Краском Пау Тисан и его бесстрашные бойцы-чекисты

В центре одной из самых больших площадей столицы Республики Северная Осетия - Алания высится двадцатипятиметровый гранитный обелиск-стела, на котором начертано: “Китайским товарищам, павшим за власть Советов в Северной Осетии в годы Гражданской войны от трудящихся Северо-Осетинской АССР”. Да и сама площадь, на которой воздвигнут этот монумент, называется площадью Китайских добровольцев.

За какие заслуги китайских “товарищей-добровольцев” увековечена память о них? Об этом сейчас имеют представление немногие. Как немногие знают и о том, что в первые годы советской власти на Северном Кавказе сражалось уникальное подразделение – 1-й отдельный Китайский отряд Терской чрезвычайной комиссии. Его боевой путь – одна из самых малоизученных страниц в истории внутренних войск нашей страны…

 

***

После октябрьского переворота 1917 года и вспыхнувшей затем Гражданской войны Северный Кавказ был причиной особого беспокойства большевиков. И неудивительно: этот воинственный, традиционно раздираемый межнациональными и религиозными противоречиями, политически нестабильный и непредсказуемый край с его многочисленным “контрреволюционным элементом” – терским и кубанским казачеством стал одним из главных оплотов антибольшевистских сил на юге России.

Чтобы противостоять им, в марте 1918-го новая власть создаёт в центральных северокавказских областях Терскую республику. Её территория охватывала нынешние Северную Осетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, Чечню, Ингушетию, а также северо-западные районы Дагестана.

В Терской республике была создана своя Чрезвычайная комиссия, основной ударной силой которой стал боевой отряд в 450 штыков. И укомплектовали его китайцами.

Сенсацией это вовсе не явилось. Уже в первые отряды Красной гвардии вступали тысячи китайских рабочих-иммигрантов, трудившихся тогда почти во всех российских губерниях.

И отряд ЧК Терской республики сформировали из наиболее отличившихся китайских бойцов и командиров Владикавказского, Харьковского и Тираспольского красногвардейских отрядов. Это были опытные, закалённые в первых боях Гражданской войны люди. Начальником отряда был назначен Пау Тисан, а его заместителем Су Лодю. Пау Тисан попал в Россию ещё мальчишкой-сиротой, служил юнгой на судах российского торгового флота, а позднее вступил в партию большевиков. А Су Лодю до прибытия в нашу страну командовал стрелковым батальоном в китайской армии…

Пунктом постоянной дислокации 1-го отдельного Китайского отряда ЧК Терской республики стал Владикавказ.

Это воинское формирование выгодно отличалось от многих терских красногвардейских частей железной дисциплиной. Как-то Пау Тисан застал своих бойцов за карточной игрой. Наказание последовало незамедлительно: виновных жестоко высекли. И этого хватило, чтобы о картах в отряде забыли раз и навсегда. Бойцов-китайцев не видели на барахолке, а в расположение самого отряда, где царили образцовые порядок и чистота, без соответствующего разрешения невозможно было попасть даже чрезвычайному комиссару Юга России Серго Орджоникидзе.

Именно на этот отряд, согласно найденным в Центральном госархиве РСО–Алания воспоминаниям председателя Кавказского крайкома РКП(б) Ф.Е. Махарадзе, советская власть на Тереке опиралась в первую очередь.

Свою первоначальную задачу – охрану владикавказских арсеналов, железнодорожного вокзала и республиканского банка – отряд выполнял недолго. Уже в июле 1918-го он принял участие в боях с белогвардейцами за станцию Прохладная (ныне г. Прохладный Кабардино-Балкарской республики).

Более того, Прохладную красным удалось захватить исключительно благодаря смелости и находчивости китайцев. Трое из них, Ли Чентун, Лу Хайле и Ван Чи, ночью, прихватив ручной пулемёт, вплавь переправились на занятый белоказаками берег реки Малка, отделявшей Прохладную от изготовившихся к штурму красногвардейцев. Вскарабкавшись на гребень крутого вражеского берега, разведчики немного проползли вперёд, потом вжались в землю и затаились. Вскоре их терпение было вознаграждено.

Лишь на секунду блеснул в кромешной тьме язычок пламени спички неосторожно закурившего казака. И тут же по огоньку ударил пулемёт Ли Чентуна и его товарищей. Белые яростным ответным огнём по горстке китайцев-чекистов вмиг выдали расположение своих батарей. Их сразу же без труда накрыла с противоположного берега артиллерия красногвардейцев. В результате части Терского реввоенсовета практически без потерь форсировали Малку и выбили казаков из Прохладной…

К середине июля, когда белогвардейцы подтянули резервы из Моздока, ситуация на фронте резко изменилась. Для организованного отхода к Владикавказу красным потребовалась срочная перегруппировка сил, время на которую дал отряд Пау Тисана, задержавший противника у села Астемирово (сейчас село Акбаш Кабардино-Балкарской республики). Роль арьергарда китайцы сыграли в боях и у другого кабардинского селения – Муртазово.

Вот что вспоминал о тех событиях красногвардеец отряда имени Терского народного Совета Михаил Лысенков: “Увлекаемый потоком спешно отступавших красногвардейцев, я стал очевидцем изумительного хладнокровия китайцев… Китаец – образец бесстрашия и воинской деловитости.

Вот он, не обращая внимания на бегущих мимо него людей, спокойно садится на корточки, кладёт сбоку от себя цинк с патронами, не спеша заряжает винтовку, старательно целится, стреляет, внимательно смотрит в сторону выстрела – проверяет результат и методично повторяет всё снова. Никакого страха за свою жизнь!

Мы, преследуемые по пятам белогвардейцами, погибли бы все, но нас спасли китайцы. Они отвлекли белых на себя, жертвуя собой”.

Неудивительно, что противники советской власти на Тереке люто ненавидели бойцов отряда Пау Тисана. Красногвардеец Григорий Киселёв, захваченный в плен под селением Хумалаг (Северная Осетия), согласно документам, хранящимся в североосетинском республиканском архиве, свидетельствовал: его и ещё нескольких пленных, включая бойца из отряда Пау Тисана, белогвардейцы, сжалившись, после допроса отпустили восвояси. Но уже у околицы их нагнал казачий офицер и застрелил китайца…

Бои на Северном Кавказе продолжались. 5 августа 1918 года белоказаки ворвались во Владикавказ, но после одиннадцатидневных боёв были выбиты из города. И опять же в немалой степени благодаря подразделениям китайского отряда ЧК, их поразительному упорству в обороне отдельных районов столицы Терской республики. Именно эта стойкость дала красному командованию возможность в самый критический момент стянуть в город дополнительные воинские силы.

В ходе августовских сражений за Владикавказ китайцы обороняли Курскую и Молоканскую слободы, отдельные кварталы и здания в центре города, спасли от окружения рабочие дружины у железнодорожного вокзала.

Десять суток бойцы Пау Тисана удерживали штаб Тервоенсовета. На очередное предложение казаков сдаться они швырнули к ногам парламентёров камень, обёрнутый листком бумаги. Разгладив его, белогвардейцы увидели старательно нарисованный кукиш…

Один из пулемётных расчётов отряда десять дней метким огнём с колокольни Линейной церкви пресекал любые попытки белоказаков продвинуться по церковной площади.

Почти неделю несколько китайцев-чекистов обороняли здание Терского совнаркома. Трое из них, попав в плен, были подвергнуты изуверским пыткам: им вырезали на груди и спине пятиконечные звёзды, а потом повесили.

Во время сражений на улицах Владикавказа китайцы захватили два совершенно исправных вражеских бронеавтомобиля, занявших огневые позиции: наиболее отчаянные храбрецы отряда почти одновременно поднырнули под обе бронемашины и быстро закрепили на их осях стальные тросы, другие концы которых были прочно затянуты на опорах находившегося неподалёку моста. Броневики, оказавшись “заякоренными”, непродолжительное время огрызались огнём из башенных пулемётов, после чего их экипажи предпочли сдаться.

В уличных боях чекисты-китайцы хладнокровно подпускали атаковавших белогвардейцев шагов на десять и только тогда открывали огонь. Позднее, уже при зачистках оставленных врагом кварталов, паутисановцы швыряли в окна зданий, откуда всё ещё велась стрельба, сперва бутылки с керосином, а следом за ними – камни, обмотанные горящей паклей или ветошью. Спасаясь от возникавших пожаров, казаки выбегали на улицы, где их расстреливали в упор.

Таковы были жестокие реалии Гражданской войны…

 

***

Вскоре после августовских боёв за Владикавказ одна рота китайского отряда ТерЧК убыла на грозненское направление Кавказского фронта. И здесь её бойцы были в числе лучших.

В сентябре под станицей Ермоловская они в штыковой атаке разгромили до батальона противника. А на улицах обороняемого белыми Грозного бесстрашно, как и во Владикавказе, вступали в смертельные поединки с вражескими броневиками. Например, молодой боец-чекист Ян Синсян, взобравшись на крышу бронеавтомобиля, ударом винтовки погнул ствол пулемёта, лишив экипаж возможности вести дальнейший огонь и принудив его сдаться.

А когда белые начали пускать к грозненским мостам огромные горящие плоты-брандеры, китайцы быстро перехватывали и разрушали их, получая при этом тяжелейшие ожоги.

И ещё один примечательный эпизод боёв китайского отряда за Грозный осенью 1918 года. В плен к белогвардейцам попали израненные, находившиеся в бессознательном состоянии уже известный читателям Ли Чентун и ещё три бойца из его подразделения.

Ночью Ли Чентун бежал из-под стражи и незамедлительно вернулся с группой паутисановцев – вызволять остававшихся у белых товарищей.

Бойцы Пау Тисана никогда не оставляли врагу и погибших друзей. “Таков был закон их маленького, спаянного непостижимой дисциплиной отряда”, – свидетельствовал в своей книге “Путь большевика” Серго Орджоникидзе.

 

***

После боёв под Грозным 1-й отдельный Китайский отряд Терской чрезвычайной комиссии участвовал в освобождении от белоказаков Нальчика и Моздока.

В феврале 1919 года, когда Терская республика пала под ударами войск генерала А.И. Деникина, около ста чекистов из отряда Пау Тисана вновь защищали от белых Грозный.

В живых из них остались только ротный командир Сун Чишан и уже упоминавшийся Ян Синсян. 18 пленённых бойцов грозненской группы отряда Терской ЧК были расстреляны белогвардейцами, остальные погибли в боях. Сун Чишан и Ян Синсян скрылись в горной Чечне, где вскоре активно включились в партизанскую борьбу против белых. Сун Чишана за его боевые заслуги позднее наградили орденом Красного Знамени.

Владикавказская группа отряда Пау Тисана прикрывала отступление частей 11-й армии красных в Грузию, а затем вместе с остальными соединениями стала с боями пробиваться к низовьям Волги.

Отступавшую 11-ю армию косили не столько пули и сабли деникинцев, сколько сыпной тиф. И при подходе к Астрахани армия, вернее, то, что от неё уцелело, являла собой ужасающее зрелище.

А китайцы отряда ТерЧК, находившиеся среди этих тысяч израненных, больных, измождённых и голодных людей?

“Когда добрались до Березаньки, что в километрах шестидесяти от Астрахани, люди вымотались вконец. На запорошенную снегом землю падали и тут же засыпали. Ни о какой бдительности в случае нападения белых не было и речи…

Но что это?! В этом хаосе людей, лошадей, подвод уже горят костры, вокруг которых сидят на корточках молчаливые китайцы при полном боевом снаряжении.

Как ни устал я, всё же не мог не изумиться сверхчеловеческой воинской выдержке этих людей – так велик был контраст между ними и общей беженской массой”, – вспоминал о китайских бойцах-чекистах, пробившихся к Астрахани с остатками 11-й армии, Пётр Лысенков, брат Михаила Павловича Лысенкова, чей рассказ об отряде Пау Тисана приводился выше.

В отличие от остальных воинских частей, достигших Астрахани, китайский отряд полностью сохранил своё вооружение и даже располагал трофейными пулемётами.

Однако передышку он не получил: 10 марта 1919 года в Астрахани вспыхнул антисоветский мятеж. Его подняло белое подполье: местная буржуазия, зажиточное казачество, бывшие офицеры. В случае успеха мятежа город неминуемо бы захватили с востока астраханские и уральские белоказаки, а с севера и юга – британские экспедиционные части.

Но путч подавили в считанные дни при активнейшем участии отряда Пау Тисана. Несколько китайских бойцов погибли в схватке с повстанцами на одной из астраханских пристаней.

Среди них был младший командир Лю Фаляй. Не желая сдаваться окружившим его мятежникам, он последнюю пулю послал себе в сердце…

В мае 1919-го изрядно поредевший 1-й отдельный Китайский отряд Терской ЧК пополнили примерно тридцатью китайцами – астраханскими портовыми грузчиками и рыбаками, и переформировали в отдельную Китайскую роту при штабе 33-й дивизии. Участвуя с этим соединением в боях с белогвардейцами на Дону и Кубани, паутисановцы и солдаты входившего в 33-ю дивизию китайского батальона под командованием Ян Чжуня летом 1920 года были сведены в 10-й отдельный Восточный интернациональный батальон Всекавказской армии труда, который сразу же направили на восстановление разрушенных грозненских нефтепромыслов и железнодорожных путей.

А весной 1921-го солдаты Пау Тисана и Ян Чжуня вместе со 150 китайскими рабочими из Тифлиса были сведены в 1-й отдельный Китайский отряд ЧК созданной в январе того же года в составе РСФСР Горской Автономной Советской Социалистической Республики (ГАССР), ставшей правопреемницей Терской республики. Начальником отряда, пунктом постоянной дислокации которого вновь стал Владикавказ, опять был назначен Пау Тисан.

Из служебно-боевой деятельности возрождённого отряда на территории ГАССР известен только факт ликвидации им бандгруппы в районе селения Бардабас. Операция прошла без единого выстрела: всю шайку китайцы-чекисты накрыли спящей.

В начале января 1922 года отряд убыл в Ростов-на-Дону, где был придан особому отделу Северо-Кавказского военного округа. Пребывание китайцев-чекистов в столице Ростовской области стало недолгим, но памятным для ростовчан.

Из-за беспомощности областной власти Ростов терроризировали целые своры грабителей, сделавших жизнь горожан с наступлением сумерек совершенно невыносимой. Бандиты настолько обнаглели, что в одну из ночей натянули между двумя зданиями на центральной городской площади огромный транспарант, гласивший: “Что с утра ваше, с вечера наше”. Пау Тисан предложил ввести в городе военное положение…

Получившие практически неограниченные полномочия патрули китайского отряда расстреливали захваченных на месте преступления налётчиков прямо на улицах. Очень скоро в Ростов вернулись мир и порядок.

Это была последняя боевая операция владикавказского китайского отряда: в марте 1922-го его расформировали.

Часть бывших бойцов отряда вернулась в Китай, другие, демобилизовавшись, поселились во Владикавказе, Нальчике, Чечне, Ингушетии, на Ставрополье, в Баку, Харькове, Владивостоке, Самарканде, уехали в Казахстан… Их везде охотно принимали на службу в милицию. Известно, например, что Сун Чишан, избравший постоянным местом жительства Владивосток, дослужился до капитана.

Командир отряда Пау Тисан вместе с девятью соратниками убыл в Среднюю Азию, где, приняв командование Мусульманским кавалерийским дивизионом, провёл десятки спецопераций против басмаческих банд.

В мае 1923-го его отозвали в Москву. Здесь отважному краскому вручили орден Красного Знамени за боевые действия в Туркестане. Накануне отъезда самаркандский ревком наградил Пау Тисана золотыми часами с надписью: “Первому герою басмаческого фронта”.

После посещения столицы следы этого неординарного человека теряются. Известно лишь, что он возглавлял одну из воинских частей Китайской Красной Армии и погиб в бою. Когда и где – осталось невыясненным: образованная во второй половине 20-х годов прошлого столетия Китайская Красная Армия (с 1946 г . – Народно-освободительная армия Китая) вплоть до начала 1950-х практически непрерывно сражалась и с войсками Национальной партии Китая (Гоминьдана), и с японскими оккупантами, и, наконец, против американцев в Корее. Возможно, подробно о том, как сложилась судьба Пау Тисана после его возвращения в Китай, помогут узнать наши коллеги из Народной вооружённой милиции Китайской Народной Республики.

 

Тимур МАКОЕВ