Выбор генерала Гайдаржийского

Безопасность Крыма обеспечивают профессионалы высочайшего класса

Об авторе: Андрей Константинович Сорокин – полковник, военный журналист.

 

Год назад в вошедшем в состав России Крыму сформирована отдельная бригада внутренних войск МВД России, командиром которой был назначен полковник Степан Гайдаржийский. 21 февраля 2015 года Указом президента Российской Федерации ему было присвоено звание генерал-майора. Соединение под его началом охраняет правопорядок и обеспечивает общественную безопасность на земле древней Тавриды.

ДНИ И НОЧИ МАЙДАНА

«Степан Петрович, уж не в аду ли мы оказались?» – спросил командир бригады полковник Олег Карпцов у первого заместителя – начальника штаба Крымского территориального командования внутренних войск МВД Украины полковника Степана Гайдаржийского.

Вопрос, по сути, риторический. На улице Грушевского, в эпицентре Евромайдана, на самом деле была преисподняя. Пылали груды зажженных мятежниками автомобильных покрышек, плясали вокруг языки пламени, все пространство заполнил черный, едкий, удушливый дым. А за стеной огня неистовствовала толпа, которую подогревали радикальные националисты, фашиствующие молодчики, активисты «Правого сектора» и их спонсоры.

В те драматичные дни крымская группировка украинских внутренних войск в Киеве насчитывала более 1200 человек и являлась по существу основной силой, сдерживающей толпы остервеневших майдановцев.

Горящими покрышками дело не ограничилось. «Мирные митингующие» со временем перешли к боевым действиям. 

Они разобрали брусчатку и бомбардировали представителей сил правопорядка из самодельных катапульт, бросали в них бутылки с зажигательной смесью – коктейли Молотова, запускали фейерверки. И настал момент, когда в бойцов спецподразделения МВД Украины «Беркут» и военнослужащих внутренних войск полетели пули. Они оборвали жизнь трех крымских стражей правопорядка: старшего прапорщика милиции Андрея Федюкина, офицеров полка спецназначения «Тигр» внутренних войск заместителя командира батальона по воспитательной работе старшего лейтенанта Дмитрия Власенко и командира роты старшего лейтенанта Виталия Гончарова. Власенко и Гончаров погибли от выстрелов в шею. По офицерам стреляли не дилетанты…

Более 50 человек из крымской группировки получили во время той киевской командировки ранения и ожоги, более 100 были травмированы. Стыдиться крымчанам нечего. Долг воинский они выполняли в майдановском аду честно и беззаветно. В тяжелейших условиях проявили высокие морально-боевые качества и войсковое братство, сплоченность. А ведь военнослужащие срочной службы в крымских подразделениях в основном были призваны из западных областей Украины. Вопрос политический. Высшее руководство страны стремилось направлять служить в Крым уроженцев Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Волынской и Черновицкой областей, чтобы насадить на полуострове западный дух. Так вот эти бойцы во время событий на Евромайдане воинский строй не покинули, действовали надежно и самоотверженно. Выходит, командиры привили им чувство воинского братства и товарищеской спайки.

В те дни полковник Гайдаржийский, несмотря на штабную должность, находился в гуще людей и событий, можно сказать, на переднем крае. Степан Петрович анализировал обстановку, принимал решения, делал все возможное, чтобы сберечь людей.

В один из самых острых моментов противостояния в водителя его служебной машины угодил коктейль Молотова. У бойца буквально вся форма сгорела. Полковник, как настоящий отец-командир, поделился с подчиненным своей одеждой. Обгоревшего солдата увезли в госпиталь. Здоровье ему военные медики поправили, сейчас он тоже служит в российских силах правопорядка.

Дни и ночи майдана оставили незаживающий рубец на сердце каждого из воинов крымских подразделений внутренних войск МВД Украины. Эти люди встали на пути оголтелых мятежников, сделав все возможное для защиты конституционного строя. Причем бойцы не имели огнестрельного оружия, лишь спецсредства нелетального действия. Вдобавок круглые сутки они находились на морозе, а тогда в Киеве в иные дни до минус 20 доходило. Так что среди них были и обожженные, и обмороженные. Однако не дрогнули бойцы и командиры, не дали слабину. Но как же горько им было сознавать, что высшее руководство государства предало, по сути, бросило на произвол судьбы своих защитников!

По пути следования автобусов с бойцами подразделений внутренних войск в Крым на евромайдановских блокпостах увешанные оружием отморозки, как бандиты с большой дороги, откровенно грабили их, безоружных. Например, севастопольскую колонну в Полтавской области обобрали до нитки, отняли буквально все, вплоть до матрасов. Вдобавок разбили окна в автобусах, чтобы бойцы мерзли. Вот такие поборники свободы и демократии.

Зато в Крыму народ встречал беркутовцев и воинов внутренних войск цветами и аплодисментами. Люди отдавали дань уважения их мужеству.

ПОДПИСЬ ПОД РАПОРТОМ

Как жить дальше? Кому служить? Оставаться в силовых структурах Украины, где на ведущие роли выдвинулись радикальные националисты, последователи Бандеры и Шухевича, сторонники «Правого сектора», для Гайдаржийского было просто немыслимо.

Однако решение написать рапорт об увольнении из внутренних войск МВД Украины далось офицеру непросто. А как иначе? Столько лет им Степан Петрович отдал! И немало хорошего об этом этапе своей жизни может вспомнить. Но теперь ситуация совершенно иная. К тому же украинских ВВ не стало, устроители государственного переворота в Киеве спешно преобразовали их в национальную гвардию, отдельные подразделения которой, кроме всего прочего, стали выполнять карательные функции на юго-востоке Украины. С ними Гайдаржийскому не по пути.

Судьбоносный шаг полковник сделал быстро, в течение одной бессонной ночи. В три часа он вернулся из села Малиновки, что на Харьковщине. Выполнял, наверное, самую тяжкую командирскую обязанность: отвозил погибшего на майдане старшего лейтенанта Гончарова родителям. Ох, и тяжело было ему смотреть в глаза родителям Виталия.

…Забрезжил рассвет. Гайдаржийский поставил подпись под своим рапортом об увольнении из внутренних войск МВД Украины. У полковника будто камень с души свалился. И на ней, на душе, просветлело, как и за окном. Он будет дальше служить. Служить народу. Народу Крыма, с которым Степан Петрович, как и большинство его сослуживцев, давно сроднился.

Когда началась «крымская весна», ходоки разных политических взглядов и течений зачастили в Крымское территориальное командование внутренних войск МВД Украины. Хотели прощупать позицию руководства. Полковник Гайдаржийский отвечал им по-военному четко: «Мы с народом!» Почему он, а не начальник управления генерал-майор Николай Балан? Генерал… засобирался на Украину. Он так решил. Никто и не думал осуждать его за это. Каждый делал свой выбор сам.

Все это неспокойное время люди в погонах продолжали нести службу на улицах крымских городов, охранять важные объекты, в том числе консульство Российской Федерации в Крыму, конвоировать заключенных (эта функция была у украинских войск правопорядка, как когда-то и у российских). В общем, делали свое дело.

16 марта 2014 года в Крыму состоялся референдум. Население полуострова яснее ясного дало понять, что видит свое будущее только с Россией.

Вскоре в Крыму была создана временная оперативная группировка во главе с заместителем главнокомандующего Внутренними войсками МВД России по чрезвычайным ситуациям генерал-лейтенантом Вячеславом Рожко. Закипела работа по формированию на полуострове отдельной бригады Внутренних войск. Она была проделана оперативно и эффективно. Соединение создано в кратчайшие сроки. Вклад в это Гайдаржийского, который накануне Дня защитника Отечества надел генеральские погоны,   трудно переоценить.

Степан Петрович помог сделать выбор многим сослуживцам. Разумеется, не давил на них, а давал им четче понять, что происходит вокруг, что представляет собой верхушка нынешней киевской власти. С людьми он работать умеет. Недаром в свое время окончил знаменитое Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище (ВВПСУ).

БАЙКОНУР. 110-я ПЛОЩАДКА

Офицерскую службу лейтенант Гайдаржийский начинал в 1985 году заместителем командира роты по политической части на космодроме Байконур, в городе Ленинске, на 110-й площадке, откуда стартовал космический корабль «Буран».

В роте, куда прибыл новый замполит, служили представители 21 национальности. Когда Гайдаржийский знакомился с бойцами, спросил:

– А болгары у вас есть?

– Нет, товарищ лейтенант.

– Будут. Я болгарин. Так что теперь в роте 22 национальности.

И со всеми лейтенант нашел общий язык, потому что не сторонился солдат, не считал зазорным поговорить с ними по душам, был поистине близок к людям. Быстро сработался с командиром роты капитаном Магафуром Усмановым, офицером требовательным, порой жестким, но справедливым и компетентным. Работали они вдохновенно, вывели роту в лучшие. Степан Петрович по сей день вспоминает добрым словом Магафура Закариевича за огранку, что дал ему ротный на старте офицерской службы.

А служба была нелегкая. Один климат чего стоил. Летом жара до 60 градусов, зимой стужа до минус 40, а то и похлеще. В летнюю пору – испепеляющее солнце, в зимнюю – свирепые ледяные ветры. В этих суровых условиях в казахстанской степи военные строители трудились самоотверженно, вносили немалую лепту в мировое лидерство советской космонавтики. Четыре года прослужил на Байконуре Степан Гайдаржийский. О том времени у него остались самые теплые воспоминания. Впрочем, это и неудивительно. Ведь, несмотря на все трудности, была романтика, неуемная энергия молодости, гордость за могучую державу.

Генералу до сих пор снится 110-я площадка с застывшей на ней исполинской ракетой-носителем «Энергия», за которую, как детеныш за мать, ухватился «Буран». И вот этот ставший былью фантастический дуэт с гулом отрывается от земли, оставляя за собой клубы пламени и дыма.

Да, он был на космодроме 15 ноября 1988 года, видел старт «Энергии» с «Бураном». Ощущение испытал непередаваемое.

Прослужив ротным замполитом год, лейтенант получил повышение: стал пропагандистом воинской части. А в 1989 году Гайдаржийскому предложили продолжить службу в Симферопольском ВВПСУ.

ПРИСЯГНУЛ РОССИИ

– В известном смысле я вернулся в родной дом, – вспоминает о своем возвращении в Симферополь Степан Петрович.

Заместитель командира 13-й курсантской роты по политчасти старший лейтенант Гайдаржийский помог комроты капитану Тимощуку сделать подразделение одним из лучших в вузе.

Выпустили лейтенантов в 93-м, когда Советский Союз уже был в прошлом. Среди них были известные нынче люди: Сергей Аксенов, Михаил Шеремет. Первый сейчас – глава Республики Крым, второй – первый заместитель председателя совета министров РК. Впрочем, в 1996 году училище прекратило существование.

После распада СССР на Украине состоялось первое пришествие национальной гвардии. Но это была совсем иная нацгвардия, без «правосеков» и нацистских лозунгов. Правоохранительная структура выполняла функции, во многом сходные с теми, что были у внутренних войск. Степан Гайдаржийский три года отдал нацгвардии, дорос до заместителя командира бригады по воспитательной работе. А после учебы в Национальной академии обороны Украины проходил службу во внутренних войсках. Шесть лет командовал бригадой, штаб которой тоже находился в Симферополе. Так что командовать соединением для него не в новинку.

Он присягнул России, принял под свое начало отдельную бригаду ВВ. И добрые две трети его сослуживцев по бывшему Крымскому территориальному командованию связали судьбу с российскими войсками правопорядка. Да, в роли комбрига он почувствовал себя как рыба в воде. Но это не значит, что все давалось Степану Петровичу легко и просто. За минувший год комбригу с подчиненными пришлось выполнить колоссальный объем работы.

Набрали людей на службу по контракту. Подавляющее большинство этих солдат и сержантов имеют высшее образование. Вот такая интеллектуальная бригада у нас в Крыму.

С материка в соединение направили уйму имущества, техники  авиацией, железнодорожным транспортом.

– За всю свою службу с 1981 года я не видел такого мощного, всестороннего обеспечения, – говорит генерал-майор Гайдаржийский. – Все это надо было получить, распределить, разместить. Это был титанический труд. Бригаду обеспечили всем новым, качественным. Так что нам есть чем выполнять задачи.

Естественно, в этот период никто не снимал с соединения служебно-боевых задач. Воинские части и подразделения обеспечивали общественную безопасность и охраняли важные объекты.

– Характер службы не изменился, – рассказывает генерал. – Но другими стали требования, в первую очередь, к боевой готовности. Они теперь на порядок выше. Понимаете, по сравнению с тем, что было в Украине, это просто небо и земля. Для Внутренних войск МВД России боеготовность – святое.

…Генерал Гайдаржийский шел по утреннему военному городку. Со стороны плаца до него долетели звуки марша Семена Чернецкого «Вступление Советской армии в Будапешт»: бригадный оркестр репетировал. Это одна из любимых мелодий комбрига. Чарующая музыка – торжественная, бравурная, жизнеутверждающая и вместе с тем такая лиричная. Услышав ее, комбриг зашагал к штабу еще энергичнее. Как человек, который сделал правильный выбор. 

Сорокин Андрей