентябре-октябре 1942 года переломили ход Сталинградской битвы и тем самым переломили ход всей войны.

РОДИМЦЕВ – ИМЯ И СТАЛИНГРАДСКОЕ, И ДЕСАНТНОЕ

Наконец, о 13-й гвардейской стрелковой дивизии 37-летнего Александра Ильича Родимцева, о которой Берия сообщал Сталину. У этой дивизии, как и у ее командира, оказался особый путь.

Удостоенный звания Героя Советского Союза за Испанию (вторую Золотую Звезду он получил в июне 1945 года), Родимцев в начале войны командовал 5-й воздушно-десантной бригадой 3-го воздушно-десантного корпуса первого формирования. Не выходившая из боев бригада Родимцева в октябре 1941 года была переформирована в 87-ю стрелковую дивизию, а подполковник А.И. Родимцев стал ее командиром. За выдающиеся заслуги в боях 1941 года 27 марта 1942 года 87-я дивизия была переименована в 13-ю гвардейскую и удостоена ордена Ленина. С лета 1942 года она находилась на переформировании и ушла из-под Камышина не только к Сталинграду, но и в бессмертие. Между прочим, знаменитый сталинградский «дом Павлова» – это тоже из боевой истории 13-й гвардейской дивизии.

Однако десантный закал воинов Родимцева вместо того, чтобы подчеркиваться, тоже замалчивался.

Почему?

Возможно, тому есть несколько причин. В частности, объяснение может быть в следующем. Как и в случае с погранвойсками, некоторым «маршалам Победы» и подчиненным им военным историкам было не с руки подчеркивать, что провалы 1941 и 1942 годов объяснялись не тем, что в распоряжении командования РККА в 1941 и 1942 годах не имелось необходимого для побед человеческого материала. Просто маршалы в обычных строевых частях бойцов не так, как следовало бы, готовили – и до войны, и после начала войны.

Хотя в десантники отбирались, конечно, лучшие, решающее значение для их боевой выучки имела та система подготовки ВДВ, которая, как и в погранвойсках Берии, делала упор не на посыпанных песочком дорожках в военных городках – как во всей РККА, а на повседневной боевой и политической подготовке и постоянном развитии личной инициативы. Как уже было сказано, для многих десантников, например для будущего Героя Советского Союза Михаила Денисенко, война началась лишь с лета или осени 1942 года – и прямо со Сталинграда. Как многое в РККА, списывалось на пресловутую «необстрелянность». Десантники под рукой Денисенко и других десантных командиров тоже пришли под Сталинград необстрелянными. Тем не менее десантники испытание боями выдержали с первого дня боев!

Может быть, поэтому маршалам и историкам оказалось выгодно представить десантные дивизии Сталинграда как обычные стрелковые, не подчеркивая их особую суть? Ведь в этом случае стойкость десантников в 1942 году как бы распределялась на всю РККА.

К тому же здесь усматривается и еще одно пикантное обстоятельство… Есть основания предполагать, что роль десантников в битвах 1942 года принижается еще и потому, что эта роль тоже связана с именем Берии. Документальных данных на сей счет нет, однако кто-то же решился воплотить в жизнь очень нестандартную идею: использовать десантные части в том моральном гвардейском «формате», как это было сделано в Сталинградской битве.

Кто мог додуматься до этого? Командование РККА? Генеральный штаб? Очень маловероятно. А вот Берия, имея блестящий опыт с формированием из пограничников 15 стрелковых дивизий в 1941 году, до мысли использовать десантников, сразу же дав им гвардейский статус, мог дойти вполне. Сделать же это и для 15 «пограничных» дивизий не было возможности уже потому, что в июле 1941 года советской гвардии еще не было.

Берия тем более мог предложить Сталину такую идею, что вряд ли кто-то лучше наркома НКВД, к которому стекалась информация от Особых отделов армии и флота, знал подлинное морально-политическое состояние советских войск. Даже на войне политработники, как до войны – партийные работники, старались действительность приукрасить и более сообщали о подвигах и «высоком патриотическом настрое советских воинов». Особисты же сообщали Берии правду – даже горькую.

А правда была в том, что наиболее преданными Советской Родине, наиболее патриотическими и в то же время уже организационно объединенными воинскими соединениями были воздушно-десантные корпуса. Это – готовые гвардейцы.

Уже до боя!

Так давайте передадим десантников в РККА, переименуем десантные корпуса в стрелковые дивизии (чтобы не путать армейских генералов корпусным статусом десантных «корпусов»), удостоим дивизии гвардейских знамен, и эти ребята совершат летом 1942 года чудеса стойкости, как это продемонстрировали летом 1941 года пограничники НКВД. Идея и действия очень в стиле Берии!

Между прочим, пять новых гвардейских дивизий «десантного» происхождения (с 37-й по 41-ю) были объединены в начале августа 1942 года в недолговечную (она легла под Сталинградом) 1-ю гвардейскую армию, которой командовал генерал Кирилл Семенович Москаленко. А в октябре 1942-го – феврале 1943-го из личного состава пограничных и внутренних войск НКВД СССР была сформирована Отдельная армия войск НКВД под командованием генерала-пограничника Тарасова, которая после этого была переформирована в общевойсковую 70-ю армию.

Почерк, как видим, в обоих случаях сходный, бериевский, то есть динамичный и новаторский. Но если Отдельная армия войск НКВД – идея однозначно Берии, то не будет натяжкой предположение, что и к идее формирования 1-й гвардейской армии из десантных соединений Л.П.  Берия имел прямое отношение. Но если это так, то будущее замалчивание хрущевцами и т.д. «десантной» родословной гвардейских дивизий в Сталинградской битве тоже вполне понятно.

История Великой Отечественной войны полна фактами как беспримерного предательства (их затмили лишь перестроечные и постперестроечные предательства), так и беспримерного героизма. Красная армия с первого дня войны не только терпела поражения, но и с первых же дней войны одерживала победы. Однако в целом она тогда проваливалась, потому что была морально и идейно неоднородна. Да и уровень боевой подготовки войск и командования в разных соединениях РККА был очень разным, в чем винить надо высшее командование РККА всех уровней – от наркомата до округов.

И только два рода войск – войска НКВД и воздушно-десантные войска, кадры которых составляли лучшие воспитанники эпохи Сталина, вошли в историю войны как безусловные победители всегда и во всем! С самого начала! Это были золотые кадры Сталина, и как их потом не хватало после войны для обеспечения устойчивых мирных перспектив социализма.

С. Брезкун