Без права на ошибку

В студии радиостанции «Милицейская волна» начальник инженерного управления ГКВВ МВД России -  заместитель начальника Главного штаба внутренних войск генерал – майор Александр ЗАРОВНЯТНЫХ рассказал о боевой работе военнослужащих инженерных подразделений.

 

- Александр Анатольевич, ещё царь Пётр говорил: «Инженеры зело потребны суть при атаке и обороне, какова места и надлежит таковых иметь». Как во внутренних войсках создавалась инженерная служба?

 

- Вы верно отметили, что у инженерных войск страны долгий и славный путь служения Отечеству. Начался он 21 января 1701 года, когда Петром I была утверждена первая инженерная школа.

 

В 1996 году Указом Президента Российской Федерации день 21 января был установлен как День инженерных войск. Это является свидетельством признания боевых заслуг всех  поколений военных инженеров, с петровских времён до современности.

 

Сегодня наши части и подразделения по своему оснащению и уровню подготовки военнослужащих способны успешно выполнять все инженерные задачи. Основной из них, конечно, является обнаружение и обезвреживание минно-взрывных устройств, многие из которых нередко являются самодельными.

 

Кроме этого, выполняем задачи по инженерному обеспечению частей оперативного назначения, по охране важных государственных объектов, подразделений разведки и спецназа, морских и авиационных. Так что недостатка в работе нет.

 

Наши основные усилия сосредоточены, прежде всего, на выполнении мероприятий, направленных на недопущение террористических актов.

 

- Какие специалисты работают в вашей службе?

 

- Основная группа - это военнослужащие специалисты инженерно-сапёрных подразделений, вторая - специалисты по охране важных государственных объектов и третья - это так называемый технический персонал: водители, механики-водители, все, кто обеспечивает обслуживание и эксплуатацию инженерной техники.

 

- Одно из важных направлений деятельности - это выполнение служебно-боевых задач на Северном Кавказе...

 

К сожалению, несмотря на общую стабилизацию обстановки в этом регионе, бандформирования иногда пытаются провести различные террористические акты с применением минновзрывных устройств. Именно предотвращение подобных случаев и является основной нашей задачей. А успешное её решение - это десятки и сотни спасённых жизней, как мирных граждан, так и военнослужащих.

 

- Остаются ли в строю военнослужащие, получившие тяжёлые ранения, травмы, но изъявившие желание продолжить службу дальше?

 

- Человек не побеждён, если он не сдаётся. Главнокомандующий внутренними войсками предоставляет такую возможность тем военнослужащим, кто обратился с просьбой остаться на военной службе. Естественно, при назначении на должность учитывается тяжесть полученного ранения, состояние здоровья человека и рекомендации медицинских специалистов.

 

Сейчас у нас таких двое. И необходимо отметить, они успешно выполняют свои должностные обязанности.

 

- Как менялась тактика действий незаконных вооружённых формирований (НВФ) по минированию местности и объектов на территории Северо-Кавказского региона?

 

- Применение бандформированиями минно-взрывных устройств (МВУ) началось практически с первого дня боевых действий на территории региона. В дальнейшем оно приобрело массовый характер.

 

Активизация применения боевиками МВУ была обусловлена их переходом к тактике партизанской войны. Судя по тому, что сапёры внутренних войск обнаружили и обезвредили десятки тысяч взрывных устройств, можно сказать, что была развязана настоящая «минная война».

 

К сожалению, приходится констатировать, что действия боевиков по применению МВУ с годами становились всё профессиональнее и изощрённее. При этом менялась не только их тактика и способы минирования, но и состав и устройство используемых

изделий.

 

Если в середине 90-х это были в основном противотанковые и противопехотные мины, которых много осталось на территории региона после вывода воинских частей Вооружённых сил. Позже стали «популярны» самодельные фугасы, мины-ловушки. За основу брали различные артиллерийские боеприпасы. Очень часто эти смертоносные устройства делали радиоуправляемыми.

 

Главные усилия подрывники бандформирований сосредотачивали на минировании путей движения войск.

 

Сейчас обстановка на территории СевероКавказского региона в целом стабилизировалась, и большинство случаев подрывов и потерь происходит при проведении различных разведывательно-поисковых мероприятий в горно-лесистой местности.

 

- Для изготовления взрывных устройств бандиты используют пластиковые и стеклянные бутылки, шприцы, то есть идут на разные ухищрения, чтобы средства поиска, которыми пользуются сапёры, не могли обнаружить их смертоносные изделия. Как поступать в этой ситуации?

 

- Да, к сожалению, эти самодельные взрывные устройства конструируются с минимальным использованием металла. Соответственно, их труднее обнаружить. Хотя, если вспомнить, ещё в годы Второй мировой войны у немцев находились на вооружении штатные стеклянные мины. Да и наши противопехотные мины имели деревянный корпус.

 

Сейчас широко применяются пластиковые бутылки, но все взрывные устройства объединяют стандартные составляющие: корпус, заряд взрывчатого вещества и взрыватель. Любой взрыватель имеет хотя бы какое-то количество металла, это повышает возможность его обнаружить.

 

Хочу отметить, что в последние годы произошло значительное развитие средств поиска взрывоопасных предметов.

 

На смену надёжным, проверенным временем индуктивным миноискателям, которые «работали» лишь по объектами и исключительно только из чёрного металла, пришли селективные металлодетекторы, которые в состоянии обнаружить и цветной металл. Их неоспоримое преимущество в том, что они позволяют с большей вероятностью и точностью обнаруживать не только место нахождения взрывоопасного предмета, но и определить его тип, размеры.

 

Кроме того, для борьбы с радиоуправляемыми взрывными устройствами, применяемыми боевиками, были разработаны и хорошо себя зарекомендовали так называемые радиолокаторы. Они реагируют на радиоэлементы.

 

Также эффективно используются средства подавления радиоканалов управления минно-взрывными устройствами (постановщики помех).

 

Но при всём этом нужно помнить, что конечный результат всё-таки зависит от уровня подготовки сапёра, его опыта, внимательности, наблюдательности и осторожности. Одним словом - от человеческого фактора.

 

- Что бы вы посоветовали жителям районов, на территории которых проходили боевые действия, ведь они по-прежнему собирают в лесу грибы, ягоды? На что обращать внимание, чтобы не угодить в минную ловушку в повседневной жизни?

 

- Я думаю, эти люди лучше нас знают, где можно ходить, а где нельзя. Другое дело, как сделать, чтобы они могли свободно и безопасно перемещаться везде?

 

С этой целью инженерно-сапёрные подразделения Минобороны России во взаимодействии с коллегами из внутренних войск МВД России проверяют и очищают территорию региона.

 

В настоящее время данные работы практически завершены на равнинной части.

 

Ну а пожелание местным жителям, как и любым гражданам, - проявлять осторожность и внимательность, не забывать смотреть под ноги и по сторонам, в том числе на деревья и кустарники.

 

- Расскажите, пожалуйста, какие инженерные средства используются сегодня в подразделениях внутренних войск?

 

- За последние 15 лет практически полностью обновился качественный и количественный состав инженерных средств. Уже стали редкостью образцы изделий выпуска девяностых годов.

 

Хочу только добавить, что работа по их совершенствованию активно продолжается.

 

Мы стремимся добиться гарантии 100-процентного обнаружения взрывных устройств,

в том числе в различной среде и на максимальном расстоянии или глубине закладки, с любыми их комплектациями и способами управления.

 

В ближайшие годы планируется завершить переход на современные образцы инженерной техники, преимущественно на единой колёсной базе.

Для землеройной и грузоподъёмной техники это будет «Урал», а для дорожной - тягач  К-703 и его модификация. Вся гусеничная техника будет изыматься из эксплуатации по мере списания.

 

С учётом того, что одной из основных задач для инженерной службы является охрана важных государственных и войсковых объектов, мы используем самые современные охранно-сигнализационные комплексы различного принципа действия. Широкое применение нашли системы охранного телевидения, быстроразвёртываемые мобильные и комбинированные средства охранной сигнализации.

 

Практически завершена замена морально устаревших и выслуживших установленные сроки эксплуатации технических средств охраны на войсковых объектах. Прежде всего, это касается мест хранения оружия и боеприпасов. Кроме того, разрабатываются перспективные системы охранной сигнализации на основе оптоволоконного кабеля и малогабаритные, компактные, мобильные ограждения для оборудования войсковых объектов, прежде всего складов с оружием и боеприпасами в пунктах временной дислокации.

 

- Появилось ли что-то новое в экипировке сапёров?

 

- Да, конечно. Идёт много споров о том, как смотрится экипировка отечественного сапёра на фоне зарубежных аналогов. Мы постоянно изучаем и отечественные, и зарубежные образцы. Приоритет отдаём, прежде всего, уровню защищённости военнослужащего, а потом уже остальным критериям.

 

Могу со всей ответственностью сказать, что в настоящее время наши средства защиты по своим характеристикам не уступают зарубежным образцам.

 

В 2012 году принят на снабжение воинских частей единый для войск бронежилет 7БВВ, который по своим основным техническим характеристикам (площади защиты, массе, эргономике) превосходит все существующие образцы и может комплектоваться пластинами различного класса защиты.

 

Кроме того, в состав экипировки входит разработанный в том же году шлем защитный ШБМ. Конструкция позволяет носить его с головными телефонами радиостанций, а также средствами защиты дыхания. Специальные крепления предусматривают размещение прицелов, фонарей и другого навесного оборудования.

 

Для выполнения отдельных задач могут использоваться и имеющиеся на оснащении противоминные ботинки.

 

- Кроме средств индивидуальной бронезащиты, что или кто может защитить сапёров?

 

- Такими друзьями-защитниками являются для нас собаки. Когда рядом кинолог с минно-разыскной собакой, чувствуешь себя спокойнее и увереннее.

 

Тем не менее прогресс не стоит на месте. Появилась информация, что одна из компаний в Танзании подготовила к работе и разминированию... африканских крыс. И якобы эти животные уже нашли более 800 мин в Мозамбике. В Великобритании испытали систему обнаружения противопехотных минных полей с использованием дирижабля. По обнародованной информации, размещённая в нём радиолокационная система как бы даёт привязку на местности и якобы обнаруживает все мины.

 

Мы готовы поддерживать любую разумную инициативу в этом плане, если она будет направлена на повышение эффективности выполнения задач по обнаружению (уничтожению) взрывных устройств.

 

- Каким, по вашему мнению, должен быть сапёр сегодня?

 

- Сапёр - это не только профессия, но и призвание. Им становятся военнослужащие по зову сердца. Главные качества: выдержка, терпение, внимание и высокая ответственность. Если перефразировать известное выражение, то сапёр обязан быть «с холодной головой и умелыми руками». Знать и любить своё дело, помнить и осознавать, что отвечает не только за себя, но и за жизнь и здоровье своих товарищей. А ещё сапёру должно быть чуждо чувство самоуверенности. Именно оно часто приводит к фатальным ошибкам.

 

Беседу вел Роман ЖУПЕРИН