Сергей Александрович Кредов «Дзержинский»

Сергей Александрович Кредов «Дзержинский»

 

М: Молодая гвардия, 2013.

 

Серия:ЖЗЛ: Малая серия

 

Это «портрет на фоне эпохи», причем портрет весьма объективный, что, несомненно, вызовет интерес читателей, которые получат возможность познакомиться с малоизвестными страницами истории нашей страны, узнать для себя немало нового и даже порой неожиданного.

 

Автор не стремится ни демонизировать, ни в чем-то обелить своего героя - легендарного председателя ВЧК. Ведь события конца XIX - начала XX вв. в России имели свою неумолимую логику, а имя Феликса Эдмундовича Дзержинского связано с ними неразрывно.

 

«На боевом посту» № 3, 2014 г.

 

С НАДЕЖДОЙ НА ОБЪЕКТИВНОСТЬ

 

Полковник в отставке Евгений Артюхов

 

Семнадцать лет довелось мне служить в правофланговой дивизии войск, носившей его имя, получить диплом офицера в войсковом училище его имени, да и до сих пор перед фасадом Главкомата вижу его бюст, талантливо сработанный знаменитым Вучетичем. И мне откровенно жаль, что в центре столицы, на Лубянке, зияет пустота, на том самом месте, где гордо возвышался один из лучших монументов советской эпохи того же самого выдающегося скульптора.

 

Сводят счёты с историей не от большого ума. Хотя я хорошо понимаю и тех, кто натерпелся от ленинско-сталинского времени, кто вымещал в конце 80-х – начале 90-х свой гнев на "железном рыцаре революции".

 

С юности помню "Простую истину" – эпиграмму английского поэта XVI века Джона Харингтона, донесённую, пусть и спустя четыре столетия, до советских людей Самуилом Маршаком:

 

Мятеж не может кончиться удачей,

В противном случае

его зовут иначе.

 

Большевики, поначалу говорившие о событиях октября 17­го как о вооружённом перевороте, со временем нашли ему более подходящее название – Великая Октябрьская социалистическая революция. Но то ли удача – женщина капризная и непостоянная, то ли маятник истории слишком резко качается из стороны в сторону, только за последнюю четверть столетия мы наглядно убедились, как легко рушится "нерушимое", а герои­проводники, некогда увлекавшие за собой народ к светлому будущему, объявляются слепцами, обманщиками, а то и откровенными злодеями.

 

Дзержинскому не повезло, пожалуй, больше других. Да ведь и понятно: он возглавлял учреждение, именуемое не иначе как "карающий меч революции". А председателя ВЧК с лёгкой руки Бонч­Бруевича свои же соратники окрестили "красным Фуке­Тенвилем", т.е. последователем руководителя революционного трибунала парижских коммунаров, трудившимся так иступлённо, что Конвент вынужден был принять решение о запрете казнить более 60 человек в день.

 

Но вот маятник, видимо, приостановился. И появляется книга о "пролетарском якобинце", и не где­нибудь, а в популярнейшей серии – ЖЗЛ.

 

Книгу Сергея Кредова "Дзержинский" "можно назвать портретом на фоне эпохи, и портретом весьма объективным, – подчёркивается в издательской аннотации. – Читатель получит возможность познакомиться с малоизвестными страницами истории нашей страны, узнать немало нового и даже неожиданного. Автор не стремился ни демонизировать, ни в чём­то обелять своего героя – "пламенного революционера" и председателя ВЧК. Ведь события конца ХIХ – начала ХХ века в России имели свою неумолимую, страшную логику, а имя Феликса Дзержинского связано с ними неразрывно".

 

Не исключаю, что вышла книга о Дзержинском и для того, чтобы (по Маяковскому) "юноше, обдумывающему житьё, решающему делать бы жизнь с кого…", было на кого ориентироваться. Ведь, если разобраться, Феликс Дзержинский никогда не считал, что его роль в ВЧК сводится к тому, чтобы проводить массовый террор. Чрезвычайная комиссия поначалу использовала только административные меры: конфискацию, выдворение, лишение продовольственных карточек… Даже злостных контрреволюционеров выпускали под честное слово не вредить новой власти. Именно Дзержинский уже во время Гражданской войны подписал инструкцию, в которой чёрным по белому значится, что лишение свободы – это зло. И наставлял: "Те, кому поручено лишать людей свободы", пусть "будут с ними гораздо вежливее, чем даже с близким человеком, помня, что лишённый свободы не может защищаться и что он в нашей власти".

 

Не надо забывать и то, что именно Дзержинского, а не кого-либо другого назначили в 1921 году председателем комиссии при ВЦИК по улучшению жизни детей, и он не на словах, а на деле боролся с беспризорностью. Что именно он спасал от голода центральные области страны, налаживал работу железнодорожного транспорта, а в феврале 24-го, после смерти Ленина,  возглавил ВСНХ – Высший совет народного хозяйства СССР.