Глебов Павел Иванович

Бей так: Что ни выстрел, то враг!
 

 

Герой Советского Союза ГЛЕБОВ Павел Иванович

Родился 24 января 1920 года в деревне Казанка Глинковского района Смоленской области. В 1940 году призван в войска НКВД. Воевал на Волховском, Северо-Западном и Ленинградском фронтах, участвовал в обороне Ленинграда. В 1945 году после окончания военно-политических курсов младших лейтенантов при Краснознаменной школе усовершенствования политсостава войск НКВД - на партийной и комсомольской работе. Затем на должностях старшего инструктора политотдела полка, дивизии, политуправления войск. В 1964 году назначен на должность начальника секретариата Главного управления внутренних войск МВД СССР. В 1984 году с этой должности уволился в запас. Награжден орденами Почета, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, медалями. Полковник в отставке.

В ОКТЯБРЕ 1940 года я был призван на военную службу в 52-й полк 23-й дивизии войск НКВД по охране особо важных объектов промышленности и железнодорожных сооружений. Он дислоцировался в городе Петрозаводске.

С началом войны наш полк взял под охрану правительственные учреждения и другие важные объекты, нёс днем и ночью патрульную службу. Город наполнился вражескими лазутчиками, которые распространяли провокационные слухи, сеяли панику, а с наступлением сумерек с последних этажей высоких зданий обстреливали воинские колонны, вели прицельный огонь по одиночным военнослужащим и милиционерам.

К середине августа 1941 года Петрозаводск оказался почти полностью окружен: с юга подошли немцы, с севера финны. Оставалось единственное окно для связи с "большой землёй" — Онежское озеро. Местные власти стали эвакуировать жителей города. Мы покинули его последними.

28 августа выходили из вражеского полукольца через Онежское озеро. Перед нами стояла задача обойти противника с востока и выйти опять на Кировскую (Москва — Мурманск) железную дорогу, чтобы дальше двигаться к городу Медвежьегорску, который тогда ещё не заняли фашисты. По пути сталкивались с финскими дозорами. В тех коротких, но ожесточённых боях были потери с обеих сторон.

Во главе колонны шли командир полка полковник П. Анашкин и комиссар полка Н.Савченко. Люди бывалые, обстрелянные в финскую кампанию.

Если в марте 1941 года во время учебного полевого выхода путь до Медвежьегорска занял всего пять суток, то теперь с боями мы вышли к нему только в конце сентября. Здесь, на севере города, мы заняли оборону и несколько дней удерживали свои позиции, несмотря на яростные атаки фашистов. Неоднократно успешно контратаковали. После этого подошли части Красной Армии, наш полк вывели с передовой, погрузили в эшелон и повезли к Ленинграду.

Но на пути оказалось препятствие: важный железнодорожный узел Тихвин к этому времени находился в руках немцев. Взяв Тихвин, они рассчитывали сомкнуть второе кольцо блокады Ленинграда, повысить её эффективность.

В конце ноября 1941 года началась операция по освобождению Тихвина. В ней участвовал и наш 52-й полк. В результате трёхдневных упорных боев 9 декабря 1941 года город был освобождён, фашисты бежали на запад, мы преследовали их более ста километров до станции Будогощь. Я впервые увидел бегущих в панике фрицев (боялись окружения), огромное количество брошенной ими техники, замерзающих на сорокаградусном морозе немецких солдат и офицеров. Бредовая идея немцев — создать двойное кольцо блокады Ленинграда — провалилась.

После этого наш полк вывели из боёв, вернули в Тихвин, погрузили в эшелон, и мы двинулись дальше в сторону Ленинграда.

До Волховстроя доехали сравнительно спокойно. Здесь снова спешились и приняли участие в обороне этого важного железнодорожного узла. Через него днём и ночью шли эшелоны к восточному побережью Ладожского озера с продовольствием и другими грузами для осаждённого Ленинграда и оборонявших его войск.

Кроме того, в этом городе был важный стратегический объект — Волховская ГЭС. Она поставляла в Ленинград электроэнергию по кабелям, проложенным по дну Ладожского озера.

Отогнав противника от Волховстроя, военнослужащие полка заступили на охрану складов и баз на восточном и западном берегах Ладоги, сопровождали грузы по ледовой Дороге жизни. Трудности были невероятные, фашисты беспрерывно бомбили и обстреливали трассу. Мне тоже пришлось несколько раз пересекать озеро на автомобилях и кораблях Ладожской флотилии. Я дважды оказывался в ледяной купели, испытал и другие трудности фронтовой дороги.

В перерывах между рейсами вместе с другими сослуживцами нес патрульно-постовую службу. В осаждённом городе мы вылавливали дезертиров, шпионов, паникёров, пресекали спекуляцию, следили за соблюдением режима светомаскировки, очищали город от мусора, снега и льда, подбирали и вывозили с улиц, из больниц, подъездов и квартир замёрзших и умерших людей (санитарные службы с этим не справлялись).

Когда в декабре 1941 года по инициативе командования внутренних войск НКВД, оборонявших Ленинград, развернулось снайперское движение, я в числе первых выехал на передовую, чтобы уничтожать врагов, открыть личный счёт мести фашистам. Курсы снайперов окончил до войны при дивизионной школе сержантов. У снайперского движения был девиз: "Бей так: что ни выстрел, то враг!"

Каждый снайпер вёл личный счёт мести фашистам. После выполненного задания в специальные книжки мы вносили количество уничтоженных вражеских солдат и офицеров, после чего там расписывался командир части и ставил гербовую печать.

Но ни в первом, ни во втором выезде на передовую в составе снайперских команд мне не удалось открыть личный счёт мести фашистам. Когда мы оказывались на фронте, противник или наши войска вели активные действия, и нам приходилось становиться обычными стрелками. В этих условиях не было возможности подсчитать, кто сколько убил вражеских солдат. Только на третий раз, в мае 1943 года, в районе Синявино мне удалось открыть счёт мести врагу.

Вспоминаю свой первый успешный снайперский выстрел. На бруствере своей траншеи два немецких солдата начали устанавливать громкоговоритель. На ломаном русском языке один из них крикнул:

— Иван, слушай "Катюшу", — и полилась знакомая мелодия. С нашей стороны ответили:

— Фриц, а не хочешь нашу "Катюшу" послушать?

Воспользовавшись тем, что гитлеровцы стояли в полный рост, я взял на мушку, как мне показалось, старшего и сразил его. Второй, пытаясь подхватить его, также поплатился жизнью. В этот же день мне удалось подкараулить ещё одного фашиста. Счёт был открыт.

Через день мы обнаружили уязвимое место в обороне противника — небольшой разрыв в передней траншее, где протекала речушка. Здесь мне пришлось почти целый день лежать неподвижно, ждать появления немецких солдат. Терпение было вознаграждено, мой счёт увеличился ещё на два человека.

В последующие дни фрицы стали осторожнее, они догадались, что на передовой появились советские снайперы. Однако предосторожность не уберегла их от меткого огня. За 10 дней наша группа в составе 12 человек уничтожила 96 немецких солдат. В моей книжечке личного счёта было зафиксировано восемь уничтоженных фашистов.

С первых дней боёв за Ленинград на ближних и дальних подступах к городу плечом к плечу с частями Красной Армии сражались 5 дивизий, одна бригада, 2 отдельных полка и военно-политическое училище войск НКВД. Их направляли на самые трудные и опасные участки обороны. Там они всегда стояли насмерть.

В обороне Ленинграда я участвовал с 26 июня 1941 года по 10 октября 1944-го.

В феврале 1945 года меня направили на учёбу в Саратовскую Краснознамённую школу усовершенствования политсостава. Там я и встретил День Победы. Радость была величайшая, нельзя передать это словами...